Закрыть

Византийская торговля

Политическое и социальное состояние Восточной империи

По разрушении западной Римской империи Византия стала складочным местом для всех тех товаров, которые до сих пор сбывались в Риме. Положение города между двух морей, среди земель, искони доставлявших для торговли множество продуктов, было чрезвычайно выгодно; благодаря превосходной гавани, он стал значительным рынком прежде даже, чем сделался столицей государей. Понтийские и Скифские земли уже в древности присылали сюда свои естественные произведения; караваны привозили из внутренней Азии как индийские, так и китайские продукты, а в большой Бухарии они выменивались на северные и греческие товары. Византия во многих отношениях стала преемницей Рима. Но мощь античного духа уже иссякла и увяла в ней. По временам ее потрясали сильные волнения внутри и натиски самых разнородных племен извне; но эти перевороты не оказывали значительного влияния на развитие государственного, церковного и социального строя в Восточной империи. Ни в каком случае однако нельзя считать маловажным влияние ее на культуру всех тех народов, которых завлекали сюда торговля и сношения. Единого общенародного быта в Восточной империи не существовало, что проистекало с одной стороны от разнородности туземного населения в каждой из доставшихся Византии областей, а с другой — от неспособности и бессилия владетелей, не успевших слить разнородные стихии в одно совокупное целое. Политическое и социальное состояние дряхлого Рима возобновилось здесь в самом возмутительном виде; самовластные деспоты, продажная жалкая чернь, тунеядство и леность которой поддерживались даровой раздачей хлеба, все это освежало в памяти образы римской императорской эпохи. Как там, так и здесь государи назначаются солдатами; путь к престолу зачастую обагрен кровью, и правители более всего заботятся о том, как бы по возможности лучше потешать и прокормить чернь. Государственное управление стремилось лишь к тому, чтобы увеличить доход императора, а сообразно с этим и поддерживались в известной степени торговля и сношения. Первая действительно процветала некоторое время вопреки даже всем неразумным мерам императорской политики. Насильственные поборы, хищническая финансовая система, правительственные монополии представляли на каждом шагу преграды, мешавшие развернуться прочным живым стремлениям. Не только торговля шелком, производство которого перенесено в край Юстинианом (1* — см. сноску в конце страницы), но и необходимейшие даже жизненные припасы были изъяты из коммерческих оборотов частных лиц и обращены в правительственную монополию. Назначались особые финансовые чиновники для отпуска подданным за деньги хлеба, вина и масла; покупать же у сельских хозяев прямо не дозволялось. Такая деспотическая монополия продолжалась вероятно до четвертого крестового похода. Однако Константинополь надолго еще оставался средоточием взаимных сношений между европейскими приморскими городами; из Сирии, Египта, вольной Татарии доставлялись сюда продукты восточной промышленности, которые западниками перевозились затем уже далее. В греках ослабел дух предприимчивости; туземной народной промышленности более не существовало. Вследствие этого иностранцы, а особенно итальянцы и упрочили за собой первенство в коммерческом отношении, тогда как константинопольские купцы довольствовались лишь активной торговлей по Черному морю, предоставив итальянцам заняться дальнейшим сбытом произведений. Отпускная и посредническая торговля приняла большие размеры только со времен крестовых походов, тогда как прежде постоянно был значительнее привоз. Из дальних и ближних земель сюда доставлялось необходимое количество товаров, для того чтобы удовлетворить потребностям столицы, возраставшим еще более от господствовавшей там непомерной роскоши. Основание аравийской мировой державы и процветание италийских городов стеснили пределы торгового поприща греков.

Византийская монета с изображением императора Анастаса I

Со времен крестовых походов воспреобладало влияние итальянцев, они завладели всей торговлей; политика восточно-римских императоров ограничилась лишь раздачей торговых привилегий, причем отдавалось преимущество то одному, то другому из италийских портовых городов в ущерб остальным, с тем чтобы ни один из них не мог усилиться чрезмерно. Венеция, Генуя, Пиза, домогаясь императорской милости, соперничали друг с другом, причем дело нередко доходило до распрей между ними. Итальянцы во множестве водворялись также в Константинополе и других городах государства, и соперничеством своим убили туземную слабую промышленность. Греки не принимали в торговле деятельного участия и на их долю не выпадало никаких выгод даже от провоза товаров через их край.

