Закрыть

Искусство Средней Азии XVI—XIX вв.

В XVI в. в Средней Азии установилась власть узбекских ханов. Значение столичного центра довольно скоро перешло от Самарканда к Бухаре. При шейбанидах (первой узбекской династии в Средней Азии) власть бухарских правителей в некоторые моменты распространялась не только на княжества Мавераннахра, но даже на Хорезм и Хорасан. Но уже в XVII в., при следующей династии — аштарханидов, узбекское государство политически значительно ослабевает, и его территория уменьшается.
Борьба за власть внутри страны приводит в середине XVIII в. к падению династии аштарханидов. XVIII-XIX вв. в Средней Азии характеризуются редким упадком экономической жизни страны, давно потерявшей свое былое значение в мировой торговле, усилением феодальной эксплуатации трудящихся масс и децентрализацией политической власти. В XIX в. на территории Средней Азии существуют три самостоятельных, постоянно борющихся между собой феодальных ханства: Бухарское, Хивинское и Кокандское. Во второй половине XIX в. среднеазиатские ханства были завоеваны русскими войсками и превратились в колониальные владения царской России.
Исторические источники сообщают ценные сведения о развитии культуры и искусства в эпоху шейбанидов и аштарханидов в Средней Азии: составлялись обширные и представляющие научный интерес литературные труды по истории и мусульманскому праву. В некоторых городах и особенно в столичной Бухаре в этот период производились большие строительные работы. Бухара украшалась десятками мечетей и медресе, строились базары, бани и другие здания.

Архитектура и архитектурная декорация XVI в.

Архитектурный облик дореволюционной Бухары сложился, в сущности, в XVI-XVII вв.; позднее было возведено сравнительно немного крупных построек. В Бухаре не производилась такая значительная перепланировка, как в Самарканде при Тимуре. Город до самой революции сохранил исторически сложившийся, очень запутанный план с сетью узких улиц и переулков. Уже в XVI в. Бухара занимала территорию в пределах дошедшей до нас городской стены, которая тоже была сооружена в ту эпоху, но в последующие века многократно подновлялась и переделывалась.
На основных уличных магистралях, которые идут от одиннадцати ворот к центру города, расположены главные и второстепенные архитектурные центры. Площадь перед крепостью эмира была окружена несколькими мечетями и медресе. С трех сторон площади у Боля-хауз и сейчас еще возвышаются медресе Кукельташ, медресе Диван-беги и ханако Диван-беги.
Напротив соборной мечети Калян находится медресе Мир-Араб, а между ними большой бухарский минарет. Особенно много встречаем мы в Бухаре ансамблей, состоящих из двух расположенных одно против другого по обеим сторонам улицы зданий (например, медресе Улугбека и Абдул-азиз-хана, медресе Абдулла-хана и Модари-хана и др.).
В монументальной архитектуре особенно сильно проявилось освоение узбекскими мастерами культурно-художественных традиций предшествующего времени. Здания узбекского периода воспроизводят прежний, уже выработанный и ставший в Средней Азии традиционным, тип построек. Характерным примером может служить большая бухарская соборная мечеть (Мачити-Калян), сооруженная на месте старой караханидской в 1540/41 г. Мачити-Калян повторяет в основных чертах план и пропорции самаркандской соборной мечети Биби-ханым, хотя отличается в деталях и сильно ей уступает по размерам и богатству декоративной отделки. С улицы вход в мечеть ведет через сравнительно невысокий портал, за которым расположен большой прямоугольный двор, окруженный крытыми галереями. Главное здание мечети с высоким пиштаком и голубым куполом, как и в Биби-ханым, находится в глубине двора напротив входа (илл. 58).

Сравнивая архитектурные памятники Средней Азии XVI-XVII вв. с постройками предшествующей тимуридской эпохи, следует отметить, что многие здания шейбанидского и аштарханидского периодов значительно уступают своим предшественникам по целостности и монументальности архитектурного образа. Теряется былая четкость пропорций, фасады иногда становятся слишком растянутыми. Наблюдается, особенно в XVII в., перегруженность построек декоративным убранством. Вместе с тем недостаточно высоко стоит качество технического исполнения многих зданий этого периода. Часто применяется плохой строительный материал, видны небрежность и недостаточная тщательность исполнения. Этим объясняются следы сильных повреждений и многочисленных ремонтов на этих, сравнительно молодых, постройках. Строительно-технические недостатки делают также легко разрушающейся декоративную облицовку: на многих зданиях мозаика и майолика сохранились в очень фрагментарном состоянии.
Однако, несмотря на отдельные черты упадка в архитектурных памятниках XVI-XVII вв., в Бухаре и других местах есть ряд таких особенностей, которые говорят о творческой переработке и оригинальной интерпретации узбекскими зодчими традиционных форм среднеазиатской архитектуры феодальной эпохи.
Монументальные здания узбекского периода, сохраняя веками выработанный общий облик архитектурных построек (замкнутый прямоугольный план, высокие наружные стены с возвышающимися над ними пиштаками и куполами, башнеобразные сооружения на углах), не имеют той исключительной изолированности от улицы, которую мы отмечали, например, в тимуридских сооружениях. Широкое распространение получает прием обработки переднего фасада глубокими стрельчатыми нишами, своего рода лоджиями, которые сообщаются с внутренними помещениями здания. Такие ниши можно видеть, например, на фасадах почти всех бухарских медресе XVI-XVII вв.: они обычно расположены по обеим сторонам от входного портала в два яруса, соответственно числу этажей худжр (илл. 59).

