Закрыть

Коневодство [в Туркестанском крае]

Эта отрасль скотоводства пользовалась в крае заслуженной славой. Киргизские лошади, наиболее распространенные в крае, и поныне пользуются славой самых выносливых и крайне неприхотливых к корму и уходу лошадей. Историческая судьба Средней Азии с полудиким кочевым населением заключала в себе элементы, наиболее способствовавшие развитию и процветанию коневодства. Кумыс, как самая необходимая пища в обиходе киргиза, получался из кобыльего молока, а конина предпочиталась всякому другому мясу. Наконец, кочевая жизнь, сопряженная с большими переходами по горным тропинкам, немало способствовала развитию этой отрасли скотоводства. В долинной части лошадь служила лучшим украшением, и все имущество нередко воплощалось в одной выхоленной лошади, которая являлась поильцем и кормильцем киргиза во время его диких набегов с целью грабежа. Вот эти-то условия и послужили основой для развития здесь коневодства, которое, судя по историческим данным, процветало в 12 и 13 веках настолько, что даже китайцы уводили на свою родину много тысяч лошадей. В настоящее время, когда постепенное оседание киргиз сделалось явлением повсеместным, когда набеги с целью грабежа в средней Азии и Закаспийской области отошли в область истории, когда, наконец, развитие местных путей сообщения сделало большой шаг вперед, — коневодство постепенно начало падать. Те дикие скачки, которые имели место в шестидесятых годах и сослужили немалую службу в смысле улучшения местного коневодства, сделались явлением сравнительно редким. Полуоседлый киргиз, заменивший большую часть своих лошадей крупным рогатым скотом, обеспеченный вполне от так называемой баранты, превратился в мирного скотовода, оставив в своем хозяйстве несколько штук лошадей, нужных лишь для разъездов его самого и семьи. Таким образом, постепенное умиротворение края, в связи с постепенным оседанием кочевого населения, явились причинами сокращения коневодства, и огромные табуны, пасшиеся некогда в степных уездах Сыр-Дарьинской области, заменились немногочисленными косяками.