Предметы торговли

Значительнейшими предметами торговли привозимыми в Константинополь из Сирии, Египта, Бухарии или через названные земли из Индии и Китая, были: шелковые ткани, напитки, приготовленные из фиников и смоквы, сахар, финики, шелк, лен большей частью из Египта; пряности, а именно гвоздика, мускат, имбирь, корица, благовонные куренья, перец из Индии (последний в средние века много потреблялся при сочной мясной пище); индийские драгоценные камни и жемчуг. Итальянцы привозили сюда большую часть своих изделий, отсюда последние развозились уже далее в восточные края. Товары, привозимые в Константинополь с севера или северо-запада, также шли на Восток или в Италию; а именно железо, строевой лес, смола, медь, олово, свинец и т. д. и в особенности невольники и невольницы. (2* — см. сноску в конце страницы) Запрещался вывоз тканей, употребляемых на пышные мантии, дабы не поднять цену на них внутри края; если хотели вывезти несколько штук, то необходимо было испросить на то особое разрешение.

Индийские товары

Индийские товары поставлялись на рынок большей частью через посредство арабов. Впрочем сношения христианских государств с мусульманами запрещались церковью; третьим Латеранским собором предавался проклятию всякий, кто дерзнул бы доставлять неверующим оружие, железо или поделочный лес; вследствие этого возникли замешательства в торговых оборотах, так как названными товарами оплачивались по преимуществу как естественные, так и искусственные произведения Индии. Для того чтобы добыть их иным путем, венецианцы вошли в прямые сношения с Индией, и избрали для этого старую, на время было совсем покинутую, сухопутную дорогу через Бухарию. Эти связи через Бухару, Балх и Caмарканд уже начаты были заложенной ими прежде еще торговой колонией при устье Танаиса, из которой впоследствии и возникла Тана (нынешний Азов). Из помянутых городов Венеция получала индийские товары в обмен на европейские и особенно на немецкие изделия. Из Таны товарный транспорт шел по южной окраине России до Астрахани, потом по Волге в Каспийское море, а отсюда в Бухарию. Этот караванный путь поддерживался до конца 14-го столетия. Когда потом генуэзцы, восстановив Греческую империю, вытеснили оттуда венецианцев, то и богатый город Тана также пришел в упадок; а взамен того на место древней Феодосии, при слиянии Азовского и Черного морей, генуэзцы основали Каффу, куда с тех пор и стали привозить индийские товары из Бухарии.

Сношения с северо-западом; авары, болгары, мадьяры

Посредниками в торговых сношениях Константинополя с северо-западными странами до двенадцатого века служили народы, жившие в землях по среднему и нижнему Дунаю. Сперва авары, занимавшие в исходе шестого и до конца восьмого века земли по среднему Дунаю; господство их простиралось над Украиной, Молдавией, Валахией, Венгрией, Богемией, Моравией и до Нордгау. Караван шел из Константинополя через занятые аварами дунайские области до Лорха, близ Дуная и Энса, где восточные продукты принимались немецкими купцами и развозились далее. По скудости источников нам неизвестно, принимали ли авары непосредственное участие в этом торге и сами ли они вывозили из Константинополя товар, или же, что более вероятно, его доставляли в эти места греки. Аварский народ не задавался никакими высшими целями, его идеалом было хорошо пожить. При необразованном состоянии этих областей все сношения их были крайне ограниченны. Сокровища, собранные аварами частью грабежом и контрибуциями, частью мирным путем, были громадны. Когда франкские войска проникли в аварские земли до Рааба и Тиссы и разделили между собой награбленные груды драгоценностей, то следующее затем десятилетие съестные припасы вздорожали по причине наступившего упадка денежной ценности почти на одну треть.
Завоевания Карла Великого и его сына положили начало совершенному уничтожению аварского царства, и прежде уже значительно ослабленного вторжениями славян и болгар в населенные ими места. Маркграф Фриульский заодно с Карантанским герцогом Моимиром окончательно сокрушил их державу.
Начиная с девятого и до одиннадцатого века на их место посредниками по части восточных товаров выступили болгары, производившие активную торговлю до самого Константинополя и занимавшие во всех отношениях высшую культурную ступень чем их предшественники. А торговлей и промыслами они занимались с особенным пристрастием. Сын Бориса, Симеон, сделавшийся в 888 г. царем болгарским, покровительствовал наукам и промыслам. Притеснения, которым подвергалась болгарская торговля в Константинополе и Фѳссалонике вследствие зависти греческих торговых домов, побудили Симеона представить дело на усмотрение императора Льва Мудрого. Когда это ни к чему не привело, то между болгарами и греками началась продолжительная война.
Мадьяры, занявшие в 9-м веке населенные ими с этих пор места, по распадении Болгарского царства захватили в свои руки посредническую торговлю и из Константинополя поставляли товары на рынки по верхнему Дунаю. Там они добились вероятно некоторых преимуществ; при своем короле Стефане они получили даже разрешение на постройку особой церкви в столице Греческой империи. Главным местом привозной торговли был Землин (Зеугме). Дунайская торговля оживилась лишь со времени крестовых походов, благодаря непосредственному участию в ней немцев, посещавших и Константинополь. В 1140-м году у них была там даже своя церковь.

