Закрыть

Лезгины

По мнению лучших знатоков горцев — барона Услара и Люлье, — подтверждаемому и антропологическими исследованиями, кавказские горцы если и не аборигены занимаемой ими местности, то живут на ней несколько тысяч лет. Ближайшее родство лезгин и откуда она пришли — неизвестно. По антропологическим наблюдениям, главная масса лезгин имеет некоторые общие, только им свойственные признаки, отличающие их как от ближайших соседей, так и от всех других известных народов. Так же выделяет лезгин от других народов и их язык.
Поселившись в доисторические времена в горах Дагестана, лезгины в продолжение многих тысячелетий не переменяли места своего жительства. Рассказы летописцев о появлении в горах Дагестана каких-то новых племен не имеет антропологического основания. Лезгин никто никогда из занятых ими местностей не изгонял. Временные нашествия азиатских завоевателей, вторжения грузин, хазар, арабов разбивались у подножия гор и оставили после себя только большие или меньшие антропологические следы.

Антропологические характеристики лезгин, их внешний вид

Для доказательства сохранившейся и в настоящее время своеобразности типа лезгин приведем несколько цифр.
Измерение лезгин замечательного исследователя типов кавказских племен покойного генерала О. Эркерта, почти вполне сходны и с нашими.
Главные племена лезгин — аварцы, даргинцы и другие — имеют наибольшую длину головы 185-188, ширину 160-162, полную длину лица от корня волос до подбородка — 180-185, наибольшую ширину 147-150, ширину нижней челюсти 115-120, длину носа 58-60, ширину 14-36 мм.
Рост лезгин но нашим измерениям 1675-1690 мм. Средний головной показатель 85-86, показатель — носа 58-63.
Главнейшие отличия более крупных рас от лезгин следующие.
Иранцы-персы, курды — имеют голову несравненно более узкую, с головным показателем 78-79, и гораздо меньшую ширину лица — 138-139 мм.
Монголы особенно резко отличаются от лезгин коротким — 48-50 мм — приплюснутым носом, коротким лицом, не говоря уже о косых глазах и слабой растительности волос на лице.
Семиты — арабы, евреи, айсоры, армяне, часть грузин — имеют меньшую — 140-141 мм — ширину лица, менее развитую (110-115 мм) нижнюю челюсть и менее высокий рост.
От собственно европейских народов лезгины различаются главным образом большей шириной лица и развитием нижней челюсти.
Метисации лезгин с самых отдаленных времен были многочисленны и разнообразны. Кроме иранского, монгольского, семитического, русского и вообще европейских типов, Эркерт находил у лезгин типы, подходящие к негрским и собственно китайским. Большой процент серых и голубых (10-15%), а особенно среднего, переходного цвета, глаз, составляющего, по Эркерту, до 30% всех глаз, вместе с волосатостью тела, широкой бородой и другими признаками, дают основание предполагать, что в эпоху, когда отдельные народы еще не определились, значительная, а может быть и большая часть лезгин перешла в Дагестан из Европы. По схеме Деникера размеры головы, рост, цвет глаз лезгин, как и чеченцев, подходят к признакам установленной им Адриатической расы.
Метисация отдельных лезгинских племен с другими народами была неодинакова. Эркерт наблюдал между аварцами процентов до 8 русских и до 10 татарских типов, между кюринцами до 20% арабских 7-8% вообще европейских, а между дидойцами по 43 определениям найдено четыре типа собственно немецких. Больше всего однако лезгины смешивались на юге (особенно дидойцы) — с грузинами — и на востоке — с евреями. Мы не можем согласиться с Эркертом, по которому еврейский тип составляет вообще у лезгин чуть не четверть, а у андийцев даже половину населения, но он весьма ясен у восточных даргинцев.
Когда евреи превратились в даргинцев, ни евреи, ни даргинцы не знают, но весьма вероятно, что такое превращение произошло во время распространения еврейской веры в VI-VIII веках у соседей даргинцев, хазар, нынешних кумыков. Вдоль Каспийского моря и теперь много существующих с отдаленных времен еврейских поселений. Что у значительного числа жителей Мекигинского наибства, Даргинского округа, тип чисто еврейский, доказывается непосредственно произведенными мною наблюдениями и измерениями. У них сохранились и некоторые, хотя и измененные, еврейские имена — Дувид, Захарая. Мекегинцы имеют и некоторые, очевидно наследственные, черты евреев — они склонны к спекуляциям и торговле, часто кляузничают и ссорятся.
Метисация с посторонними племенами сравнительно мало повлияла на физическую и психическую организацию лезгин. Высокие, сильные, со спокойным, уверенным, несколько упрямым взглядом мужчины, всегда занятые, озабоченные, постоянно с какой-нибудь ношей или за другим делом, легко, даже зимой, но не грязно одетые и держащиеся вполне самостоятельно женщины, здоровые, румяные смелые дети — имеют нечто свое собственное, своеобразное и заметно отличаются уже общим видом от населения как северного, так и южного Кавказа. Особенно характерны женщины: всегда занятые, но не суетливые, они весьма напоминают деревенских немок южной Германии или русских баб средней полосы России. Дети, особенно светлоглазые, часто ничем не отличаются от детей русских. Только к периоду зрелости короткие, круглые носы детей заметно удлиняются. От закавказцев, да и от русских крестьян, лезгины отличаются и опрятностью одежды. Между лезгинами мы почти не видели таких оборванцев, какие чуть не все закавказские татары, курды и айсоры, ни таких переодеваний, как у грузин, часто щеголяющих в старых солдатских шинелях. Лезгинки умеют держать костюмы своих мужей и детей в порядке, без дыр и бросающихся в глаза лохмотьев и заплат.