Породы лошадей

Нет сомнения, что все встречающееся в русском Туркестане типы лошадей произошли от киргизской породы, которая и поныне составляет огромное большинство среди разводимых лошадей. Если до завоевания края русскими, в Туркестане разводилась киргизская порода и помеси ее с породами, выведенными из Аравии и Персии, то в настоящее время к бывшим типам лошадей прибавились помеси между киргизскими и лошадьми, выведенными из России, Сибири и даже западной Европы. Поэтому типов лошадей в настоящее время гораздо больше, чем это было в семидесятых годах; в крае встречаются не только метисы от различных пород, но и помеси между помесями. Вот почему в настоящее время на конских базарах можно встретить массу разнотипичных лошадей, приводимых из различных местностей, причем некоторый местности, как например Аулиэата, Сайрам, Ура-Тюбе, Кокан, Кашгар, Бухара, приобрели значение пунктов, имеющих лошадей с известными типичными качествами. Насколько однообразны были лошади до прихода сюда русских, настолько близкое общение с русской культурой и изменившиеся требования дали толчок развития новых типов лошадей с другими особенностями.
Помеси между киргизскими матками и жеребцами, выведенными из Туркмении, носят в разных местностях разные названия. Аргамаки, или так называемые миалкальские лошади, некогда разводившиеся в Зеравшанской области, дали начало так называемым уратюбинским лошадям и карабаирам. Кокандские и бухарские лошади представляют, собственно говоря, тех же аргамаков, но выращенных в тех местностях, откуда они получили свое название. Насколько на коневодство южной части Туркестанского края имели влияние текинские и арабские лошади, настолько коневодство северной части Туркестана претерпело некоторые изменения от скрещивания с сибирскими и русскими лошадьми. На юге выработался тип парадной лошади, каковыми являются аргамаки, на севере, наоборот, выработались типы рабочих лошадей. Если текинская лошадь при скрещивании с киргизскими матками дала потомство, изящное по формам, высоконогое, то скрещивание киргизских лошадей с северными лошадьми, облагородив формы киргизской и сообщив конечностям некоторую сырость, дало начало нескольким типам лошадей. Первый тип, так называемые аулиэатинские лошади, представляет собою несомненную помесь между местными киргизскими лошадьми и приведенными из Сибири и России. Помесь между киргизскими и сибирскими лошадьми дала потомство плотных, коренастых, на низких ногах лошадей, а скрещивание с лошадьми, приведенными из южной России, в особенности немцами колонистами, дало крепких, высоких, крайне выносливых, сравнительно тяжелых на ходу возовиков. Затем, скрещивание киргизских маток с рысаками орловскими дало начало новому типу городских экипажных лошадей. В настоящее время особенности указанных нами типов южных лошадей верхового типа и северных, пригодных для упряжи, приобрели настолько характерные признаки, что нередко на базарах при продаже лошадей даже обособляют каждый из указанных типов в особую породу. Так как главным основанием для образования новых типов лошадей в Туркестане послужила местная киргизская порода, то описание внешних признаков встречающихся типов лошадей, я начну с экстерьера киргизской лошади. Киргизская (кураминская) лошадь принадлежит к лошадям со средним ростом. Высота редко превышает 2 арш. 1-2 вершка, в большинстве же случаев встречаются лошади в 1 арш. 15-16 вершков. По виду лошадь киргизской породы отличается угловатостью форм, сильным развитием крестца в ширину, выдающимися маклаками, большой некрасивой головой. Но насколько общий вид киргизской лошади негармоничен, настолько при ближайшем рассмотрении каждой отдельной части тела выясняются высокие качества этой лошади. Прежде всего бросается в глаза, как это видно на рисунка № 8, высокая холка, глубокая и широкая грудь, короткая и прямая спина, короткий и несколько отвислый зад, короткие и сухие ноги с высокими крепкими копытами.
Эти особенности, в связи с сильным развитием задних ног, далеко друг от друга поставленных, дают основание предположить, что рассматриваемая порода должна обладать высокими качествами рабочей лошади, приноровленной к перевозке тяжестей на спине. Короткая, сухая и узкая шея, большая, широкая голова с подвижными ушами, густая грива, чуть-чуть свисающая за пределами шеи, также составляют отличительную особенность этой породы. Масть киргизских лошадей самая разнообразная. Реже всего встречаются лошади вороной масти, чаще гнедые, рыжие, серые и буланные. Изредка встречаются также лошади бледно-желтой масти, с черными длинными пятнами, напоминающими шкуру тигра; их покупают охотно, в особенности они ценятся покупателями из Афганистана.
Наш рисунок № 8 представляет типичную киргизскую лошадь вьючного типа. Между тем есть экземпляры, исключительно предназначенные для верховой езды.
Лошадь верхового типа, не отличаясь ничем особенно резко от описанного нами типа, представляет, однако, ту особенность, что здесь угловатость форм менее заметна — нет безобразных крутых ребер.

Изображенная на рисунке 9-м лошадь из мест. Кунград, Чимкентского уезда, является типом киргизских лошадей, предназначенных для скачек (байги); она взяла первый приз на пятидесятиверстной дистанции, хотя рост ее всего 2 аршина. Высокая холка, глубокая грудь, прямая спина, сухие ноги и короткий, сильно развитый зад, грубая и некрасивая голова, — все это несомненные признаки киргизской породы.

На рисунке 10-м представлена типичная сайрамская лошадь, приспособленная также к верховой езде, но при переездах, не требующих особенной скорости. Эти лошади, с несколько округлыми формами, красивой шеей, получились от скрещивания карабаиров с киргизскими лошадьми. Они также выносливы, имеют особенный аллюр, называемый «ходою», сравнительно высоки, но непригодны для быстрой езды, а тем более для скачек.

Аулиэатинская лошадь (рис. 11-й), которая получилась от скрещивания киргизских лошадей с сибирскими и русскими, представляет следующие отличительные признаки. Рост этих лошадей обыкновенно выше киргизских. Я встречал аулиэатинских лошадей в 2 арш. 2-3 вершка. Масть их по большей части темно и светло-гнедая: формы этой лошади красивее, чем у киргизской. Голова большая, шея короткая и толстая, грива длинная; грудь широкая; спина прямая и длинная, зад длинный, крестец широкий, задние ноги широко расставлены, ноги толстые, несколько сыроваты и с длинными щетками. Лошади эти приспособлены к работе в упряжи и в этом отношении незаменимы. Получив в наследство от киргизских лошадей выносливость, неприхотливость к корму, а от русской лошади рост и округлость форм, широкую и толстую шею, аулиэатинская лошадь является теперь лучшим упряжным животным; этих лошадей покупают здесь для ремонта артиллерии.