Сношения с русскими племенами

Самую значительную торговлю Константинополь вел с жившими к северу от Черного моря народами. Понятно, что с таврическим побережьем (Крымом) поддерживались оживленные сношения. Расположенный на восточном берегу полуострова колониальный город, Боспор, служил складочным местом для отпуска бойной скотины. Греческие торговые дома лишь с 9-го столетия вошли в торговые связи с племенами в Крыму и по Дону. Печенежские торговцы пускались в Константинополь, с тем чтобы там на месте закупать индийские товары. С русскими, являвшимися прямо в Константинополь, поддерживались живые сношения; они в 10-м веке уже водворились там в довольно значительном числе, с тем чтобы выменивать мед, смолу, рухлядь, невольников обоих полов на дорогие одежды, воск, платки, сафьян и перец. На выделанных из цельного дерева судах своих (однодеревках) приходили они сюда из Новгорода, Смоленска, Чернигова и Вышгорода. Иногда греки со своими товарами появлялись на важных рынках Переяславля или Маркианополя. Впрочем, русские купцы обыкновенно сами отправлялись прямо в Константинополь, где они в десятом веке уже пользовались всеобщим уважением и имели свое особое подворье. Слишком тяжелые на подъем и слишком трусливые для того чтобы отважиться на трудности и опасности дальнего пути и больших товарных транспортов, а также изучить чуждые, варварские наречия, греки понадеялись на положение своего места, и предаваясь покою, вовсе не думали о том, что направление оптовой торговли также подлежит вечным законам изменчивости.

Падение Константинополя

Впрочем, торговые эти связи очень часто прерывались вследствие набегов и опустошений самых разнородных племен. По восстановлении Греческого государства в 1261-м г. не улучшились ни внутренние, ни внешние условия клонившейся к распадению Восточной империи. Все попытки оживить ее оказались бесплодными. Удары страшнейших ее врагов, Османов, покорявших, начиная с конца 13-го столетия, область за областью, сокрушили наконец 26-го мая 1453-го г. престол Палеологов.


1* — Благодаря перенесению в Греческое государство шелкового производства, там развилось тканье шелковых материй. Из Константинополя выходили пышные облачения и драгоценные одежды духовенства, царей и рыцарей. В Испании арабы делали попытки разведения туземного щелка; в Сицилии шелководство ввелось в 827-м г.; начиная с половины 12 века им занимались в более обширных размерах в Калабрии и Палермо; отсюда оно распространилось по остальной Италии.

2* — Торг людьми составлял в средние века одну из главных коммерческих отраслей; христиане, могаметане и евреи участвовали в нем в равной мере вопреки даже законам, издаваемым против торга людьми некоторыми христианскими государями. Во Франции закупалось много невольников, а потом они перепродавались мусульманам в Испанию и Африку; в Англии главным рынком был Бристоль. В Константинополе торг невольниками производился в громадных размерах. Людской товар доставлялся в столицу империи с севера, начиная от Саалы и до Волги, из Богемии, Моравии и т. д. Лучше всего расходились невольники, привезенные с Кавказа.

© 2016-2021 Raretes