Характер лезгин

Поселившись на ныне занимаемых ими местах, лезгины должны были приспособиться к жизни на тесном, строго ограниченном, большей частью скалистом и бесплодном пространстве земли, при крайне трудных для добывания средств существования условиях. Продолжительной борьбой с природой они достигли блестящих результатов. Все, что можно было сделать в данных условиях, было ими сделано. Они, где было возможно, обрабатывали почву и сеяли хлеба, на непригодных для хлебопашества горах завели скотоводство, развили необходимые для них ремесла и промыслы и организовали общественную жизнь на строгих и точных основаниях. Не входя в ближайшие сношения с соседними, живущими на равнинах, народами и почти ничего не заимствуя от них, лезгины достигли весьма значительной культуры уже много сотен и тысяч лет назад.
Ревниво сохраняя свою обособленность, лезгины были мало известны древним, имевшим письменность, народам. Вынуждаемые борьбой за существование, при неурожаях и других стихийных бедствиях, лезгины выходили из своих естественных крепостей только для того, чтобы предпринимать нападения на соседние плодородные страны. Награбив хлеб, скот и другое имущество, а иногда и забрав пленных, лезгины не соблазнялись более удобными местностями и не оставались там, а всегда возвращались на свои бесплодные горы. Кроме прямой необходимости добыть средства для жизни, грабежи были чем-то в роде спорта, молодечества, желания показать свою удаль, рискнуть жизнью. Не будучи знакомы с внутренней жизнью лезгин, но зная их только как смелых грабителей, летописцы и историки, разнообразно путая названия, считали лезгин только дикарями и разбойниками.
Правильная внутренняя организация лезгинских общин, честность взаимных отношений и оседлая, земледельческая культура не дают однако основания считать лезгин дикарями. Главные средства для существования лезгинам всегда давали не разбои, а земледелие и скотоводство. Исторически законное хищничество было только подспорьем и отчасти спортом. В этом отношении лезгины не отличались от прочих как азиатских, так и европейских племен, где грабеж был естественным результатом, а часто и целью войн. Лезгины, даже выгодно выделялись от других хищников тем, что их грабежи никогда не сопровождались мучениями и издевательствами над побежденными. Пленников они держали в неволе только первое время, а затем давали им все права гражданства.
Когда войны, с покорением Дагестана русскими, окончились и добывать недостающие средства для жизни хищничеством сделалось трудно, произошло нечто удивительное. Будто по мановению волшебного жезла, в Дагестане прекратились разбои. В последние годы всякий может пройти Дагестан без малейшего опасения быть ограбленным. Некоторое предубеждение у лезгина осталось только против торговцев армян, а особенно евреев.
Такое быстрое превращение лезгин из прославленных разбойников в людей спокойной, главное земледельческой, культуры могло произойти только потому, что основная закваска лезгин была культурная.