По распространенности, после киргизской лошади, наибольшее значение имеют, так называемые, карабаиры (рис. 12-й). Лошади этого типа обыкновенно выше киргизских; средний рост такой лошади не менее 2 арш. 1 вершка. Встречаются экземпляры, имеющие 3-4 вершка, но такие редки. Голова большая, мясистая, глаза навыкате, уши маленькие, шея длинная, толстая и широкая, грудь широкая, холка невысокая, спина прямая, зад не развит так в ширину, как у киргизской лошади, и задние ноги широко расставлены. Ноги сухие с удовлетворительными копытами, в особенности на передних ногах. В общем, правильные формы этой лошади делают ее парадной лошадью, пригодной для городской езды. Этот тип лошади и есть наиболее распространенный между сартами, у которых нет потребности к быстрым передвижениям. По своему строению она напоминает несколько ура-тюбинскую, однако же последняя, по своему общему виду, ближе стоит к текинской, чем к киргизской лошади. Карабаиры представляют переходную ступень от помеси между текинскими лошадьми и киргизскими.

Всего вероятнее предположить, что в образовании карабаиров принимали участие киргизские жеребцы и текинские матки, а в ура-тюбинской, наоборот, текинские жеребцы и киргизские матки. Сухость, высоконогость, длинная оленья шея, коровья постановка задних ног, узкая, но глубокая грудь, все это признаки всем известных текинских лошадей. Ура-тюбинские лошади, как и текинские, отличаются своими скаковыми способностями. Им присуща рысь, поэтому многие офицеры приобретают этих лошадей, как наиболее подходящих для их целей, (рис. 13).

Бухарская и кокандская лошади ничем почти друг от друга не отличаются. Эти парадные лошади, по большей частя белой масти, с широкой грудью, высокой — до четырех вершков спиной, красивой энергичной головой, произошли без сомнения от арабских лошадей, которые еще в 13-ом веке были приведены в Среднюю Азию. Эти лошади, оставшиеся только в богатых конюшнях, ценятся дорого, и в Туркестане их можно встретить только у богатых туземцев. Рисунок 14-ый изображает такую лошадь, принадлежащую сарту из гор. Ташкента.

По красоте форм и статности эти лошади напоминают породу турецких лошадей, также происшедших от скрещивания чистокровных арабов с местными. Нет сомнения, что во время паломничества в Мекку, раньше, когда это путешествие совершалось исключительно верхом, туземцы имели возможность приводить из Аравии лошадей или же случать своих кобыл с арабскими жеребцами. Поэтому наследство арабов, в виде так называемых бухарских лошадей, не должно казаться нам чем-то странным и необходимо предположить, что возможность улучшения местной породы арабской кровью раньше представлялась делом не столь трудным, каким оно кажется теперь.

