Close

Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25


17

Теперь переходим к мавзолеям, украшенным изразцовой мозаикой. Наиболее ранний из них — мавзолей Ширин-бек-Ака (1385 г.); он украшен наборной изразцовой мозаикой работы тончайшего мастерства (рис. 154).

О многокрасочности мозаичной декорации этого периода и о составе красочной ее гаммы мы говорили при классификации поливной декорации по данным техники. Расположение орнаментации по фасаду остается в общем такое же, как и у других мавзолеев 70-х и 80-х годов XIV в. с их глубокими входными нишами, но совершенно исчезает пластический орнамент (резьба, рельефы); здесь господствует чисто плоскостной стиль мозаики. Исчезли почти совершенно орнаменты геометрического типа, надписей также стало меньше; растительный орнамент решительно доминирует на фасаде. Сплетение цветущих ветвей, узоры из цветов и стеблей в ритмическом чередовании сплошным ковром покрывают поверхности стен. И колонны, в частности, теряют свою роль несущих подпор и сливаются с цветочным узором стены. Н. И. Соколова, весьма внимательно изучившая орнаментику этого мавзолея, дает такую характеристику трактовки растительных и цветочных элементов, встречающихся в декорации Ширин-бек-Ака. «Анализ отдельных растительных форм, — пишет она[*], — вскрывает их величайшее разнообразие и их приближение к формам природы, — почти каждый цветок можно определить с ботанической точностью, хотя их раскраска везде условна: стебли обычно даются голубым, чашечка цветка составляется из разноцветных плиток мозаики, часто с терракотовыми сердцевинками, причем лепестки цветов бывают желтыми с зеленым и черным, белыми, оранжевыми, зелеными и т. п.; контур обводится обычно белым ободком, что на темных тонах фона подчеркивает рисунок каждого стебля, цветка, листа. Среди цветочного многообразия мы отметим наиболее излюбленные: розовый бутон, распустившийся цветок шиповника, нарцисс, ирис, махровая астра, персик, анемон, тюльпан, стилизованный ирис — родственник ассирийской пальметты, и, наконец, постоянно встречающийся на иранских, турецких, малоазийских коврах цветок из породы лилейных, наиболее сложный по рисунку, так называемая персидская пальметта. Это как раз те растительные формы, которые являются излюбленными и в ковровом производстве Передней и Средней Азии и в персидской лирике. В соответствии с богатством видов введенных в орнамент цветов находится и усложненность рисунка. Передаются тончайшие изгибы стеблей, завитки лепестков. Плоское поле изразцовой мозаики позволяет проследить исключительное совершенство искусства линии».
Мавзолей 1405 г. (рис. 155) — того же типа, что и мавзолей Ширин-бек-Ака. Его мозаика хорошего качества; изобилуют мотивы растительной орнаментации. 20 лет, протекших после постройки Ширин-бек-Ака, сказались, может быть, в мозаике мавзолея 1405 г. лишь некоторой перегрузкой орнаментальных мотивов, некоторым измельчением форм и несколько менее изысканным и тонким мастерством. Рис. 156 дает характерную деталь его мозаики с пышной рамой повторяющейся орнаментальной композиции и прекрасным панно с изображением вазы с пышным цветочным букетом; но многолопастная арочка, перерезывающая панно, дробностью линии создает несколько беспокойное впечатление.
Если в Шах-и-Зинда новая техника — изразцовая мозаика — была применяема в тимуровское время в интимных, так сказать, «камерных» формах, то в грандиозных зданиях монументального характера — в мечетях, дворце Ак-Сарай, Гур-Эмире — она является могущественным средством придать зданиям впечатление исключительного богатства и величавой пышности, действуя часто совместно с другими техниками: расписной многоцветной майоликой и крупной мозаикой из поливных кирпичей.

