Close
Содержание книги Туркменистан и туркмены

Сущность родового быта и его общее проявление в современном быту Среднеазиатских Республик

Современный быт той или другой народности зависит прежде всего от степени сохранения родовых отношений.
Родовые отношения, в свою очередь, основываются на историческом или легендарном представлении о том, как в известный период жизни народы одной и той же крови были связаны в общественные группы. В данном случае за основу берется происхождение от общего родоначальника-мужчины, хотя бы и легендарного.
Ясно, что зачастую первоначальные большие объединения происходили не на основах кровного родства, а под влиянием экономических условий и общности народных интересов. Однако, со временем это забывалось, а самый факт объединения твердо увязывался с представлением именно о кровном происхождении от удачливого или талантливого объединителя. В конце концов возникала та же солидарность, на которой основывается и фактическая кровно-родовая организация. Однако, в отношении Туркестана вообще, а Туркменистана особенно, надо отметить, что здесь преобладают именно кровно-родовые начала.
Отличительными штрихами проявления родового быта, в основе, являются: 1) решение сложных вопросов общественным порядком.
2) пользование землей и водой на правах общественной собственности, 3) то же самое и с пастбищами кочевников и путями кочевьев, 4) взаимопомощь, родовая опека, родовая порука и родовая месть.
Конечно, с размножением родовых делений до аула (кишлака) включительно первоначальные права и устои родового быта сами по себе стали дробиться и варьироваться. Кроме того, многие первоначальные понятия стали видоизменяться под влиянием соприкосновения одних народов с другими или вследствие создающейся общеэкономической обстановки. Не мало способствовали, так сказать, вымиранию родового быта религия и ее уставная обрядность с примесью новых суеверий, окружающая природа, житейская обстановка и вытекающий из всего этого образ жизни или род занятий.
Совокупность и рассмотрение всех этих деталей именно и дают возможность более-менее точно определить как общность разных группировок народов, так и отличительные черты каждого из них. Это тем труднее, что детали зачастую видоизменяются и сглаживаются в зависимости, как уже сказано, от новых влияний и обстановки.
И в самой деле, мы видим, что разные тюрко-монгольские народности Средней Азии имеют в родовом укладе жизни много общего. Даже таджики долины (арийцы) и народы чисто монгольского происхождения (например, дунгане) много позаимствовали у тюрко-монголов. С другой стороны, а тюрко-монголы много позаимствовали у оседлых аборигенов-таджиков. Много общего у всех народностей Туркестана мы видим, например, в устройстве жилищ, в укладе семейной жизни, в одежде и в головных уборах, в разных обрядностях, в языках и, наконец, в морали, вытекающей из народных пословиц и поговорок.
У всех кочевников юрты почти одинакового устройства (разница лишь в плотности войлока да в форме округленности верхней части). У всех оседлых коренных жителей однотипные глинобитные постройки с плоскими крышами и с изолированной «женской половиной». Всюду женщина более-менее порабощена и замкнута в этой женской половине, а мужчина всюду является эффектным главой дома и членом общественной жизни. Почти всюду для мужчин (главным образом, в городах) принята «чалма» или «салля» (головной убор), имеющая, между прочим, и символическое значение: она может обратиться в саван для умершего в пути мусульманина, а потому дорожная чалма имеет точные размеры. Форм чалмы много, много и цветов ее. Цвет чалмы зачастую указывает сословие, степень учености, посещение святых мест или власть ее носителя, а форма (способ повязки) чалмы показывает принадлежность к тому или другому роду и, даже, эпоху принятия чалмы народом.
Кроме всего этого, в обыденной жизни, чалма предохраняет голову от жары, сходит, при надобности, за подушку, полотенце или место хранилища разных мелких вещей, и, наконец, в значительной степени увеличивает рост и симулирует представительность.
Способ ношения халатов (одевание несколько халатов один поверх другого) и самый покрой халатов тоже почти всюду одинаковы и способствуют увеличению той же представит представительности. Почти всем одинаково свойственно стремление к представительности, изукрашивание одежды, оружия, домашней утвари и конской сбруи самоцветными камнями плюс суеверное отношение к талисманной силе этих камней.
