Закрыть

История Китая до XIX столетия [кратко]

Вопрос о происхождении китайцев составляет и поныне предмет разногласия синологов. Большинство из них склоняется к тому, что китайцы поселились на территории нынешнего Китая, уже достигнув относительно высокой степени культурного развития. Одно несомненно, что Китай, древнейшее в мире государство, образовался не только ранее Греции и Рима, но и Ассирии, Персии, Иудеи и Египта. В Китайской Бамбуковой летописи говорится об императоре Хуан-ди, жившем за 2697 л. до P. X. Китайские же предания — начало основания Китая относят слишком за 2 мил. лет до нашей эры, когда империей управляли вначале «повелители неба», затем «повелители земли» и, наконец, «повелители людей». После этих богов и полубогов прошло еще 10 периодов легендарной истории, во время которой императоры вступали на престол не по наследству, а по приглашению народа, который в случае недовольства правителями низлагал их и приглашал новых.
Из превосходного исследования о китайском земледелии г. Захарова видно, что земледелие было известно Китаю 7 тыс. лет тому назад. В 2205 г. до P. X. в Китае происходит аграрный переворот, и издаются новые законы о земледелии. В 2277 г. в Китае была учреждена наследственная должность главного попечителя земледелия под названием «хэу-ги». В 1764 г. до P. X., по словам Иакинфа, сын Цзи-кцая (первая династия) Шунь-вей со всем семейством и подданными ушел в северные степи и повел кочевой образ жизни. Задолго до P. X. в нынешней Монголии, Джунгарии и отчасти в Туркестане были образованы казенные земледельческие поселения из переселившихся сюда китайцев, и эти колонии составляли одну из больших забот китайского правительства. Очень вероятно, что те сошники, каменные ступки для толчения зерна, которые находят при археологических раскопках, были завезены сюда китайцами или сделаны под их влиянием. Несомненно земледельческая культура древней Сибири сложилась под влиянием китайцев.
Все это говорит о древности Китая такой, с которой не может сравниться ни одно из государств даже древнего мира.
Исторический период китайской истории, по китайским источникам, начинается с первой династии Ся — с 2205 года до P. X. Европейская же наука признает факты китайской истории только с 841 г. до P. X., с половины царствования третьей династии Чжоу. Но уже при первой династии (Ся) в Китае были произведены громадные гидрографические работы и он был разделен на 9 провинций. Вторая династия Инь была возведена на престол народом и затем низвергнута народом же за жестокость правителей.
Со второго периода 3-й династии начинается исторический период Китая. Во время этой династии жили знаменитый Лао-цзы, положивший начало одной из религий Китая — даосизму, и Конфуций (551-470 г. до P. X.), основатель конфуцианства. Сущность учения этих двух почти современников (Конфуций моложе Лао-цзы, жил еще при этом философе) показывает высоту интеллектуального и культурного развития Китая в древние времена. В чистом виде оба учения не дошли до нас, но несомненно, обе религии занимались вопросами этики, а конфуцианство и политики; обе они были основаны исключительно на разуме, а не на чувстве, причем учение Конфуция было материалистическое, а Лао-цзы идеалистическое. Учение Конфуция стало религией ученых и в основу его положено почитание предков и лиц, удостоенных народного почета и государственного чествования.
Учение Лао-цзы под влиянием народного мировоззрения и других наслоений сделалось народной религией и выродилось в поклонение, главным образом, стихийным силам природы, в обожествление драконов и разного рода демонов.
Лао-цзы и Конфуций жили в эпоху расцвета уделов. Удельные князья ведут борьбу между собой и с императором. Государственные дельцы переходят на службу из одного удела в другой. В конце концов выдающиеся люди почти со всего Китая собираются у князя удела Цин. Последние императоры Чжоу были народ ничтожный, и престолом завладели князья Цин (4-я династия), уничтожившие удельную систему, но не надолго. В 202 г. до P. X. воцарилась династия Хань, за ней Хоу-хань и Малый Хань, правящие Китаем почти в течение 5 веков. Во время этих династий удельная система опять была сведена на нет, Китай объединился под единой властью. Эпоха Ханей была самая блестящая в Китае в отношении новых открытий, расцвета наук, сношений с Индией и даже Западом. Из истории Римской империи мы знаем, что римляне в начале нашей эры и даже при Юстиниане имели торговые сношения с китайцами, которые затем затерялись вплоть до XIV века.
Императоры из династии Хань должны были вести упорную борьбу с гуннами и др. северными варварами. Не нужно забывать, что Сибирь, как и степи Монголии в древнейшие времена, начиная с 2 т. л. до P. X. извергала народы на юг и запад. Эти народы не раз завоевывали Китай. Для ограждения от набегов кочевников была построена Великая Китайская стена, начатая еще при Цинах. С 3-го века по P. X. в Китае начинается период смут, междоусобий, ниспровержения династий, убийства государей. Китай распадается на два государства — Южный и Северный Китай. В последнем утверждаются инородческие династии.
Но в VII в. при 13-й династии Тан Китай снова объединяется. Первый период династии Тан был расцветом китайской литературы (золотой век). При Танах в Китай прибыли арабы, христиане, буддисты. Правительство Китая относилось терпимо ко всем религиям и особенно благожелательно к буддистам. Торговля достигла широких размеров, и китайские суда доходили до Аравии; а арабские являлись с товарами в Кантон.