Природа Дагестана, сельское хозяйство

Природа Дагестана характеризуется беспорядочно расположенными, возвышающимися до 7-8,000 ф., обыкновенно безлесными, голыми со скудной травяной растительностью, горами, в ущельях которых пробираются, летом часто пересыхающие, ручейки, сливающиеся в несколько речек, называемых Койсу. Небо большей частью безоблачно, солнце ярко светит и греет даже и зимой, воздух прозрачен и сух. Экваториальные ветры отдают почти всю свою влагу на западном Кавказе, а восточные, с Каспийского моря, осаждают приносимые ими немногие испарения на ближайших к морю возвышенностях и редко доносят их внутрь страны. В январе 1901 года, когда от Каякента до Дешлагара и даже до Мекеге лежал глубокий снег и была прекрасная санная дорога, за возвышающимся тысяч на шесть футов Мекегинским перевалом земля была суха и пыльна, а снег лежал только на вершинах гор. На всем пространстве от Ляваши до Хунзаха я не видел ни на одном дереве так неизбежных на западном Кавказе мхов и лишайников.
Топография Кавказа и его климат установились уже скоро после третичного периода, поэтому нет основания предполагать, что они особенно много изменились со времени появления здесь человека. Задачи первых, как и позднейших, поселенцев заключались в том, чтобы воспользоваться клочками плодородной земли по ущельям и долинам ручьев для сельскохозяйственной культуры и горами для пастбищ скота и обеспечить себя от холода зимой и от жары летом.
Вследствие малого количества дождей, сухости и неровности почвы и ярких, отражаемых скалами, особенно жгучих летом, лучей солнца, только в немногих местах хлебные растения не требуют поливки, большей же частью для обеспечения их от засухи необходимо было устроить искусственное орошение. Глинистая, мергелевая и конгломератная почва требовала очистки и удобрения. Для защиты от суровых зим и летнего зноя необходимы были соответственные жилища.
Всей земли в Дагестанской области 553 квадратных мили, или 26,814 кв. верст, а которых живет 552,600 душ, в 122,385 семьях или дымах. На квадратной версте или 106 десятинах живет около 20 человек, следовательно на каждого человека приходится около 5, а на дым около 20 десятин. Из этого количества земли годной для полевой культуры приходится на дым от одной десятины в Кайтаго-Табасаранском и Кизикумухском округах, до двух и трех в Аварском, а пастбищной в некоторых местностях, как в Каратинском наибстве Андийского округа, вовсе нет, а в других, от 4 в Кизикумухском до 18 десятин в Аварском округах.
За долевой землей у лезгин существует самый тщательный уход.
Всякий сколько-нибудь удобный клочок земли эксплуатируется. Уступы возвышений выравниваются, обкладываются камнями. На устраиваемые терраски в котомках и корзинах, иногда издалека, наносятся земля и удобрение. Такие поля, имеющие иногда только несколько квадратных сажен, при больших дождях нередко смываются. Возле сакли и где только можно лезгины сажают фруктовые и другие деревья, главным образом абрикосы и хурму, как требующие меньше влаги и растущие без полива и на каменистой почве. В аулах, находящихся в благоприятных условиях и где существует искусственное орошение, как в ауле Хаджал-Махе, Даргинского округа, фруктовые сады занимают большие пространства, составляют важное подспорье в хозяйстве и дают серьезный доход. У даргинца капитана Мусаева в Хаджал-Махе сад, с разнообразными, частью выписанными из-за границы, фруктовыми деревьями занимает более 7 десятин. У необразованных лезгин есть сады также в десятину и более. Жители Цудомахара, Хаджал-Махе и др. избыток фруктов обменивают на хлеб, а также в сыром виде и в консервах вывозят их на продажу. При улучшении путей сообщения продажа фруктов даст серьезный доход садовладельцам.
Несмотря на тщательный уход за полями и насколько возможно удобрение их, хлебные растения, вероятно по незнакомству лезгин с лучшими приемами культуры, дают небольшой урожай, — в среднем сам-два, сам-три, редко сам-четыре и сам-пять.
При хорошем урожае и умеренности лезгин, у лучших хозяев хлеба хватает на прокормление семьи, у большинства же, особенно при недороде, хлеба недостает. В 1898 году хлебов во всей Дагестанской области добыто 433,274 четверти, стало быть в среднем по 0,7 четвертей на душу. Главнейших хлебов получено: пшеницы 178,000, ячменя 129,176 и кукурузы 52,229 четвертей.
Вследствие недостатка пастбищ, количество скота у лезгин строго ограничено. В среднем количество крупного скота в Дагестане 3,5, а мелкого 18 на дым. Наиболее держат крупного скота в Гунибском — 4,2 и Аварском 5,2, а наименее в Кизикумухском — 2,2, а мелкого наиболее в Самурском — до 24, а наименее в Кюринском 12 и Даргинском округах — 11 штук на дым.
Многовековой практикой приспособившиеся к условиям жизни в Дагестане, лезгины распределяют посевы разного рода хлебов, строго сообразуясь с топографией, высотой почвы, орошением. Выше 4,000 — 5,000 ф. кроме ячменя, особенно так называемого голого, лезгины с незапамятных времен культивируют одно важное, малоизвестное, весьма питательное растение, называемое вообще бобами и сходное по виду с одной из разновидностей японской сои. Это растение достигает высоты аршина, имеет беловато-лиловые цветы и плоды величиной и видом с большую горошину, совершенно черного цвета. Семейства бобовых содержат наибольшее из всех хлебных растений количество азота и много жира. Своеобразные черные бобы составляют одно из важнейших питательных средств на более высоких местностях Дагестана, особенно в Аварии, на плоскогорье Хунзаха выше 5,000 ф. Для приготовления муки аварцы весьма разумно смешивают трудно перевариваемые желудком бобы с кукурузой и ячменем и всю эту смесь перемалывают. Количество разных хлебов в смеси неодинаково, — на мельнице в Хунзахе я видел приготовленную для помола смесь примерно из одной части бобов, двух частей кукурузы а одной голого ячменя.