Всюду развита вера о непогрешимость изречений и действий предков. Всюду видим отражение этих действий в народных поговорках и пословицах.
Везде одинаковы примитивные приемы земледелия и везде в одинаковом ходу знаменитые туземные «омач»и «кетмень» и «теша», орудия тоже примитивные и лишь односторонние удобные. Одинаковы в общих чертах и ирригационная техника и законы пользования водой. Одинаковы законы пользовании пастбищами и путями кочевых к пастбищам и по пастбищам передвижений. Всюду измеряют сыпучие тела неуклюжими «батманами», а участки земли «танапами». Одинаковы всюду, наконец, домашняя утварь и устройство детской колыбели; всюду принято сидеть на полу, поджавши под себя ноги и т. д.
В вышеперечисленных общесвойственных народом Средней Азии отличительных черточках уклада жизни более-менее существенная разница наблюдается, главным образом, между городом, кишлаком и степью, т. е. между оседлыми и кочевым населением. Например, женщина у кочевников значительно свободнее и ближе к общественной жизни, чалму кочевник охотно заменяет меховым или кошменным головным убором того или другого, но народностям же, покроя. В степи более простой образ жизни, больше близости между хозяином и батраком. Окружающая природа и обстановка тоже оказывают влияние: в долине туземная постройка чисто глинобитная на каркасной основе стенок, а в горах стены того же типа постройки кладутся из перемежающихся, смазываемых глиной рядов камня и поленьев дров длиною в толщину стены: такие стены лучше противостоят разрушительной силе обычных в горах землетрясений. В горах существует только мелкая мера сыпучих тел «сир» вместимостью от 20, по местностям, до 30 фун. пшеницы. Что касается долины, то здесь фигурирует «батман», по местностям же, колеблющийся весом от 8 до 16 пудов, как подъемный груз верблюда, в зависимости от рельефа местности и трудности путей сообщения. Танап (площадь, захватываемая известным количеством зерна при посеве) тоже не везде одинакова и равняется, по местности же, от 400 до 3600 кв. саженей. Все зависит от обстановки, создающей экономические и общежизненные условия, и эта обстановка предъявляет одно основное требование: всюду народ одинаково нуждается в культурной помощи как для изжития навеянной бытовыми предрассудками косности, так и для подъема просвещения в целях развития экономических сил и жизненности страны. Школа, трактор, ирригация, облесение, здравоохранение, правильная постановка труда — вот основные факторы, одинаково всем и всюду необходимые безотлагательно.
Все это уже приближается, все шире и шире разворачиваясь в пользу народа, но много еще есть препон на пути культурной помощи вообще, а в смысле преодоления уз, наложенных бытовыми традициями и религией, — особенно.
Более 90% населения Туркестана — мусульмане, причем мусульманская религия влияет решительно на все проявления домашней и общественной жизни своего последователя. Всюду на первом месте сжатое учение Корана и «шариат», т. е. сборник толкований Корана разными представителями мусульманской науки. «Мусульманское право», которое зиждется именно на Коране и на вытекающих из него юридических толкованиях, уже давно, постепенно и неуклонно, вытесняет собою «адат», т. е. устои обычного права старины, но, вместе с тем, само является естественным противником всякого просвещения. Это усугубляется еще и тем, что язык Корана — арабский, т. е. совершенно и всему решительно населению чуждый. Образованный мусульманин должен знать этот язык, хотя бы в размерах чтения и понимания Корана, а между тем это вредно отражается на изучении и на чистоте языка родного, испещряемого арабскими словами. Коран и шариат внедрились в самую жизнь мусульманина, которая идет по шаблонному пути, так как всякий шаг этой жизни предусмотрен шариатом.
Таким образом, влияние религии вообще велико, хотя, опять же, не всюду одинаково: продолжается еще борьба религии с родовыми традициями и шариата с адатом.
Хотя мусульмане всюду и вообще являются очень ревностными поборниками своей религии, но, независимо от этого, соблюдение внешней стороны религиозных обрядностей, по мере удаления от городских центров в сторону гор и степей, постепенно ослабевает. Наряду с тем, смешение шариата с адатом или преобладание одного из них над другим проявляются, смотря по местностям, тоже совершенно по-разному. Чем дальше от культурных центров ислама, тем более еще проявляет себя родовой быт, хотя и находится вообще на пути разложения.


Предыдущая страница | Читать далее

© Raretes 2016-2019