Двор императора Тай-цзуна из династии Тан. Живопись гуашью на шелке. XVIII в.

В X в. вследствие ничтожества и жестокости последних императоров из Танской династии в Китае опять происходит ряд революций и смут, в течение 50 лет сменяются 5 династий, и Китай опять распадается на Южный и Северный.
В 960 г. Южный Китай объединился под властью Сунской династии, которая вела постоянную борьбу с правителями Северного Китая и для уничтожения их вступила в союз с монголами. Монголы смели правителей Северного Китая, а затем обрушились на Южный Китай. В 1260-80 гг. они овладели всем Китаем и положили основание монгольской (Юаньской) династии.
Первый период этой династии особенно при Хубилае был блестящий. Сношения Китая с Европой достигли невиданных размеров: в Китай прибывали миссионеры, путешественники и целые посольства. Ханы покровительствовали ученым, христианам, буддистам. Китай был разделен на провинции и ему было дано административное устройство, удержавшееся до последнего времени. Монгольская династия для своей резиденции избрала город, лежащий рядом с Пекином. Последний представитель Юаньской династии Шунь-ди был ничтожный человек и подпал под влияние своего визиря. В Китае опять пошли смуты, явился целый ряд претендентов на престол. Одному из них, Хунь-Су, бывшему конюху, что называется, повезло. Шунь-ди бежал в Монголию, а Хун-Су в 1386 г. завладел престолом и положил начало Минской династии.
Мины были природные китайцы, почему большинство инородческих земель (Тибет, Монголия и др.) отпали от Китая и отрезали его от остального мира. При Минах совершенно прекратились сношения с Западом по сухому пути, если не считать посольства сына Тамерлана в 1419 г. При Минах столица из Нанкина была окончательно перенесена в Пекин. Период правления Минов нельзя признать блестящим в истории Китая, хотя Мины распространили свои владения в Южном Китае, а впоследствии возвратили Тибет, Южную Монголию и Маньчжурию. Присоединение последней оказалось роковым для династии. Нападения монголов, а потом маньчжуров заставляли китайцев быть начеку. Когда в Китае пошли неурядицы и волнения, маньчжуры усилили нападение и даже захватили в плен императора. В конце XVI в.волнения в Китае усилились. Маньчжуры, утвердившись в Ляодуне, постоянно беспокоили Китай. К этому времени у них явился вождь Нурцахи, который объединил маньчжуров и подчинил их своей власти. Он постепенно овладел пограничными округами Китая и объявил себя императором по повелению неба. Мины начали с ним борьбу и одно время даже подчинили себе Ляодун.
Борьба велась с переменным успехом. Нурцахи умер, а сын его Абахай, пользуясь интригами при пекинском дворе, в конце концов овладел Пекином и положил начало в 1644 г. Дайцинской (маньчжурской) династии. Правда, в течение нескольких лет отдельные претенденты из павшей династии Минов еще продолжали борьбу с маньчжурами, но и последний из них Гуй-вен умер в 1681 г. После его кончины маньчжурам пришлось еще долгое время подчинять своей власти отдельные провинции Китая и отпавшие от него инородческие провинции.
Только к концу XVIII столетия Китай объединился под властью Дайцинской династии и в состав Серединной Империи вошли весь собственно Китай, Маньчжурия, Монголия, Восточный Туркестан, Джунгария и Тибет. Китайские полчища проникали и за Гималаи и вели там борьбу с Бирмой, Аннамом и Непалом.
Через всю историю господства маньчжуров, Дайцинской династии, красной нитью проходят мятежи, революции, волнения, подавляемые с ужасной жестокостью.
Не нужно забывать, что маньчжуры в глазах природных китайцев были чужеземными варварами и в культурном отношении стояли несравненно ниже китайцев.
Их правители не отличались дальновидностью и мудростью и в этом отношении не могут быть сравниваемы с правителями Юаньской (монгольской)династии. Маньчжуры сравнительно с китайцами были малочисленны и завладели Китаем после целого ряда кровавых битв. Путем чрезвычайной жестокости заставили население подчиниться маньчжурской власти. Во время управления только первого императора маньчжура Шунь-жи треть всего китайского населения была вырезана и замучена самыми утонченными пытками.
