Close

Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25


9

Резьба по терракоте

Древнейшие примеры применения в архитектурной декорации Средней Азии плиток из обожженной глины-терракоты, украшенных рельефами, относятся к парфянской эпохе (III в. до н. э. — III в. н. э.). Они найдены раскопками, ведущимися с 1930 г. в ауле Багир близ Ашхабада в Туркменистане Туркменским научно-исследовательским институтом. Еще у Исидора Харакского упоминаются гробницы парфянских царей в Несе, и местоположение Несы — древней столицы Парфии — было предположительно указано в этом месте еще академиком В. В. Бартольдом. Одно из раскопанных зданий было украшено облицовочными терракотовыми с рельефным орнаментом плитками, живо напоминающими античные образцы; здесь же найдены волюты ионической капители; наряду с этим обнаружены прорезные уступчатые плитки, имеющие ближайшее отношение к иранскому искусству. Образцы этого ирано-эллинского искусства парфянской эпохи были выставлены на Иранской выставке 1935 г. в Эрмитаже и частью воспроизведены в журнале «Искусство» за 1936 г. № 1. Затем в течение почти тысячи лет нам ничего не известно о применении в Средней Азии резной или украшенной рельефами терракоты в качестве архитектурной декорации зданий.
Применение этой техники декорации, сколько можно судить по сохранившимся памятникам, возобновляется в Средней Азии лишь в эпоху после арабского завоевания и не ранее XI в.
Но, начиная с этого времени, украшение зданий резными терракотовыми плитками, или резанными от руки или штампованными, получило преимущественное распространение в Средней Азии. В Иране применение этой облицовочной техники встречается довольно редко[*]. Декорация резьбой по терракоте применяется главным образом для облицовки наружных частей зданий и вытесняет с наружных стен построек менее прочный резной стук. Процесс вытеснения в течение XI-XII вв. можно наблюдать, например, на соседних мавзолеях в Узгене[*]: на Среднем мавзолее (конца XI в.) наряду с кирпичной декорацией встречается применение резного стука, в Северном мавзолее (1152 г.) наряду со стуком в ограниченном размере применяют и резную терракоту, а в Южном мавзолее (1187 г.) фасад украшен исключительно резной терракотой (рис. 89). В бухарском памятнике Магок-и-Аттари наряду со стуком мы видим и резную терракоту.

Первые примеры применения техники резьбы по терракоте нам известны, начиная с конца XI в. (резная кораническая надпись на минарете Рабат-и-Малик). В узгенском мавзолее 1152 г. появляется наряду с резьбой по стуку и резьба по терракоте. В этом мавзолее представляет интерес резная терракотовая надпись, идущая по контуру портальной арки среди изысканно стилизованных растительных побегов. Колонки по обеим сторонам портальной арки также сохранили остатки резьбы в той же технике. Над дверным проемом проходит пояс из терракотовых плит с вырезанной невысоким рельефом куфической надписью; некоторые элементы надписи переходят в орнаментальные плетения узлов, восьмиконечных звезд и заканчиваются растительными мотивами; фон, по которому идет надпись, сплошь заполнен вставками из розеток в кружках из стилизованных полупальметт и других растительных мотивов. И самый принцип орнаментации с его сплошным заполнением всего украшенного пространства, и весьма многие мотивы имеют значительное родство с термезской резьбой по стуку, которую по времени мы считаем несколько более ранней: общие художественные вкусы выражались в сходных орнаментальных мотивах независимо от материала, в котором приходилось мастерам работать. Этот мавзолей принадлежит, согласно разобранной в 1927 г. M. Е. Массоном[*] надписи на нем, «одному из членов династии Илеков, Тугрул-Кара-Хакану-Хусейну, сыну Хасана, сына Али, умершему в день среды, четвертого месяца реби II, в 547 г. хиджры» (т. е. в 1152 г. н. э.).
Южный мавзолей в Узгене декорирован по фасаду сплошь одной только резной неполивной матовой терракотой. Мавзолей этот датируется надписью 1187 г. н. э.
Бывший ранее в полуруинальном состоянии, мавзолей в 1929 г. укреплен и реставрирован. Работы 1928 г. были направлены к укреплению фасадной части Южного мавзолея, где сосредоточены все главнейшие декоративные части, а поэтому в первую голову пришлось восстановить цокольную кладку из тесаных камней, затем для сохранения всего здания пришлось восстановить купольное перекрытие и произвести частичную расшивку облицовок боковых сторон»[*].
Резьба, украшающая фасад Южного узгенского мавзолея, представляет собой наиболее богатый орнаментальный цикл резьбы по терракоте; по богатству и разнообразию орнаментальных мотивов он играет в этом виде техники роль, аналогичную той, которую среди циклов резьбы по стуку играет резьба в Термезском дворце и в Сафид-Буленде. Это богатейшая орнаментальная сокровищница конца XII в. Значение этого цикла резьбы еще увеличивается благодаря тому, что он точно датирован. В Южном мавзолее находим очень большое разнообразие мотивов резьбы по терракоте; встречаются и надписи, и растительный, и геометрический орнаменты. Здесь много различных типов резьбы: и весьма углубленной, и довольно плоской, почти доходящей до гравировки, и крупного монументального силуэта, и стремящейся к мельчайшей проработке деталей; встречается и двухпланная резьба. В резьбе насчитывается до полутора десятка мотивов. Растительные мотивы спорят в богатстве и разнообразии с геометрическими.
Разберем наиболее интересные мотивы и элементы орнаментации. Особенно интересен фриз с надписью, от которого сохранились лишь вертикальные его части по обеим сторонам портала. На этом фризе встречается классический образец двухпланной резьбы (рис. 90).