Летнее и зимнее содержание лошадей

С наступлением весны лошади, как и все остальные домашние животные у кочевников, пользуются исключительно пастбищным кормом. Лошади обыкновенно пасутся отдельно от остальных животных, косяками, которые состоят из одного жеребца (айгыр), 8-10 штук маток и жеребчиков 1-2-х лет. Численность всего косяка редко превышает 30-40 голов. Жеребец является полным хозяином косяка, он направляет всю семью на пастбище и приводит обратно к юрте кочевника. Несколько косяков, соединенных вместе, носят название табуна. Табуны пасутся обыкновенно под присмотром пастухов. Лошади пасутся днем и ночью, и только дойные кобылы или пригоняются к юртам для дойки или же, наоборот, хозяин сам отправляется к косякам, если число дойных кобылиц не особенно велико, а пастбище недалеко от юрт. С наступлением осени кочевники постепенно со своими косяками приближаются к зимовкам и здесь начинается обыкновенно голодовка лошадей. Только сравнительно хорошее питание весной, летом и осенью дает возможность лошадям перенести скудное зимнее содержание. Пастьба лошадей в степях, покрытых или глубоким снегом, или толстой корой льда, — вот по большей части та жалкая судьба, которая достается на долю киргизской лошади. Если зима не сурова, то киргизская лошадь выносит такое скудное питание, но если в степях много снега или, что еще хуже, наступает гололедица, то лошади, как и весь остальной скот, погибают массами. Жеребые матки обыкновенно выкидывают, и если кочевник не запасся хоть кое-какими запасами корма, то он теряет иногда половину своих лошадей. Следует однако же отметить, что теперь, с постепенным оседанием киргиз, умение делать кое-какие запасы для скота, для лошадей, становится уже повсеместным. В общем, зимнее содержание лошадей у киргиз крайне скудно, поэтому весной у косячных лошадей остаются одни кости да кожа.
Насколько неудовлетворительно зимнее содержание лошадей у киргиз, настолько оседлые жители, сарты, делают все возможное, чтобы предоставить дорогому животному и лучший корм, и сравнительно заботливый уход. Летом сарты кормят лошадей зеленой люцерной. Ежедневная дача простирается от 5 до 8 снопов, что соответствует приблизительно и 1 — 1½ пудам зеленого корма. Кроме люцерны лошади в Сырдарьинской и Самаркандской областях получают ежедневную порцию ячменя в 5-6 фунтов, а в Ферганской области ячмень заменяется джугарой. Зимой лошади получают сухую люцерну в количестве 2-4 снопов, что соответствует 16-24 фунтам сухого питательного сена. Для полной утилизации снопов люцерны, нередко на особых простых соломорезках люцерна измельчается и в таком виде поедается лошадьми почти без остатка. Кроме люцерны зимой лошади получают саман в смеси с ячменем, и, по уверению туземцев, такая прибавка к корму отражается весьма хорошо на животных. Корм задается лошадям зимой три раза, утром, в обед и на ночь. При даче ячменя каждый раз прибавляется некоторое количество соли. Поят зимой обыкновенно 1 раз перед дачей ячменя.
Лошади у сартов помещаются зимой в крытых галереях, окружающих двор (кургаича), где вдоль стены устроены кормушки из сырца, а для прочности связаны нетолстыми брусьями.
Летом их обыкновенно привязывают к колу, вбитому посреди двора, где они проводят большую часть дня и всю ночь. После работы лошадей выдерживают 3-6 часов до корма. Если же приходится пускать лошадь в работу раньше окончания срока выдержки, то задают обыкновенно прежде всего ячмень, а уже потом люцерну. После работы лошадь поят обыкновенно на другой день, и такая осторожность имеет, конечно, за собой много оснований, если вспомнить свойства люцерны, как корма, способствующего сильному вздутию брюха. Насколько у киргиз воспитывают лошадей при суровой обстановке, настолько сарт прилагает все усилия для предоставления лошади возможных удобств, помещения и защиты от зимнего холода и летнего зноя. Лошадь у сартов и зимой и летом находится под несколькими попонами (ярпуш); зимой попоны подшиваются войлоком, а летние попоны приготовляются из бумажной материи с разными украшениями или из шерстяной, довольно изящно вытканной, материи. Попонами укрывается не только спина, бока и круп лошади, но также шея и голова. Такая покрышка летом избавляет лошадей от назойливых насекомых, а зимой защищает от холода. Чистят лошадей с помощью особого веника из гладких палочек (нюшты) и скребицы, представляющей собой кусок листового железа, согнутого в роде буквы П, с зазубринами по краям. После чистки лошадь опять покрывается попонами и привязывается к своему месту.
Вообще сарты, как истинные любители лошадей, предоставляют этим животным и лучшее, помещение и выказывают иногда большую заботливость, чем к своим собственным жёнам. Это обстоятельство не мало способствовало развитию здесь коневодства не как промысла, а исключительно для спорта. Хорошая лошадь есть лучшее украшение сарта, поэтому лица, имеющие хороших лошадей, пользуются почетом и славой.