Пища лезгин

Обыкновенная ежедневная пища лезгин — свежевыпекаемые круглые лепешки или чуреки, величиною немного больше чайного блюдца и толщиною в вершок, и вареные в воде клецки, в виде шариков, величиною с небольшое яблоко, — хинкал. И ханкалу прибавляются чеснок, бараний жир или кусок вяленой баранины. Летом баранов не режут, а баранье мясо и жир заготовляют поздней осенью, когда по расчету необходимо зарезать лишних баранов за невозможностью их прокормить. Из туш выделается курдюк, как особенно лакомое блюдо, частью внутренний жир и мясо, из которого делаются колбасы, а самые бараньи туши развешиваются в саклях, где, благодаря чрезвычайно сухому климату, они сохраняются без особой порчи многие месяцы. Крупный рогатый скот убивается на мясо только при каких-либо особенно важных случаях. Домашняя птица, почти исключительно куры, держится в ограниченном количестве. Разнообразие в пищу вносится, особенно летом добавлением абрикосов, кураги, яблок, груш, винограда и других фруктов. Молочные продукты идут главным образом детям. Мед есть только у немногих. Потребность в жирах отчасти удовлетворяется и растительными маслами — конопляными и льняным. Волокна этих растений не используются, а семена тщательно толкутся и из них делаются шарики. Иногда к этим шарикам прибавляется и мед, и они считаются особым лакомством для детей и женщин.