В архитектуре бухарских медресе мы находим также выработанную и ставшую очень типичной для этих зданий внутреннюю планировку.
Прямоугольник, обычно лежащий в основе, плана двора медресе, имеет в бухарских постройках как бы срезанные углы, что придает двору восьмиугольную форму. В четырех противолежащих друг другу коротких сторонах этого многоугольника располагаются входы в угловые комнаты, чем достигается более рациональное расположение внутренних помещений.
Творческая работа зодчих узбекского периода над архитектурой медресе находит выражение еще в целом ряде других моментов. Одним из лучших памятников зодчества шейбанидского времени является медресе Мир-Араб, сооружение которого было закончено в 1535/36 г. Прекрасно разработан план медресе с четырьмя порталами по сторонам внутреннего двора; очень стройны пропорции архитектурных частей здания. Среди отдельных конструктивных элементов постройки обращают внимание полукупольный свод ниши входного портала, мастерски исполненные купольные покрытия на подпружных арках в угловых помещениях и смелая и легкая конструкция арки на южной стороне двора.
В медресе Абдулла-хана (окончено в 1589/90 г.) архитектура здания обогащена пристройкой в задней, западной его части (за противолежащим входу пиштаком двора) восьмиугольного помещения, представляющего как бы небольшой внутренний, перекрытый куполом дворик, окруженный худжрами в два этажа. Подобная пристройка, но несколько иной конструкции и меньших размеров, находится с северной стороны, за боковым пиштаком двора.
В архитектурном отношении интересны также сооруженные в XVI в. так называемые «чарсу» — купольные постройки над перекрестками базарных улиц. В этих зданиях нашли применение различные приемы перекрытий и, в частности, перекрытие на четырех перекрещивающихся подпружных арках. В настоящее время сохранились в Бухаре три таких купола: Токи-Саррафон, Токи-Тильпак-Фурушон и Токи-Заргарон, но известно о существовании еще двух чарсу, из которых одно отличалось особенно крупными размерами.
Целый ряд художественно-ценных явлений может быть отмечен и в области декоративного убранства зданий XVI в. На некоторых памятниках (например, медресе Мир-Араб) мы встречаем хорошие мозаичные облицовки. В декорации того же медресе Мир-Араб имеет место оригинальный способ размещения мозаичных вставок на алебастровом фоне. Во второй половине XVI в. широко применяются для декорации расписные майоликовые плитки. Они имеют очень характерный, резко отличающий их от майолик предшествующих эпох мелкий растительный узор и расплывчатые контуры рисунка. Цвета росписи: белый, бирюзово-голубой, иногда зеленый по темно-синему фону.
Высоким качеством исполнения отличается декоративное убранство двух небольших бухарских зданий XVI в.: ханако Ходжа Зайнеддина и мечети Балянд. Каждое из этих зданий представляет прямоугольную постройку, с двух сторон окруженную деревянной крытой террасой. Особенно интересна декорация стен внутри зданий. В ханако Зайнеддина низ стен украшен изразцовой мозаичной панелью; выше ее стенная поверхность, паруса и купол покрыты росписью, исполненной техникой «кундаль». Открытая галерея имеет богато расписанный и тонко инкрустированный деревянный потолок, который поддерживают резные деревянные колонны на мраморных базах.
В этом же духе, но еще богаче декорирована мечеть Балянд. Изразцовая, составленная из цветных шестигранников панель внутри здания имела тонкую золотую роспись по глазури. Плоский деревянный потолок в мечети исполнен наборной техникой и расписан.
Вне Бухары из построек XVI в. следует отметить интересный по конструктивным приемам мавзолей Баракхана в Ташкенте.

© 2016-2022 Raretes