Выбор производителей и случка лошадей

Только у богатых киргиз, владеющих несколькими косяками или табунами, обращается должное внимание на выбор производителя. Нередко владельцы косяков платят большие деньги за хороших жеребцов. При выборе производителя внимание обращается, главным образом, на рост, силу и способность к скачке. Жеребцы (айгыр) идут в случку с трехлетнего возраста и остаются в косяках до 15-20 и более лет, если они обладают хорошими качествами. Жеребец, как голова косяка, является полным его распорядителем. Жеребчики, входящие в состав косяка, по достижении ими такого возраста, когда они начинают конкурировать с главой косяка, самым жестоким образом изгоняются; она или получают свои косяки, или выхолащиваются и возвращаются в состав прежнего косяка. Как случка, так и жеребение, совпадает обыкновенно с весной. Только богатые киргизы, для получения зимнего кумыса, рассчитывают время случки так, чтобы жеребение было осенью. Бедняки, не имеющие запасов корма и свободных юрт для помещения жеребят, избегают зимнего жеребения. Новорожденный жеребенок помещается обыкновенно в юрте и первые 2-5 дней, в особенности по ночам, проводит вместе с хозяевами. Затем уже его оставляют ночевать на открытом воздухе вместе с матерью. По прошествии 15-20 дней жеребенок отделяется от матери, так как в это время начинается дойка кобылиц.
Нежеребые матки в косяках встречаются редко, выкидыши также принадлежат к редким явлениям в обыкновенные годы с умеренной зимой. Во время жута число выкидышей доходит до 50%.

Воспитание жеребят и выездка лошадей

Жеребята, матки коих доятся, получают мало молока и развиваются крайне медленно; те же жеребята, которые пользуются молоком матери вволю, быстро растут, крепнут и в годовалом возрасте представляются уже хорошо оформленными. На втором году начинается их выездка. Этим делом занимаются прежде всего дети кочевника, которые ездят на полутора-двугодовалых жеребятах; дальнейшая объездка переходит к старшим в семье. Косячных, диких лошадей ловят посредством аркана с мертвой петлей. Киргиз, верхом на лошади: с длинной палкой, на конце которой привязан аркан, накидывает на шею намеченной лошади петлю, приводит к кибитке, надевает узду и туго натягивает ее к подпруге. В таком виде лошадь стоит несколько часов, привязанная к колу, и, стараясь освободится от непривычного положения, разранивает рот, чем облегчает работу дальнейшего укрощения. Затем на лошадь надевается седло, и всадник, вскакивая на дикую лошадь, скачет часа два, три по степи до тех пор, пока животное не устанет. В редких случаях выездка продолжается 2-5 дней. После этого лошадь опять пускается в табун, и на ней до трехлетнего возраста ездят дети хозяина. Дальнейшей выездкой для приобретения того или другого аллюра занимаются особые специалисты, торгующие лошадьми. Самый обыкновенный аллюр местной лошади, весьма ценимый в крае, это так называемая «хода», — своеобразный быстрый шаг. Лошади с хорошей ходой, не утомляя себя и ездока, способны пройти большие расстояния со скоростью от 6-ти до 12-ти верст. Лошади с 12-ти-верстной ходой продаются сравнительно дорого. Чаще встречаются лошади с ходой в 8 верст. Большинство лошадей приобретает наследственное расположение к ходе.
За ходунцами следуют скакуны, которые, при том почете, каким пользуются скачки среди туземного населения, ценятся высоко. Скакуны из лошадей киргизской породы, не отличаясь большой резвостью в беге, тем не менее при скачках на большие дистанции оказываются победителями. Большой резвостью при скачках на небольшие дистанции отличаются текинские и ура-тюбинские лошади.
Лошади «юрга» встречаются редко и продаются очень дорого. В Ташкенте один иноходец, принадлежащий татарину Долотказину, продан был бухарцам за 600 руб. Вообще же цена на иноходца не опускается ниже 100 руб. Гораздо дешевле так называемые «трапатуны», у которых очень спокойный ход; лошадь при этом аллюре перебирает ногами также как и иноходец, только делает очень короткие шаги, отчего всадник не чувствует никакого сотрясения. Выездка лошадей двух последних типов явилась потребностью с появлением здесь русских, и местные барышники довольно удачно обучают лошадей этим аллюрам. Рысаки встречаются очень редко, и только ура-тюбинские лошади дают хороший материал для выработки этого аллюра.

Кастрация жеребцов

Жеребцы, не попавшие в число производителей, обыкновенно кастрируются в возрасте от 3-х до 4-х дет. Кастрация производится рано весной особыми специалистами, которые удаляют яичники, предварительно накладывая лещетки. Мошонка разрезывается вдоль, семенные нити соскабливаются, и затем удаляются яичники. Эта операция редко сопровождается смертными случаями.