Занятия, благосостояние народа

Недостающие для пропитания и содержания семьи средства лезгины добывают заработками на стороне. Многие сотни ремесленников — лудильщиков, медников, серебряников, сапожников, котельщиков и многие тысячи чернорабочих ежегодно отправляются на работы в разные, иногда отдаленные страны. Нам говорили, что лезгины, особенно кизикумухцы, отправляются не только во внутреннюю Россию, но и в Западную Европу, и в восточную Азию. Довольствуясь иногда 10-20 копейками в сутки, но иногда зарабатывая и рубли, лезгины доводят свои личные потребности до крайнего минимума, а все сберегают для дома, для семьи.
Живущих в обрез и нуждающихся между лезгинами много, но голодающих, а тем белее нищенствующих, — почти нет. Когда в ауле Хунзах в Аварии одна женщина, видя что я раздавал кое-что детям, протянула мне руку и что-то слезливо сказала, окружающие аварцы чуть не с ужасом заговорили, что это позор, что у них нищенство невозможно, и что эта женщина чужая, из какого-то другого аула, даже не аварка. Когда в год серьезного недорода лезгинам была предложена правительственная помощь, в виде ссуд, они решительно отказались. Наблюдения наши касаются, главным образом, Аварского и Даргинского округов, в некоторых же других местностях нищенство существует. В Темир-Хан-Шуре нередки оборванные нищие подростки.
Для помощи действительно нуждающимся и по разным причинам впавшим в бедность у лезгин широко практикуется общественная помощь. Обязанность помогать нуждающимся, освященная адатами, закрепленная Кораном, почитается долгом всякого. Жертвуемая без принуждения десятая часть доходов (зякет), главным образом в виде муки и зерна, передается в мечети, где все пожертвования и хранятся под наблюдением муллы и кадия и распределяются бедным, при участии и других выбранных обществом лиц. При семейных радостях и горестях — похоронах, рождении сына, свадьбах — каждый лезгин также считает своей обязанностью помочь чем может нуждающимся. Это даже не имеет вида милостыни, и есть только исполнение долга.

Поселения, жилища лезгин

Устройство поселений и жилищ лезгин вполне целесообразно, Сакли расположены скученно, по топографическим причинам обыкновенно амфитеатром, так что крыша одной сакли иногда служит двором для другой, вышележащей. Дворики небольшие, окруженные хозяйственными постройками, содержатся чисто. Улицы узкие, кривые, шириной два-три аршина. Грязи и нечистоты на улицах, о которых так распространялись некоторые наблюдатели, мы не наблюдали. Все отбросы и извержения животных тщательно собираются женщинами и хранятся в одном из сарайчиков или в углу двора. Женщины и дети собирают и весь навоз с улиц. Кроме приготовления горючего, иногда единственного материала, необходимого для отопления и приготовления пищи, кизяков, навоз, в том числе и человеческие извержения, тщательно сохраняется для удобрения. Вывезенный на поля, впредь до запахивания, навоз, как драгоценное удобрение прикрывается землей, чтоб его не разнесло ветром. При такой утилизации отбросов и покатости почвы, по которой расположены аулы, навоза на улицах вовсе не остается, а грязь бывает только в некоторых, расположенных на более ровной, мягкой почве аулах, на непродолжительное время.
Аулы построены там, где есть для этого благоприятные условия и главное — вода. В целях защиты от внутренних и внешних врагов, многие аулы как гнезда ласточек, прилеплены к издали кажущимся недоступными скалам, иные приютились на верхушках холмов, большая часть лежит на местах сравнительно ровных.

