Close

Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11


1

Громадное машинное производство набивных материй для мебели и платья (современные кретоны, ластики, батисты, ситцы и другие, крайне разнородные и разнообразные, ткани нашего времени, изготовлением которых заняты тысячи рабочих), где каждый аршин ткани проходит через десятки рук, имеет в начале своем скромный кустарный промысел. Промыслом этим, далеко стоявшим от современных технических приспособлений и положившим начало механическому производству, была ручная набойка, или ручная набивка ткани. Ручная набойка, кормившая у нас, в России, целые уезды, исчезла почти повсюду за короткое сравнительно время, и громадные здания современных набивных фабрик совершенно заслонили фигуры тех набойщиков, искусство которых положило основание механическому печатанию. Основательно забытое искусство это имело своих представителей еще при дворе государя московского, и дошедшие до нашего времени остатки набоек той эпохи, хранящиеся по различным музеям и ризницам городских и провинциальных церквей и монастырей, свидетельствуют о распространенности этого искусства на Руси.
Кроме вещественных памятников, имеются и другие. В старинных книгах приказов, описях монастырских и других актах постоянно встречаются указания на набойки, из которых шили церковное облачение, одежды священнослужителям, переплетали в них книги, шили шатры и знамена для полков, делали занавесы, полавочники, перины и бумажники, т.е. тюфяки, набитые хлопчатой бумагой, оклеивали ими сундуки и ризницы, шили телогреи, кафтаны и сарафаны, — словом, набойку мы видим везде. Очевидно, что в украшенных тканях нуждался глаз, а производство их было и легкое, и доступное, и с успехом удовлетворяло тем эстетическим потребностям, которые жили в наших предках.
Конечно, не в период Московского царства и не на Руси началось это производство; начало его надо искать в более отдаленных временах. Уже у древних писателей имеются указания на него. Искусство украшать ткани, очевидно, пришло на смену искусству украшать себя. Татуирование тела сменилось раскрашиванием от руки одежды. Раскрашивание это, постепенно видоизменяясь и совершенствуясь, пришло к современному состоянию техники набивного производства. Почти невозможно определить время появления этого искусства. Раскрашивание тканей, достигшее высокой степени совершенства в Индии, крайне сложные технические приемы работы и благоприятные условия развития, — все это, взятое вместе, заставляет предполагать в этой стране родину набивного дела. Изобилие красящих веществ и высокая культура хлопка (на хлопчатобумажных тканях краска ложится лучше, чем на каких-либо иных), замкнутость страны, с ее делением народа на касты, среди которых, как известно, была и каста красильщиков, передававших свои познания только своим членам и преемственно от отца к сыну, и постепенное усовершенствование тех сложных приемов, часть которых сохранилась и до нашего времени, — все это делает Индию классической страной набивного дела.
Несмотря на то, что при современной технике многие приемы работы, за сложностью и кропотливостью, совершенно оставлены, некоторые из них до сего времени употребляются на Востоке, вызывая подражание себе на европейских мануфактурах. Примером этого может служить крашение способом «бандана», сущность которого заключается в следующем. Отдельные места ткани так искусно перевязываются узлами, что при окрашивании места эти остаются защищенными; при вторичном окрашивании перевязываются узлами другие места, и таким образом получаются своеобразные узоры, границы которых, слегка окрашенные другим тоном, дают удивительную мягкость в переходах краски из одного тона в другой. Окрашенные этим приемом ткани можно видеть в этнографическом отделе Румянцевского музея, и, кроме того, недавно вернувшаяся из Средней Азии экспедиция полковника Козлова привезла массу книг, найденных в развалинах города Хара-Хото, XI века, переплеты которых представляют шелковые ткани с рисунками, исполненными этим способом.
Другой способ, получивший при перенесении его французами из Ост-Индских колоний в Европу название «воскового» или «фарфорового печатания», имеет принципом также защиту некоторых мест рисунка от действия другой краски, но только не завязыванием узлами, а посредством нанесения на ткань узора смесью смолы с воском. Узор наносился горячей смесью просто кистью, позднее формой. Набитую таким способом ткань опускали в кубовый раствор. Вполне понятно, что защищенные восковой смесью места ткани не окрашивались и после крашения, смытые горячей водой, оставались белыми на темно-синем фоне. Вероятно, способ этот дал идею работы резервами, которые существуют в ситценабивном деле и в настоящее время, с тою только разницей, что воск и смола заменены более дешевыми кислотами.
Украшение тканей от руки посредством защищения растопленным воском одних участков ткани и окрашивания других имеет, впрочем, место и до настоящего времени при работах, известных под названием «батика». Принципы этой работы настолько близки к только что описанному способу «фарфорового печатания», что останавливаться на них более подробно не представляется необходимым. Недостаток места и крайне отрывочные сведения о набивном деле и истории его развития не позволяют представить последовательную и полную картину распространения его, вследствие этого получаются неизбежные скачки и пропуски, пополнить которые сейчас представляется почти совершенно невозможным.


Читать далее

© Raretes 2016-2019