Close

Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25


15

Сначала остановимся на памятниках XIV в. дотимуровской эпохи (до 1370 г.). Мы знаем от этой поры три датированных надписями памятника: помещение рядом с мавзолеем Куссама в Шах-и-Зинда (1334-1335 гг.), мавзолей в Мазар-и-Шерифе (1342 г.) и мавзолей 1360 г. в Шах-и-Зинда, а также датирующиеся достаточно точно по историческим данным мавзолей Баян-Кули-хана, умершего в 1358 г. в Бухаре, и не носящий точной даты мавзолей Ходжа-Ахмада в Шах-и-Зинда (1340-1350 гг.).

Мазар 1334-1335 гг. выложен в верхней части рельефными изразцами: пояс тромпов, сталактиты в тромпах, фриз с надписью — бирюзовая глазурь. В тромпах внутри мавзолея 1360 г. наблюдается большая сложность орнаментации; в нижней части тромпов колонки с богато орнаментированными прорезными капителями; тона, кроме бирюзового, еще белый и темно-фиолетовый. Мавзолей 1334-1335 гг., 1360 г. и Ходжа-Ахмад, также как и бухарский Баян-Кули-хан (1358 г.), образуют в своей изразцовой орнаментации стилистически единую группу — группу с преобладанием в декорации резной поливной терракоты; только на наружном портале Ходжа-Ахмада встречается применение другой техники: фриз из темно-синих расписных глазурованных изразцов с черной росписью, с техникой, которую Кон-Винер сближает с керамикой Месопотамии и Сирии[*]. Мазар в кишлаке Мазар-и-Шериф 1342 г. в Зеравшанских горах, украшенный зеленовато-голубыми резными изразцами, примыкает к этой же группе изразцовой орнаментации. Баян-Кули-хан, относящийся к той же стилистически единой группе, дает пример особенно пышной резной изразцовой декорации.

В этих мавзолеях очень чувствуется связь с мавзолеями, украшенными резной неполивной терракотой. При взгляде на рис. 131, изображающий панно в поясе тромпов из помещения, датированного 1334-1335 гг. (в Шах-и-Зинда), трудно даже по снимку угадать, имеешь ли дело с неполивной резьбой или поливной, настолько близки технические приемы резьбы и мотивы орнамента. Общий характер распределения орнаментации на портале мавзолея Ходжа-Ахмада и мавзолея 1360 г. близок, например, к распределению орнаментальных фризов резной неполивной терракоты на фасаде Южного узгенского мазара (1187 г.), но композиция несколько усложнена; сходной формы и резные колонки с их вазообразными капителями. При более детальном рассмотрении в декорации этих самаркандских мавзолеев можно уловить и новые черты: более сочна, например, листва в фризе с надписью, более сложен цветочный орнамент (элементы сердцевидной, лотосовидной формы). Наряду с резьбой вводится майолика с росписью графического характера — в Ходжа-Ахмаде (рис. 133-136). В мавзолее 1360-1361 гг. (рис. 130 и 132)-дальнейшее развитие новых приемов: восьмиконечные звезды, образованные плетениями в фризе, заполнены гармонически уравновешенными композициями из растительных мотивов, верх щековой стены входа трактован не плоскостно, а в виде нависающих рядов резных сталактитов, сплошь покрытых поливой.

В Ходжа-Ахмаде читается и имя мастера: «Работа Фахра-Али»[*].
Бухарский мавзолей Баян-Кули-хана (1358 г.) дает картину наиболее полного и обильного применения поливной резьбы. Такой резьбой покрыт не только пиштак, но и боковые панно наружного фасада с мотивом мощного прерывающегося побега в центральном поле, как это видно на рис. 137 и 138 (воспроизводящих вид мавзолея во второй половине XIX в. и до реставрации 1924 г.), и вся внутренность его и купол (рис. 139 и 140), и частично стены боковых фасадов. В угловых тромпах своеобразно сочетается применение сталактитов и сталактитовых нишек в нижней части тромпа с сплошной резьбой верхней его части. И тимпаны над арками покрыты здесь резьбой, и рамы (рис. 140). Внутренняя часть купола, расчлененная ленточным плетением на шестиугольники и другие простые геометрические фигуры, сплошь заполнена тончайшей растительной орнаментацией. Даже средние части расчленяющих поверхность купола лент богато орнаментированы. Много резных плит из Баян-Кули-хана во времена эмирата были выкрадены и оказались в западноевропейских музеях.