Лошадь как молочное животное

Как известно, лошадиное молоко содержит, в сравнении с коровьим, большее количество (в среднем 6,1%) молочного сахара, при брожении превращающегося в спирт и молочную кислоту. Из этого молока на востоке издавна приготовляют кумыс. Название и способ приготовления этого напитка, по всей вероятности, произошли от древних куманов, населявших степи Азии.
Кумыс играет в жизни киргиза весьма видную роль; без кумыса не обходится ни одна киргизская семья, и этот напиток, конечно разбавленный водой и молоком от других домашних животных, имеет в Туркестане довольно высокую рыночную цену.
Молочность кобыл весьма не велика. За весь удойный период, продолжающийся 5-6 месяцев, кобыла дает 45-50 ведер молока, не считая той части, которая идет на питание жеребят. В среднем, ежедневный удой не превышает четырех-пяти стаканов. Кобылы начинают доиться обыкновенно спустя 2-3 недели после жеребения. Дойка производится обыкновенно два раза в день: в полдень и вечером. Перед дойкой жеребята припускаются к матерям, после чего женщины, держа в одной руке доянку, другой выдаивают молоко. Выдоенное молоко сейчас же идет на приготовление кумыса и в другом виде кобылье молоко обыкновенно не употребляется.
Процесс приготовления кумыса у киргиз весьма прост. Брожение молока, процеженного через сито, для отделения от волоса и других посторонних примесей, происходит обыкновенно в кожаных бурдюках, с широким отверстием, куда вставлена палка, на конце которой насажена вплотную круглая дощечка. Палка с дощечкой служит для периодического взбалтывания жидкости, как перед употреблением, так и в начале приготовления. Выдоенное кобылье молоко процеживается через сито и наливается в кожаный бурдюк, в котором находится обыкновенно небольшая порция старого кумыса. Через 24 часа молочный сахар претерпевает с одной стороны молочнокислое брожение, с другой спиртовое. В первом случае, получается некоторое количество молочной кислоты, а во втором спирт и углекислота. При брожении нередко происходит гниение белковых веществ молока, почему кумыс в весьма лишь редких случаях держится более 8-10 дней. Обыкновенно же он употребляется на 3-й — 6-й день.

Питательность кумыса зависит от образования пептонов из альбумина и казеина. Слабые организмы при употреблении кумыса быстро поправляются, если только, конечно, обстановка приготовления кумыса исключает возможность заражения какими-либо болезнями, коими нередко страдают лошади. У богатых людей кумыс приготовляется из цельного молока, у бедных он разбавляется водой.
[…]

Лошадь как мясное животное

Все киргизское население конину предпочитает всем остальным видам мяса. Живой вес местных лошадей достигает 20-25 пудов, а убойный составляет 60% живого, следовательно мяса получается от одной лошади 12-15 пудов. Мясо молодых лошадей, по отзывам киргиз, очень вкусно, нежно. Старые же лошади дают мясо с противным запахом пота, твердое, крайне непривлекательного вида. Убой лошадей производится во время свадеб, поминок или других торжеств, а также в случаях неизлечимой болезни. Богатые киргизы заготовляют конину на зиму; осенью лошади бывают обыкновенно в теле, поэтому мясо, заготовленное в прок, бывает достаточно жирно. Сохранение мяса крайне примитивно: разделенная на мелкие части, лошадиная туша развешивается внутри кибитки, где коптится дымом очага. Перед копчением куски мяса растираются солью. Из этого копченого мяса, крайне невкусного для европейца, приготовляются разнообразные кушанья, приправленные перцем, а также особые колбасы в смеси с просяной крупой. Кожа убитых лошадей идет частью на приготовление различных принадлежностей в обиходе кочевника, частью продается. Рыночная цена одной штуки кожи колеблется от 1 р. 50 до 3 р. 50 к., смотря по размеру кожи и по году. В голодные годы кожа значительно дешевле. Конский хвост и грива продаются отдельно, причем на этот продукт всегда на рынке существует хорошая цена. Из кож молодых жеребят киргизы готовят себе мягкую зимнюю обувь, шаровары и подшивают халаты.

