Close

О русской и китайской торговле в Монголии

О наших восточных соседях русские не имели совершенно никаких сведений до второй половины XIV века; лишь в 1567 году посланные царем Иоанном Грозным казаки Иван Петров и Бурнаш Ялышев для «разведывания» неизвестных стран впервые принесли некоторые смутные сведения об этой стране. Постоянные же сношения России с Китаем начались, когда царь Алексей Михайлович командировал в Пекин боярского сына Федора Байкова с царской грамотой, подарками и приличной свитой. После этого были посылаемы еще несколько посольств в течение двадцати лет, но они успеха не имели, так как в то время наши амурские казаки производили завоевательные набеги на Амуре и этим раздражали китайское правительство; богдыхан вследствие этого не верил в искреннее желание России сблизиться с Китаем и избегал вести переговоры с нашим посольством, а караваны с товарами, посылаемые в Китай для продажи, возвращались обратно.
Лишь в 1689 году удалось заключить первый торговый договор с Китаем стольнику Головину. Тогда же был установлен караванный торг; он с нашей стороны велся не частными лицами, а казной, которая сбывала среди китайцев и монголов сибирские меха, поступавшие в казну в виде особых налогов с сибирских жителей. Караван представлял собою грандиозное предприятие; число лиц, состоявших при нем, доходило иногда до 1000 человек; все они, находясь в Пекине, содержались на счет китайского правительства. Частное же купечество редко доходило до Пекина и свои товары распродавало в пределах Монголии. И та, и другая торговля была исключительно меновая. Русские ввозили меха, выделанную кожу, серебро в изделиях и взамен этих предметов привозили обратно: фарфор, драгоценные камни, шелка, но главным образом — чай. Казенная караванная торговля со стороны Китая прекратила свою деятельность в царствование императрицы Екатерины II и с тех пор (с 1739 года) велась исключительно китайским купечеством, а в 1755 году и русским правительством был отправлен последний казенный караван. Подобно казенной караванной торговле, частной кяхтинской, в самом начале ее развития, пришлось пережить не мало всевозможных затруднений, которые обусловливались частью характером самих китайцев — недоверчивых, гордых, мелочных, — отчасти от различных взаимных раздоров. Самые ничтожные случаи раздоров приводили к международным разрывам, и они всегда сопровождались перерывами в торговле, хотя и не надолго.
Не мало вреда наносили кяхтинской торговле несогласия среди наших купцов. В то время, как китайцы, с самого возникновения торговых сношений с русскими составляли так называемые фузы или общества купцов и действовали в своих делах дружно, заодно, наше же купечество вечно находилось между собою в раздорах; благодаря, этому очень долгое время торговля была выгодна только китайцам. Лишь в конце XVII века русское купечество, по примеру китайского, стало объединяться в особые компании и с тех пор русские обороты ввозной торговли с каждым годом увеличивались и дошли до наивысшей своей высоты в конце первой половины XIX века. С прорытием же Суэцкого канала, в Китай, через Индию, стали ввозить свои более дешевые товары англичане, немцы и другие европейские народы; с тех пор, с каждым годом, наше купечество продавало все меньше и меньше; с 8-ми милл. оборот был сведен почти до полмиллиона. Вывоз же из Китая, Монголии через Кяхту в Россию не изменялся до постройки Манчьжурской железной дороги; с проведением же этой дороги, вывоз через Кяхту чаев и других китайских товаров сильно упал, так как было выгоднее отправлять по новому пути — к Манчьжурской железной дороге и дальше без перегрузки по Сибирской — в Европейскую Россию.
Но взамен упавшего вывоза китайских товаров, идущих через Калган и всю Монголию на Кяхту, стал расти вывоз монгольских сырых товаров: кожи, овчин, живого скота, шерсти и пушнины. Скупкой их успешно занимались русские предприниматели, преимущественно сибиряки, переотправляя дальше по железной дороге. Наша же ввозная торговля, т.е. торговля русскими товарами, с тех пор находится в более печальном положении. Русские товары имеют чрезвычайно малое распространение в Монголии, так как китайцы, торгуя английскими, японскими, немецкими и своими собственными изделиями, продают их значительно дешевле; вследствие этого обороты русских купцов к 1912-13 гг. составляли не более десятой части оборотов своих конкурентов — китайцев. Точного исчисления всей торговли в Монголии нет, но по некоторым данным ввоз товаров в 1913 году в пределы автономной Монголии можно определить суммой свыше 25 миллионов рублей, а вывоз около 20 миллионов.
Вот в каком положении, в общих чертах, находится торговля в Монголии, но вне сомнения, что она будет процветать с каждым годом с увеличением экономического благосостояния страны, с развитием там различных новых отраслей предприятий: разработки золотосодержащих площадей, минеральных горных богатств, кустарного промысла, увеличения народонаселения с переселением туда и китайских и русских колонистов.


Предыдущая страница | Читать далее