Устройство и обстановка жилищ лезгин далеко не так дурны, как описывают их разные путешественники. Типы лезгинской сакли и аула выработались рядом многих сотен поколений и вполне приспособлены в данным условиям. Все сакли имеют толстые, каменные, плотно и хорошо обмазанные глиной, стены и строятся обыкновенно в два этажа — в нижнем этаже, в небольших, теплых хорошо содержащихся сарайчиках, помещаются отдельно разные породы скота, а в верхних с весьма широкой, поддерживаемой деревянными столбами и идущей во всю длину дома галереей, находится несколько, с отельными входами, комнат. Крыша, как в одноэтажных, так и в двухэтажных саклях толстая, из толстого слоя земли, лежит на толстых деревянных балках и хорошо защищает жилище как от дождей и снега, так и от холода зимой и жары летом. В саклях на полу и полках аккуратно расставлена разного рода посуда, в отдельной широкой нише, или в углу, сложены одеяла и подушки, и в одной из комнат на жердях, посередине сакли, висит вяленая баранина, курдюки и воловьи желудки с бараньим жиром. В чистых кунацких обыкновенно стоят и два-три 10-12 ведерных глиняных кувшина для приготовления, ныне запрещаемого, легкого спиртного напитка, бузы. На одной из стен прибит иногда фигурный, поставец для ложек и вилок, а кое-где и деревянные дощечки с арабской азбукой. Зерновой хлеб иногда стоит здесь же в мешках, на полу, но чаще для него устроены деревянные, с резьбой и украшениями, всегда плотно запертые, ящики, в виде больших сундуков и шкафов. Иногда эти красивые шкафы стоят в особом помещении или на дворе, под навесом.
Камины с открытой трубой служат и для приготовления пищи, и для того чтобы погреться. Привыкнув с детства к переменам температуры, лезгины легко переносят холод. Не говоря о более теплых местностях, а и в Хунзахе на высоте 5,500, и в январе и женщины и дети сидят не в сакле, а на открытой к солнцу галерее. Тут же женщины прядут, шьют, кормят детей и вообще занимаются всеми хозяйственными делами. Посетив 20-24-го января 1901 года многие сакли в Хунзахе, я видел целые группы, часто босых, женщин и детей на галерейках. Внутренние помещения сакли служат главным образом для сна и чтобы укрыться в особо ненастную, холодную или очень жаркую погоду. Хотя сакли не отапливались, но плотные стены, потолок и пол, под которым расположены стойла для скота, хорошо защищали ее обитателей, и вреда для здоровья от жизни в ней лезгины не замечали. По словам лезгин, только с тех пор как некоторыми были заведены железные печи, обитатели сакель начали знать и простуду.
Сакли лезгин содержатся несравненно чище, чем сакли не только хевсур, сванетов, осетин, но и закавказских татар, некоторых армян и грузин. Хорошо обмазанные глиной, стены их нередко выбелены, копоти на стенах, вони, вследствие соседства домашних животных, какая обычна у многих кавказских туземцев, в саклях лезгин нет.

Воспитание детей

Воспитание детей у лезгин соответствует данным условиям и в некоторых отношениях лучше чем не только у татар, но и, например, у грузин, армян и русских. Рождение, как физиологический акт, не сопровождается такими мучениями, каким нередко подвергаются роженицы у других народов, а совершается естественно, при помощи простой опытной женщины. Новорожденных кормит сама мать, причем никогда не употребляет так опасной и так обычной у других народов соски. Через 4-5 месяцев мать начинает прикармливать ребенка, вкладывая ему в рот помощью своего пальца опытом узаконенную пищу — коровье масло с небольшим количеством меда. Через полгода ребенку дают молочную кашу, а затем и другую пищу, но мать продолжает кормить его грудью до двух лет. Для детей старшего возраста дается обычная, особенно молочная, пища, причем лезгины считают своим священным долгом, чтобы пищи для детей было вполне достаточно, и хотя сами взрослые едят два раза в день, детям дают есть во всякое время, когда они только попросят. Обычная пища и для детей — суп с клецками (хинкал) и бараниной и чуреки. Детям предоставляется полная свобода, и они, ограниченные только некоторыми обычаями, развиваются на воздухе, в играх, лазанье на горы, беганье в запуски и пр. В Хунзахе в январе я видел группу мальчиков и девочек, занимающихся почти самостоятельно молотьбою хлеба туземным способом т. е. волами и лошадьми, становясь на санки, заменяющие молотильную машину. Группа мальчиков играла в мяч. Девочки несколько более робки и немного кокетливы. Бледных, плохо развитых детей между лезгинами почти не встречается. Многие из них обучаются в школах при мечетях, или у будунов, ила же дома арабской грамоте и молитвам, но русским языком мало пока интересуются.
[…]