Лошадь как рабочее животное

Лошади в Туркестане служат для верховой езды, упряжи и под вьюк. Все передвижения туземцев происходят по большей части верхом, реже на арбах. Во время кочевок вместо лошади, по большей части, служит верблюд. Как для верховой езды, так и для вьюка, употребляется местное седло, которое по устройству ленчика (джазлык) бывает трех типов. Первый, наиболее употребительный тип ленчика с вогнутым сиденьем, носит название сартского, хотя иногда называется кокандским или самаркандским; он сделан из дерева, окрашен красками с довольно красивыми рисунками и инкрустирован тоненькими пластинками кости. Лук этого ленчика невысокий, на конце округленный с своеобразным вырезом. Рисунок № 15 дает ясное представление о ленчике этого типа. Второй тип ленчика, киргизский, боле простого устройства с крышеобразной вершиной, по внешнему виду похожий на русские деревянные сиделки. Третий тип, сибирский, менее распространен, ленчик у него похож на ленчик кавалерийского седла, но с высоким передним луком, загнутым вперед.

Из всех этих трех типов наиболее удобным, по моему мнению, является ленчик сартского седла.
На спину лошади прежде всего накладывается потник (теллик), состоящий из куска войлока, сложенного вдвое и прошитого красными и желтыми нитками.
На потник накладываются две длинные войлочные подушки, по одной с каждой стороны (токум), а в углубления этих подушечек вставляются крылья ленчика. Для того, чтобы токум не сползал со спины, они, посредством двух тоненьких ремней соединяются вместе. На токум кладется джазлык и затем все связывается подпругой (асл), которая состоит из широкого ремня с двумя плоскими железными кольцами. К одному из этих колец привязывается тоненький ремешок, которым оба кольца соединяются и стягиваются. К джазлыку прикрепляются на ремнях и пряжках железные стремена (занги), с различными украшениями; к задней части джазлыка прикрепляются три кольца: два по бокам и одно посредине с нижней стороны. Первые два кольца служат для укрепления хурдрума, а срединное для подхвостника (хуюнгаш). Уздечки у туземцев обыкновенно ременные, с железными удилами из четырехгранного железа с большиими грубыми кольцами (джлов).

Туземцы редко ездят на голом ленчике. Обыкновенно на ленчик кладется небольшая подушка или одеяло, сложенное вчетверо, и связывается посредством тоненьких ремней.
У туземцев для вьючных лошадей нет особых седел, как это существует у кавказских горцев. Седло, служащее для верховой езды, употребляется и для перевозки вьюков. Лошади у туземцев идут в запряжку обыкновенно по одиночке. Двухколесная арба с высокими саженными колесами представляет самый распространенный тип перевозочных средств. Так как погонщик обыкновенно садится верхом на лошадь, то обыкновенное седло служит в этом случае и седелкой, через которую перекидывается черессдельник, представляющий собой волосяной канат. На шею лошади надевается грубого устройства хомут из войлока, а к оглоблям прикрепляются две дугообразные палки. Эти палки, связанные ремнями наверху и внизу, надеваются также на шею лошади. Палки упираются в хомут, а для того чтобы они не надавливали на шею лошади, приподнимаются на нужную высоту с помощью чересседельника. Погонщик, сидя на лошади с ногами, упертыми в оглобли арбы, управляет лошадью и в то же время, балансируя на спине, уменьшает удары на шею лошади от сотрясения, а при подъемах и спусках уравновешивает давление, которое оказывает арба на шею лошади.

Лошадь в местной арбе может везти груз от 30 до 50 пудов, смотря по состоянию дороги и по времени года; на большие расстояния арбы берут груз не более 35-40 пудов. Тяжесть вьюка на одну лошадь зависит от дороги: в долине кладется на спину лошади до 11-12 пудов, по горным тропинкам 5-6 пудов. К этому грузу надо прибавить еще вес всадника.

