Закрыть

Искусство Средней Азии XVI—XIX вв.

Архитектура и архитектурная декорация XVIII-XIX вв.

XVIII-XIX вв., характеризующиеся в истории Средней Азия общим экономическим и политическим упадком страны под властью мангытских эмиров Бухары, кокандских и хивинских ханов, почти не оставили больших и ценных архитектурных памятников. Постройки этого периода, например в Бухаре, довольно многочисленны, но большей частью невелики по размерам и мало интересны в отношении архитектурной формы и декоративной отделки.
В официальных зданиях XVIII-XIX вв. со всей ясностью сказалось, насколько бедны духом были господствовавшие классы дореволюционной Средней Азии. Они заставляли архитекторов подражать старым образцам зодчества (хотя не могли обеспечить их даже теми техническими и строительными возможностями, которые позволяли средневековым мастерам создавать по-своему великолепные памятники искусства). С другой стороны, особенно со второй половины XIX в., деспотические заказчики требовали модернизации архитектуры в духе дешевой европейской «роскоши», примерами чего могут служить эклектичные по стилю и в большинстве антихудожественные дворцы последних бухарских эмиров. В этих условиях резко пало строительное и художественное качество среднеазиатского зодчества. В декоративной облицовке исчезают тонкие мозаичные убранства; майоликовые плитки расписываются плохими, тусклыми и расплывчатыми красками; появляются различные имитации изразцовых украшений, пышные и дешевые, но быстро разрушающиеся.
Среднеазиатские зодчие этого времени, лишенные возможности работать над большими строительными задачами, только в отдельных случаях могли проявить свои способности в оригинальных замыслах. В Бухаре следует отметить медресе Халифа Ниязкул (Чор-Минор), построенное в 1807 г. и имеющее интересный вход в виде небольшой постройки, окруженной четырьмя минаретами с голубыми куполами.
В декоративном отношении по тонкости и изяществу исполнения заслуживает внимания убранство отдельных зал в эмирских дворцах Бухары: Ситора-и-Мохи-хосса и др., а также декорация некоторых комнат, украшенных узбекскими мастерами уже в начале XX в. в доме, где сейчас помещается Ташкентский учебно-производственный комбинат кустарной промышленности. Сравнительно большой интерес представляют постройки XIX в. в Хиве. Есть основания предполагать, что некоторые хивинские медресе (например, Араб-хан) сооружены еще в XVII в., но большинство крупных построек города относится к последующим столетиям (илл. 68).

Одним из наиболее оригинальных зданий Хивы является бывшая Джума-мечеть (илл. 69). Эта большая, снаружи ничем не выделяющаяся постройка, внутри представляет огромный зал, плоский потолок которого опирается на двести восемнадцать расположенных рядами деревянных колонн. Многие из колонн — резные; некоторые из них, несомненно, сделаны еще в эпоху караханидов (см. о них выше) и были использованы при постройке этой мечети.

Довольно многочисленные медресе Хивы по типу близки бухарским медресе с их восьмиугольным планом внутренних дворов и аркатурой из стрельчатых ниш на главном фасаде.
Одно из медресе — Мадамин-хана — имеет снаружи соответствующий второму этажу худжр пояс таких ниш не только на передней, но и на боковых сторонах здания. Оригинальной особенностью планировки хивинских медресе являются сооруженные перед фасадом большинства из них небольшие наружные дворики, обнесенные невысокой стеной. Этим приемом само здание медресе несколько отодвигается вглубь, что при узких хивинских улицах создает возможность лучше воспринимать архитектурный облик постройки.
В хивинской архитектуре есть попытка возродить тип отдельно стоящих, конически сужающихся вверх минаретов. Таковы минарет около Джума-мечети (по-видимому, наиболее старый), большой минарет около медресе Ислам-Ходжа и начатый, но не законченный в первой половине XIX в., неоправданно громадный по размерам, сплошь украшенный майоликой минарет у медресе Мадамин-хана.
Безусловный интерес представляют хивинские дворцы XIX в.: Куня-арык и Таш-Хоули. Обнесенные со всех сторон высокой глухой стеной (Куня-арык, к тому же, находился в цитадели города), они дают представление о характерном старом типе восточных дворцовых построек. Несколько внутренних замкнутых дворов предназначались для различных целей (двор для приемов, мечеть, жилье) и были окружены соответствующими помещениями. На примере лучше всего сохранившегося дворца Таш-Хоули видно, что все апартаменты дворца вместе с окружающей его стеной представляли единое большое сооружение.
В дворцовой архитектуре Хивы нашли широкое применение айваны — открытые с одной стороны террасы с плоским покрытием, опирающимся на одну или несколько деревянных колонн (илл. 70).

Так, например, приемная часть во дворце Таш-Хоули состоит из квадратного двора; одна сторона его занята фасадом как бы самостоятельного здания, портал которого вместо обычной в среднеазиатских монументальных постройках стрельчатой ниши имеет большой айван, за которым расположена прямоугольная комната. С трех остальных сторон двор обнесен более низкой стеной; на высоте второго этажа в ней имеется несколько небольших айванов с плоским покрытием и обычно с одной колонной. Айваны и стены дворов во дворцах богато украшены расписными майоликовыми плитками. Майоликовые плитки вообще являются основным материалом декоративных облицовок в хивинском зодчестве. Ими исполнены тимпаны арок и отдельные панно на стенах многих медресе. Очень богато декорировано майоликой здание мечети — мавзолея Палван-Ата, построенное, по-видимому, еще в XVIII в. В этом здании украшен не только фасад снаружи, но стены и купола главнейших помещений внутри сплошь облицованы майоликой. Майоликовые плитки хивинских зданий имеют очень специфический и довольно разнообразный узор, состоящий то из крупного геометрического плетенья, заполненного растительными мотивами, то из довольно сложных композиций мелкого растительного орнамента (илл. 71), иногда же из сочетания различной формы медальонов. Интересная с художественной точки зрения и довольно хорошая по технике исполнения майоликовая декорация Хивы отличается часто излишней дробностью орнамента и в своем узоре, несомненно, подражает некоторым типам иранских ковров, которые она, возможно, имитировала на стенах дворцовых построек.

При всех отдельных, иногда очень интересных и ценных частностях, хивинские монументальные постройки, как и другие среднеазиатские здания XVIII-XIX вв., характеризуют упадок архитектуры. В искусстве, обслуживавшем господствовавший класс, не создается в этот период никаких существенно новых элементов. По требованию «заказчиков» мастера становятся на путь эклектики и эпигонства, что сопровождается упадком техники строительного и декоративного искусства и потерей художественного качества.
В этот период подлинное творчество можно найти лишь в искусстве, тесно связанном с жизнью и бытом широких народных масс.

© 2016-2022 Raretes