Рассмотрим сначала наиболее ранний из памятников такого типа эпохи Тимура — дворец Ак-Сарай в Шахрисябсе (рис. 157). Шахрисябс (ранее Кеш) был родиной Тимура, и он решил построить здесь грандиозный дворец — наиболее обширное здание своего времени. Дворец был начат постройкой в 1380 г., причем строили зодчие из Хорезма. Абд-ар-Реззак-Самарканди сообщает, что хорезмийские мастера построили высокий дворец, который известен теперь под именем Ак-Сарай[*].
Прекрасное представление о прежнем виде дворца Ак-Сарая в Шахрисябсе и его декоративном убранстве можно получить по описанию дворца, сделанному в 1404 г. испанским послом к Тимуру Клавихо[*]. «На другой день в пятницу, — пишет Клавихо, — посланников повезли смотреть большой дворец, который строился по приказанию царя; говорят, что уже двадцать лет в нем работали каждый день; и даже теперь работало много мастеров. В этом дворце был очень длинный вход и очень высокие ворота, и сейчас у входа по правую и по левую руку были кирпичные арки, покрытые изразцами, разрисованными разными разводами… Сейчас за этим была другая дверь, и за ней — большой двор, вымощенный белыми плитами и окруженный богато отделанными галереями. Посреди двора стоял большой водоем. Двор был шагов триста в ширину, и через него входили в большой дом, в котором была очень высокая и широкая дверь, украшенная золотом, лазурью и изразцами, очень красивой работы. По середине над дверью был изображен лев, положенный на солнце; по краям точно такое же изображение… Из этой двери выходишь прямо в приемную комнату, построенную квадратом, стены которой были разрисованы золотом и лазурью и (отделаны) полированными изразцами; а потолок весь позолочен. Отсюда посланников привели в верхний этаж, так как весь дом был раззолочен, и там показали им столько отделений и покоев, что было бы очень долго рассказывать: в них отделка была золотая, лазоревая и других цветов, удивительной работы, и даже в Париже, где есть искусные мастера, эта работа считалась бы очень красивой. Потом им показали комнаты и покои, которые были назначены для пребывания самого царя и жен его; в них была необыкновенная и богатая отделка на стенах, на потолке и на полу. Над этим дворцом работало много разных мастеров. После этого посланников повели смотреть палату, которую царь назначил для того, чтобы сидеть и пировать со своими женами, очень обширную и роскошную; перед ней был большой сад со многими тенистыми и разными фруктовыми деревьями; в нем было много водоемов и искусственно расположенных лугов; и при входе в этот сад было такое обширное пространство, что много народу могло бы с наслаждением сидеть тут в летнее время у воды и под тенью деревьев. Так роскошна работа этого дворца, что для того, чтобы хорошо все описать, нужно ходить и осматривать все понемногу. Этот дворец и мечеть принадлежат к самым великолепным зданиям, какие царь до сих пор построил».
От этого грандиозного здания сохранились только пилоны и часть свода того величественного входа во дворец, что Клавихо называет «высокими воротами»: «кирпичные арки, покрытые изразцами, разрисованными разными разводами».
В архитектурной декорации Ак-Сарая применяется разнообразная техника: есть и крупная мозаика из поливных кирпичей, и изразцовая мозаика, и майолика. В резной мозаике семь цветов: синий, голубой, черный, желтый, зеленый, белый и золото, в майолике — синий, голубой, темно-малиновый, белый, кирпично-красный и золото. Кирпичная мозаика — преимущественно в верхних частях здания; ею выполнены крупные надписи и религиозные формулы стилизованным почерком на угловых башнях. Особенно богато украшены майоликой и мозаикой тончайшей резьбы щековые стены айвана. Ряд цветочных орнаментальных мотивов (например, цветка пэонии) находит себе параллели в иранских коврах. Особенной изысканностью орнаментации отличается композиция около ниши щековой стены; центральная часть композиции заключает в середине сложный медальон из трех частей, на которых изображены изгибающиеся стебли с цветами лотоса кругом. Этот центральный медальон, удлиненной прямоугольной формы, обрамлен фризом с надписями и другим — с круглыми цветами. Вся композиция также родственна ковровым.
К тимуровскому же времени относится постройка обширной купольной мечети Ходжа-Ахмеда-Ессеви в г. Туркестане, являющейся, в сущности, целым комплексом построек в одном здании (рис. 158): здесь и мечеть, и ханака, и мавзолей Ессеви (рис. 159), и китаб-хана и др. Начало постройки, согласно данным «Зафар-Намэ», — 1397 г. В числе строителей здания и мастеров, выполнявших его облицовку, были иранцы: на шестиугольной майоликовой плитке на барабане малого ребристого купола была обнаружена надпись, что это постройка работы Шемс-Абд-ал-Вахоба; на огибающей все здание надписи М. Е. Массоном была прочитана дата 800 (1397 г.), когда мастер Ходжи-Хасан из Шираза заказывал выкладку изразцовой рубашки стен трех второстепенных фасадов[*].

В архитектурной декорации этого памятника применена главным образом кирпичная мозаика (на наружных частях здания) и майолика. Изразцовая мозаика встречается в немногих местах внутри здания: декорация михраба, рамы и медальоны в панелях. Применение изразцов для украшения внутренних частей здания вообще очень ограничено. Выполнение изразцовой мозаики тщательное, но композиции по сравнению с шахрисябским Ак-Сараем и мавзолеями Шах-и-Зинда скромны и бедноваты; орнамент преимущественно цветочный и но богат по мотивам.


Предыдущая страница | Читать далее

© Raretes 2016-2019