Туземные скачки

Байга (скачки) составляет самое приятное развлечение для всех слоев туземного населения. В байге обыкновенно участвуют все — и старые и молодые, богачи и бедные, киргизы и сарты, а для устройства ее пользуются всяким случаем. Свадьбы, поминки и большие мусульманские праздники всегда ознаменовываются скачками.
В 1896 году я был свидетелем одной из грандиозных скачек, устроенной в день поминок в честь рода Боньги, Орды колена Сыким Касым бека Ходжа-бекова, родоначальника Карамуртеной волости. Поминки устраивались сыном Касым-бека Султан-беком, который еще за несколько месяцев до дня поминок делал приготовления для устройства торжества. В первых числах августа, за две недели до дня поминок уже со всех концов Сыр-Дарьинской, Семиреченской и Тургайской областей и даже из Оренбургской губ. начал стекаться народ к месту скачек, в двадцати верстах, к северо-западу от Чимкента, в прекрасной холмистой местности, где протекает арык-Асиль. Не останавливаясь на подробностях торжества, скажу лишь, что ежедневно, начиная с 5-го августа, приезжие со всех концов края часто устраивали предварительные скачки, на небольшие дистанции. Торжество должно было окончиться большой скачкой в 50 верст. Вечером накануне дня скачек собрались аксакалы и обсудили в подробностях условия, при которых должны были происходить скачки. Решено было, чтобы хозяева лошадей, которые должны были принять участие в скачках, выехали в 11 час. ночи к месту скачек, на ст. Арысь, откуда на другой день должна была начаться скачка. Ажиотаж был ужасный, так как первый приз, состоящий из 1000 рублей, 50 верблюдов, 20 лошадей и одного китайского слитка серебра (ямб), был слишком соблазнителен для собравшихся. В 11 часов ночи принимающие участие в скачках выехали вместе со своими провожатыми в сопровождении туземной музыки, и после этого вся масса собравшихся верхами направилась к месту, где был водружен белый флаг, конечный пункт скачущих. На другой день еще в 12 часов утра на горизонте видна была густая туча пыли и, дальнозоркие киргизы заметили приближение скачущих. В первом часу показалась первая партия скачущих, с шумом и гамом приближавшихся к призовому столбу. Среди этой толпы, без седока, с легким киргизским седлом, бежала неторопливой рысью лошадь, изображенная на нашем рис. 9-ом, которая получила первый приз. Из станции Арысь, отстоящей от места, где находился призовой столб на расстоянии 50-ти верст, выехало до 90 лошадей, а к призовому столбу прискакали 12 лошадей. Остальные или пали на дороге, или отказывались вовсе скакать дальше. Павших лошадей на этой дистанции было 25.

К сожалению, мне не удалось выяснить, в котором часу скачущие выехали со ст. Арысь, а поэтому определить хотя бы приблизительную скорость, с какой скакали лошади, оказалось невозможным. Наездниками на таких скачках обыкновенно бывают дети не старше двенадцатилетнего возраста, одетые очень легко. Своеобразно одно из правил скачек: если недалеко от призового столба падет лошадь, и хозяин ее успеет привезти голову лошади в то время, когда еще остались призы (а их всего было 15), то он имеет право на получение соответствующего приза. Нужно заметить, что скачка, благодаря помощникам, производится крайне неправильно. Провожатые, помогая известной лошади, в то же время стараются мешать другим лошадям. И вообще вся скачка, в особенности при приближении к призовому столбу, оканчивается такой суматохой, что весьма трудно судить об исходе скачки. Тренировка лошадей начинается задолго до скачек. Вся мудрость тренировки заключается в том, что посредством скудного питания доводят лошадь до того, что она теряет весь жир и оставляет с виду одни кости и кожу. Люцерна перед задачей настолько вытряхивается, что остаются только сухие стебли, а ячменя вовсе не дают. Во весь период подготовки к скачкам лошадь ежедневно выезжают.

Торговля лошадьми

Торговля лошадьми в Туркестане производится обыкновенно на базарах, куда весной и осенью сгоняется масса лошадей. Цены на киргизских лошадей весьма разнообразны. Средняя верховая лошадь с ходой в 8-10 верст продается за 35-40 рублей. Есть лошади, которые идут за 15-25 руб. Арбакешная лошадь продается по 30-50 руб., смотря по росту, силе и возрасту. Большое количество лошадей из северных уездов пригоняется на юг, и отсюда направляется в Ферганскую, Самаркандскую области и в Бухару. Торговля всецело находится в руках барышников, которые ездят по степям и выбирают из косяков нужных лошадей. Особенной славой пользуются конские базары в Кишлаке, Сайраме и гор. Аулиэате, куда приводится из степи много хороших лошадей. Сведений относительно числа лошадей, уводимых в Оренбургскую губернию, Бухару и Афганистан не имеется.
[…]

© 2016-2021 Raretes