Народные развлечения

Из народных развлечений, которые теперь, под влиянием ислама, а по-видимому и некоторых распоряжений местных властей, постепенно выводятся — важнейшие: Иезма (дарг.) — что-то в роде маскарада, или старинных русских народных святочных переодеваний и игр. Собирается 20-39 человек молодежи, переодеваются в вывороченные шубы, одеяла, женские платья, приделывают ослиные или птичьи головы и, сопровождаемые зурною, с песнями и плясками переходят из сакли в саклю, из аула в аул. Хозяева, к которым заходят участники иезмы, дают им куски баранины, чурека и проч. В танцах принимают участие и девушки.
Дитц — бег взапуски. Чтобы быть достойным участвовать в беге и надеяться выиграть всегда назначаемые призы, молодые люди продолжительно тренируются в подготовляются к бегу почти так же, как подготовляются и скаковые лошади. Выигравшие призы славятся как своего рода герои. Я беседовал с одним таким, сломавшим наконец ногу героем, из Хаджал-Махи, с гордостью говорившим что семь лет сряду его никто не опережал.
Скачки на лошадях, где скачут в перегонку, на большие, в несколько верст, расстояния, все подготовившиеся к ним. Ленты, даваемые из своих нарядов для украшения лошадей, выигравших призы, девушками, по окончании скачек возвращались им.
Бой тренированных для того, откормленных быков. Бой быков происходит на открытой поляне, при поощрении быков восклицаниями и смехом, но без всякого активного участия зрителей. Хозяин победителя-быка делает угощение присутствующим, а победителя украшают лентами и коврами.
Борьба ловких и сильных, подготовлявшихся для этого, молодых людей; целые партии молодежи, состязающиеся в беге, бросании камней с тем, чтобы бросать как можно дальше, составляют также одно из любимых народных развлечений.
При всех народных развлечениях важную роль играет музыка и песни. Гитара с металлическими струнами, тари итли чугур были едва ли не в каждой семье, и бренчанье гитары, и песни, особенно в садах в летнее время, раздавались постоянно. При этом обыкновенно устраиваются и пляски, в которых принимают участие и девушки. Бывали даже особые собрания одних девушек, причем они устраивали как некоторые игры, так и свои собственные бега взапуски.
Как приз, более зажиточными приготовляется громадный, диаметром в аршин, начиненный мясом, жиром, изюмом, пирог. Такой, испеченный одним ходжалмахинцем ко дню празднования первой запашки, 20-го января 1901 года, пирог, когда почему-то местной администрацией бега в Хаджал-Махи были запрещены, он переслал в аул Гергебиль, где начальство не препятствовало им.
Пиршества с зурной и танцами, — по-аварски «тай», — устраиваются и при разных других случаях, особенно свадьбах. Разукрашенные девушки и молодые женщины пляшут лезгинку гораздо грациознее грузинок или армянок.