Получив Китай, как военную добычу, маньчжуры старались поставить китайское население в приниженное и даже унизительное положение. В знак покорности они заставили китайцев носить косы, как символ рабства, насильно навязывали свою религию, пренебрежительно относились к обычаям китайцев, изменили их одежду и т. д. Но, являясь менее культурными, чем природные китайцы, маньчжуры сами в конце концов подпали под влияние китайцев и из маньчжурских обычаев, веры у них остался, кажется, один обычай — носить косу, которую теперь с особенным удовольствием отрезают с головы передовые китайцы. Большая часть пыток, жестокости, вошедшие в китайскую жизнь, есть также наследие маньчжуров. А как ужасны эти истязания, описывает Октав Мирбо в «Саде пыток», и эти описания нисколько не преувеличены.
Окитаившись маньчжуры до последнего времени сохранили для себя политически привилегированное положение. Большинство административных должностей, не исключая даже низших, были заняты маньчжурами. Армия, так называемые знаменные войска, была исключительно маньчжурская, и китайцы обязаны были доставлять ей содержание. Мало того, до XX столетия сохранился обычай раздачи маньчжурам риса из государственных магазинов.
Правительство и его чиновники не делали ничего, чтобы сблизиться и примириться с населением. Напротив, старались его держать в страхе и угнетении.
При таких обстоятельствах нет ничего удивительного, что в течение последних 2 столетий политическая история Китая есть история борьбы народа с чужеземной династией и чужеземной бюрократией. Природный китаец с ненавистью относился к маньчжурам, с презрением к тем китайцам, которые шли на службу к маньчжурам. На этой почве культивировалось удивлявшее европейцев презрение природного китайца к чиновничеству и особенно к военным.
Китаец подчинился только силе и страху и с первого же момента начал бороться с ненавистными маньчжурами.
Уже второму маньчжурскому императору пришлось усмирять три провинции и взбунтовавшиеся там войска. Боязнь чужеземного влияния заставила третьего императора начать жестокие гонения против христианских миссионеров, проникших в Китай при Людовике XIV. Маньчжуры всемерно противились сношениям с Западной Европой и культивировали в населении ненависть к христианам и европейцам. Волнения, тайные общества усиливаются к XIX столетию, когда тайные общества покрыли своими организациями весь Китай. Правление Юй-Яня, пятого маньчжурского императора все уходит на борьбу с морскими разбойниками, на усмирение мятежей среди войск, на подавление восстаний в целых провинциях и даже в самом Пекине.
XIX в. начался для маньчжуров далеко не при радостных предзнаменованиях. С Севера установились сношения с русскими; с Юга и морем в Китай начали проникать европейцы. Изолироваться от тех и других уже было невозможно.
Манчжурское правительство делало все, чтобы разжечь в населении ненависть к «рыжим дьяволам», «заморским чертям». Маньчжуры придерживались этой тактики вплоть до самого падения династии.
Привилегированное военное положение маньчжуров могло продолжаться до тех пор, пока Китай мог обходиться своими знаменными войсками, армией, годной для того, чтобы посредством кровавой жестокости держать в повиновении мирное, забитое население. Но эта армия обнаружила свое бессилие и ничтожество при первых же столкновениях с европейцами. Мало того, эта армия старого образца оказалась в конце концов бессильной даже для того, чтобы держать в страхе и мирное население. Это бессилие и ничтожество ярко обнаружились во время восстания тайпинов, когда китайское правительство вынуждено было обратиться за помощью к европейцам.
Разложение китайской правительственной власти, ее постепенное падение и объединение народных масс против маньчжуров и составляют историю последних 60 лет, особенно последнего десятилетия. Для ниспровержения династии, владевшей Китаем более двух с половиной веков, для изменения государственного строя, сложившегося в течение многих столетий, и даже тысячелетий, достаточно было полвека… И этот переворот назрел и подготовлялся в правление самого талантливого правителя Китая — императрицы Цыси, талантливого не только из маньчжурской династии, но и из Минов.


Автор: И. И. Попов

© 2016-2021 Raretes