Надпись сделана почерком насх, — очень высоким рельефом; в той же манере — идущий вдоль всего фриза волнообразно изгибающийся растительный стебель со стилизованными листьями и цветами, среди которых можно узнать лотос (рельеф до 3 см высоты). Это — первый план резьбы. Цветы местами покрыты тонко нацарапанной гравировкой. Фон представляет собой резьбу второго плана; он весь покрыт стилизованными лепестками очень неглубокого рельефа. Высокий рельеф создает при ярком солнечном освещении удивительно тонкую и живописную игру светотени. Этот фриз зажат между двумя узкими полосами геометрического орнамента из тесно сближенных, ломающихся под тупыми и острыми углами лент со вставленными через равномерные промежутки восьмиконечными розетками. Ближе к портальной арке идет вертикальный резной фриз с выкружкой (высота рельефа на этих плитах 0,5 см). Куфическая надпись увязана здесь с ленточным плетением, образующим мотив бесконечного узла и вычурные и прихотливые узоры из соединения геометрических элементов с растительными (повторяющиеся пары полупальметт) на фоне густо разросшегося растительного орнамента. По характеру исполнения резьба здесь (рис. 91) напоминает работу фриза над дверным проемом Северного мавзолея, но там общее впечатление более спокойно, заполнение растительными мотивами фона более умеренное и просторное.

За 35 лет, протекших от времени построения Северного мавзолея, орнаментальное искусство в Узгене, если судить по рассмотренным примерам, заметно изменилось, шагнуло от относительно скромной и монументальной простоты к формам более динамичным, декоративно насыщенным, даже вычурным. Входная арка украшена рельефным фризом с надписью, лишь частично сохранившимся. Арка поддерживается двумя колонками с капителями и двойными круглыми каменными базами (рис. 92). Капители имеют форму стилизованного вазона: стволы колонок обложены терракотовыми плитками, сплошь покрытыми резьбой. Чрезвычайно интересен орнамент, украшающий колонки; под капителями — широкий пояс с надписью и излюбленным мотивом орнаментики мусульманского мира: сочетанием восьмиконечных звезд и крестовидных фигур; ниже — фриз с узором из пальметт, чередующихся с трилистниками; такой же фриз внизу, над базой колонны. Средняя часть колонны представляет собой плетение лентообразных мотивов; в эти плетения помещены листья, розетки, завитки и четыре крупных мотива плетения в виде геометризированных восьмичастных розеток. Трактовка растительных мотивов и их размещение между плетениями находит довольно близкие аналогии в термезской стуковой резьбе.