Шах-и-Зинда с его многочисленными мавзолеями (рис. 129) является настоящим музеем всевозможных видов глазурованных декораций ХІV-XV вв.: здесь встречается и поливная резная терракота, и расписная майолика различных типов, и прекрасные образцы наборной мозаики, и крупной мозаики из поливных кирпичей, получившей такое значение впоследствии для верхних частей зданий. В Шах-и-Зинда этой техникой украшены восьмигранный мавзолей, два мавзолея перед большой лестницей, один из которых определен в последнее время, по данным рукописи историка Мухаммад-Бад-и-Малихо-Самарканди (составленной в 1693 г. на основании вакуфных документов), как мавзолей над могилой астронома Кази-задэ-Руми, работавшего в обсерватории Улуг-Бека. Есть, как увидим в дальнейшем, и майолика хорезмийского типа, есть мозаичные декорации работы иранских мастеров, названных в надписях. Есть, наконец, богатейшие майолики начала XIV в. на большой гробнице (сагане), которую, пожалуй, правильнее всего будет стилистически связать с хорезмийскими изразцами.
Знаменитый архитектурный ансамбль Шах-и-Зинда в Самарканде, состоящий из ряда мечетей и мавзолеев, заключал в числе этих многочисленных построек одно небольшое помещение, доступ в которое до конца 1934 г. был недоступен для исследователей. Это помещение являлось мнимым мавзолеем чтимого мусульманского святого Куссама-ибн-Аббаса, двоюродного брата Мухаммеда, и вход туда был доступен лишь очень немногим. В настоящее время с разрешения самаркандского Комитета по охране памятников старины и искусства осмотр мавзолея возможен. Главной его достопримечательностью с художественной точки зрения является великолепное изразцовое надгробие.
Мавзолей, в котором находится сагана Куссама-ибн-Аббаса, примыкает к так называемой Малой мечети, датированной надписью 735 (1334-1335 гг.). Малая мечеть отгорожена от мавзолея деревянной решеткой с отличной резьбой. Мавзолей Куссама не датирован, но так как купол мавзолея и Малой мечети опирался на одну и ту же стену, то можно предположить, что обе постройки возведены одновременно. К этому же времени, т. е. к первой половине XIV в., относится и надгробие.
Самое надгробие мавзолея Куссама — продолговатой формы, в пять этажей (рис. 141-144). Длина нижнего этажа около 1,5 м, ширина немногим меньше метра. Все надгробие украшено изразцовыми плитами, где яркие синий, голубой, желтый, белый цвета преобладают; есть и зеленый тон; обильно украшение золотом. Облицовка нижнего этажа почти не сохранилась; облицовка же остальных этажей сохранилась хорошо. На боковых поверхностях третьего и четвертого этажей надгробия приведены цитаты из Корана, написанные золотом.

На боковых верхних поверхностях написано, что здесь погребен Куссам, сын Аббаса. У южного конца — дата смерти: 57 год хиджры.
Поставленные один над другим, постепенно уменьшающиеся параллелепипеды оформлены по углам колонками с базами и капителями. Верхняя часть гробницы представляет собой вытянутое завершение, оформленное в профиль стрельчатой аркой.
На нижнем ярусе сохранились только следы изразцовой облицовки. Первый над ним ярус украшен рельефной золоченой надписью на фоне тончайших арабесков. Ярус над ним также несет на себе надпись. Третий ярус украшен сильно стилизованным, частью выпуклым, орнаментом и имеет по продольным длинным сторонам по три сердцевидных медальона с изображением менее стилизованного большого цветка в окружении небольших цветков, а по коротким поперечным сторонам — по одному таким же образом орнаментированному медальону. Четвертый, самый верхний ярус украшен с каждой стороны пятью кругами с геометрическим орнаментом; на его боковой поверхности в нише стрельчатой формы среди растительного орнамента — надпись. Верхние поверхности четвертого, третьего и второго этажей украшены различным для каждого растительным орнаментом по белому фону.
Надгробие Куссам-ибн-Аббаса является лучшим в художественном отношении и наилучше сохранившимся из изразцовых надгробий Средней Азии, как надгробие Хаким-аль-Термези — ценнейшее художественное надгробие из камня.
Ближе всего к надгробию Куссама (как по своей форме, так и по характеру изразцов) стоят два надгробия в мавзолее Мазлум-хан-Сулу в 25 км от Куня-Ургенча в Хорезме[*]. Они представляют собой тот же тип ступенчатого надгробия. Оба надгробия, и восточное и северное, со всех сторон покрыты изразцовыми плитками в технике надглазурной росписи. Большая часть облицовки утрачена (рис. 146).
Иное по форме, но с чертами сходства в орнаментике майоликовых плит, которыми оно обложено, надгробие в мавзолее Наджм-ад-дин-Кубра в Куня-Ургенче (рис. 145). Самый мавзолей, согласно надписи, построен в правление Кутлуг-Тимура (20-е-30-е годы XIV в. и. э.)[*].

Наиболее близкие аналогии в технике, а отчасти и в стиле, как с самаркандским надгробием, так и миздакханским, мы находим в иранском искусстве. Есть в иранской керамике XIII-XIV вв. один вид майолики с синим или фиолетовым фоном и с росписью поверх глазури красной и белой краской, который близок к майоликам вышеотмеченных надгробий[*]. Возможно, и в Самарканде и в Хорезме работали иранские мастера; об участии их в работах по изразцовой декорации в Самарканде и г. Туркестане узнаем по надписям, начиная с 1371 г., но возможно, что они работали и в более ранний период.


Предыдущая страница | Читать далее

© Raretes 2016-2018