Влияние ислама на жизнь лезгин

Выработанные тысячелетиями обычаи, нравы, народные развлечения и даже язык в последнее время подвергаются заметным изменениям. Самая страшная, все нивелирующая сила, грозящая обезличить эти своеобразные, прекрасные племена — ислам.
Смутные религиозные представления о духах гор и ущелий, о богатырях и чудовищах не могли устоять против идеи о едином Боге, Творце мира, и когда в эпоху расцвета магометанства энергичные проповедники ислама появились в Дагестане, они нашли благодарную почву.
Нет никакого основания предполагать, что, как говорят некоторые летописцы, арабы в VIII веке оружием завоевывали Дагестан. Оружие здесь было только духовное. Отдельные вдохновенные личности, иногда с небольшими отрядами, появлялись в Дагестане и своей горячей экзальтированной проповедью учения Магомета гипнотизировали массы.
Сторож при гробнице арабского шейха Гусейна в укр. Хуизахе показывая мне шашку и шелковый халат шейха, с уверенностью сказал, что шейх приехал сюда из Аравии на осле, 1300 лет назад, и что, обучая аварцев истинной вере, он велел похоронить себя там, куда дойдет и где умрет.
Полному порабощению исламу сопротивлялся и сопротивляется весь строй народной жизни. Льстя страстям, поощряя войну с неверными, и дав исход естественной потребности духа в религии, ислам был принят лезгинами только в идее, в общих чертах, внутренняя же жизнь лезгин оставалась прежней. И теперь мы встречали горных лезгин, почитающих свою веру особенной, отличной от турецкой или персидской.
Даже изуверы, в роде Шамиля, не могли обезличить их. После периода террора, при котором преследовались все не основанные на Коране народные обычаи, народ при русском владычестве облегченно вздохнул и в аулах снова появились свои игры, пляски и песни.
Влияние магометанства на внутреннюю жизнь лезгин особенно усилилось только недавно, когда благосостояние лезгин улучшилось и облегчились сношения Дагестана с Константинополем и Меккой. Хаджи, побывавшие в Мекке, с умилением и восторгом говорят о чудесах, виденных ими. Падишах представляется им окруженным сказочным величием. Распространяются мнения, что царь всех мусульман падишах, что в царствие небесное попадет только тот, кто умрет на земле, принадлежащей падишаху, и что путешествие в Мекку есть своего рода паспорт в рай. Такое увлечение остановить невозможно. Регулировать его, показать другие идеалы, могли бы только хорошо организованные русские школы.
Рассказы паломников, вместе с приходящими из Турции письмами от поселившихся там соотечественников, вносят поэзию в суровые ущелья Дагестана. Естественная потребность веры в бессмертие, в лучшую жизнь находят удовлетворение. Вместе с тем ислам более и более начинает вторгаться и во внутреннюю жизнь лезгин. Коран не признает местных обычаев и законов, адатов, а требует, чтобы вся жизнь правоверных была перестроена на основании общих магометанских законов, по шариату. Некоторые народные игры, особенно с музыкой и народными песнями, почитаются греховными. Зурна, лезгинка, так же как и заготовлявшийся к праздникам любимый напиток из ячменя и проса, буза, — изгоняются. Точно так же шариат неблагосклонно относится и к свободе женщин и требует, чтобы они прятались и закрывались. Пока женщин прячут только более отуречившиеся зажиточные паломники в чиновники. Вместе с тем Коран вооружается и против народного языка: все молитвы правоверные должны произносить только на арабском языке. По-видимому даже перевод арабских молитв на местные языки, по крайней мере по толкованию туземных мулл, запрещается, и лезгины, и обучавшиеся в школах, не знают смысла заученных молитв. Не только ученики малограмотных мулл, но и ученики хунзахской министерской школы не могли перевести арабских молитв на аварский язык.
Не зная пока арабского языка, лезгины довольно усердно и успешно усваивают арабскую азбуку. Чувствуя потребность прочитать хотя и непонятные священные слова Корана, а еще, может быть, более сознавая необходимость для разных практических целей знать какую-нибудь азбуку, лезгины стремятся научиться ей и охотно отдают детей как к муллам и будунам, так и ко всякому грамотному для изучения арабской грамоты. За неимением книг первоначальное обучение производится на деревянных, хорошо выструганных величиною в пол-листа писчей бумаги дощечках, на которых особыми, сделанными из тростника, перьями, пишутся арабская азбука и цифры. За обучение ей установлена определенная плата зерном, мукой, иногда и бараном.
Число знающих арабскую грамоту лезгин в точности определить нельзя, но, по словам д-ра Коперницкого, строившего в Хунзахе дом и уже поэтому часто соприкасавшегося с рабочими, между аварцами не менее 60% знающих грамоту. По словам д-ра Коперницкого, при разных расчетах аварец вытаскивает свой клочок бумаги и что-то там чертит и поверяет. При расчетах и вычислениях записи были вполне точны.
В настоящее время арабская грамота служит лезгинам главное для практических целей, но постепенно народом усваиваются и некоторые обще-турецкие слова в выражения, так как паломники и хаджи особенно приходящие не столько из Турции, сколько от соседних, говорящих на тюркских наречиях, народов, как кумыки и кабардинцы, уверяют, что язык наиболее угодный Богу — турецкий и арабский, и что все правоверные должны знать этот язык. Естественно, что турецкое наречие постепенно будет вытеснять местные языки. Очень многие аварцы и даргинцы уже и теперь знают по-кумыкски, а в пограничных местностях язык лезгин и совершенно исчезает и заменяется на севере кумыкским, а на юге тем татарским, который теперь, также во имя религии, в восточном Закавказье уже почти вытеснил персидский.
Место постепенно исчезающих народных игр и песен заступают переделываемые по обстоятельствам магометанские обряды и церемонии. В Хунзахе и некоторых других аулах музыка уже совершенно вывелась, не слышно песен, не видно игр. С заходом солнца все замирают, запираются в домах. Оживляется общество только когда начинаются проводы отправляющихся в Мекку 21-23-го января паломников. В Ходжал-Махи в это время все население было на улицах, отъезжающих угощали, выражали им всякие пожелания и, наконец, с священными песнями из Корана провожали далеко за аул. Некоторые процессии провожали, отъезжающих верст за 20 и далее. На иных паломниках головы уже была повязаны тюрбанами.

© 2016-2022 Raretes