Весьма велико разнообразие типов геометрического орнамента в декорации Южного мавзолея. Отметим еще из этих мотивов мелкий решетчатый орнамент в длинном вертикальном панно, размещенном над панно с двухпланной резьбой (рис. 91).
Кроме двух узгенских мавзолеев, да еще мавзолея в Касане, о котором будет идти речь ниже, датированных памятников, украшенных резной терракотой, до нас не дошло. Остальные памятники этого рода не датированы. Из них наибольший интерес представляет портальный мазар Айша-Биби в селении Головачевском в 20 км к югу от г. Аулиэ-Ата (ныне г. Джамбул) в Казахстане. Мавзолей до нас дошел без купола, в руинальном состоянии, лучше сохранился только фасад. Фасад мавзолея сплошь декорирован резными терракотовыми плитами с растительным и геометрическим орнаментом (рис. 95). Система расположения орнаментации по фасаду здесь несколько иная, чем у узгенских мавзолеев. Середину фасада прорезает высокий и узкий вход под стрельчатой аркой с колонками, украшенными резным орнаментом. Форма капителей колонок — вазообразная, близка к форме узгенского мавзолея 1187 г., но тулово вазона шире и орнамент более крупного рисунка.

Лишь незначительная часть орнамента по терракоте выполнена от руки; таковы некоторые орнаменты верхней части портала и немногие горизонтальные полосы на высоких фланкирующих фасад угловых колоннах; вся же остальная поверхность колонн и большая часть всего фасада покрыты одинаковыми квадратными плитками с вытисненным на них путем применения штампа орнаментом. Верхняя часть портала и стволы колонн покрыты повторяющимся орнаментом из звезд и крестовидных фигур, выполненных той же техникой (рис. 96 и 97). Среди плиток угловых колонн вставлены плиты с фрагментами надписей. Это заставляет предположить, что облицовка подвергалась перекладке или реставрации и эти плитки происходят из фриза с надписью. О вероятной реставрации облицовки свидетельствует и рисунок, на котором мы видим звезды и крестовидные фигуры одинакового размера и одной и той же формы, но двух типов: одни имеют заполнения внутри восьмиконечных звезд и крестов из очень сильно стилизованных растительных элементов, а другие из чисто геометрических мотивов — ленточных плетений. Можно предположить, что плитки второго типа, встречающиеся лишь в немногих местах, вставлены позднее на место отвалившихся плиток первого типа (рис. 98).

Данные стиля и техники позволяют отнести мазар Айша-Биби к концу XII или началу XIII в.[*] В долине реки Таласа на левом берегу реки Кен-Кол, притока Таласа, находится украшенный резной терракотой мазар, слывущий у местного населения за мазар Манаса — знаменитого героя киргизского эпоса. На деле, видимо, это не так. Как видно из резной надписи, пишет M. Е. Массон[*], мавзолей этот предназначен был для некоей женщины, дочери какого-то местного эмира. От даты смерти сохранилось лишь указание месяца рамазана и цифры 4, означающей единицы трехзначного числа года.
Есть резьба по терракоте и в недавно открытом раскопками В. А. Шишкина бухарском памятнике — мечети Магок-и-Аттари, вернее — ее раскрытом раскопками 1934 г. южном портале[*]. Самая мечеть в настоящем своем виде представляет перестройку 1547 г. (согласно прочитанной В. А. Шишкиным даты на изразцовой надписи). Но и до раскопок в находившейся над поверхностью земли нише южной стороны мечети были видны сталактиты и плоские плитки из терракоты, покрытые рельефным орнаментом — геометрическим и частью растительным. В орнаментации портала, кроме резной терракоты, применены: орнаментальная кладка из облицовочных кирпичей, вставки из резного стука и поливная бирюзового цвета терракота (надпись на фоне растительной орнаментации). Пиштак дошел до нас в весьма разрушенном состоянии (он дополнен и укреплен архитектором H. М. Бачинским). Из частей, украшенных резной терракотой, особенный интерес представляет колонка с вазообразной капителью, находящей себе ближайшую аналогию с Южным узгенским мавзолеем конца XII в. Рубежом XII и XIII вв. и следует датировать рассматриваемый памятник (рис. 105). Применяется наряду с другими декорирующими техниками резная терракота и в другом бухарском памятнике караханидской эпохи — в мечети Намазга XII в. (рис. 104). Здесь этот вид архитектурной декорации встречаем в капителях колонн по бокам ниши и в боковых стенах арки.
Орнаментация резной терракотой обнаружена также на двух памятниках на территории Туркмении: в руинах портала Пештаг и в мавзолее Чугун-дор-Баба[*]. Сохранившийся пилон (высотой около 14 м) является правой башней портала Пештаг. Нa основании палеографического анализа эпиграфических особенностей остатков надписи проф. А. А. Семенов относит эту постройку к позднейшим годам монгольского периода (т. е. XIII-XIV вв.). Эта датировка подтверждается наличием в декорации из резной терракоты частей, покрытых голубой глазурью. Вот что он сообщает об архитектурной декорации этого памятника: «… на наведенный алебастровый раствор были положены отдельные части терракотовых орнаментов и кирпичики, как кусочки мозаики на смальту; будучи соединены в полагающийся рисунок и выровнены, они образовали сплошной, как бы глубоко вырезанный или вытисненный орнамент. Лишь на колонке арки, поставленной на стыке ее щеки и лицевой части портала, орнаментация была сделана из отдельных частей, выработанных сначала, по-видимому, штампом на сырой, хорошо вымешанной глине, а потом подвергавшихся обжигу и затем поставленных на место. Характерной чертой названной орнаментации, частью геометрического, частью растительного и буквенного типа, являются небольшие восьмиконечные из обожженной глины звезды, покрытые прекрасной небесно-голубой глазурью и довольно глубоко вставленные в полосу геометрического орнамента, отделяющего ленту куфических письмен от кружева стилизованного растительного орнамента». Резьба по терракоте применена еще в одном памятнике Туркмении, в мазаре Чугун-дор-Баба (в 15 км от ст. Артык). Планы, разрезы его и образцы декорации стен приведены в «Древностях Абивердского района». Надписи-графитти паломников внутри мазара называют даты 1263 г. и 1298 г.; но постройка была возведена, видимо, ранее — в XII-XIII вв.; стиль вплетенных в орнамент надписей и ленточный орнамент с резными вставками вызывают в памяти узгенский Южный мавзолей и говорят в пользу датировки этой эпохой. В Касане находим датированный памятник, украшенный резной терракотой, относящейся уже к XIV столетию; мы говорим об остатках резной надписи на мазаре Фахреддина Тумана с датой 1340-1341 гг., исполненной в очень мелочной и суховатой манере.
Число дошедших до нас зданий, украшенных резной терракотой, не велико, но, несомненно, существовал еще ряд сооружений в XII-XIII вв. с такой декорацией, так как в различных местах Средней Азии были находимы резные терракотовые плиты, происходящие из несохранившихся зданий этого типа. Такие плиты и их фрагменты были найдены в Самарканде, Термезе, Узгене, Оше, Грунч-Мазаре, Касане. Как примеры, воспроизводим две плиты, обнаруженные нами в 1924 г. в Узгене на одном из загородных мазаров (рис. 94). Это образец двухпланной резьбы весьма тонкой работы; в образованные горельефным плетением восьмиконечные звезды вписаны композиции геометрического и растительного орнамента, прорезанного глубокой резьбой и очень тщательно проработанного. В Оше при мазаре Яхия-ибн-Бурхайя находились два фрагмента с орнаментом в виде геометрического плетения и обрывками надписи среди растительных побегов.
Из разбросанных там и здесь по Средней Азии образцов резьбы по терракоте упомянем еще вертикальную полосу с повторяющейся фигурой из плетений с восьмиконечной звездой в центре, вставленную в стену близ входа в гробницу Хаким-аль-Термези в Термезе (рис. 103).
В 1937 г. экспедицией Ташкентского музея искусств под руководством И. П. Завалина был открыт в Каракалпакии в Наринджане, на границе песчаной пустыни, мазар, наполовину засыпанный песками. В нем была обнаружена гробница, украшенная резными терракотовыми плитами[*].

Центральная плита длинной боковой стороны почти буквально повторяет орнаментальный мотив терракотовой плиты в Термезе, описанной выше. Две боковые плиты одинакового рисунка украшены растительным орнаментом. Есть еще плита с надписью, в которой читается дата: 712 (1312 г.). Таким образом, мы имеем здесь резьбу по терракоте начала XIV в. В XIV в. заканчивается пользование резьбой по терракоте, как система декорировки зданий, имеющая художественное значение. В немногих отдельных памятниках конца XIV — начала XV в. встречаются еще отдельные примеры применения этой техники архитектурной декорации, но полноценности ансамблей XII-XIII вв. она никогда не достигает. Отметим, что данная техника распространена преимущественно в Средней Азии в указанную эпоху, а в соседнем Иране применения почти не получила.

С XIV же века получает значительное распространение резная терракота, покрытая поливой. Как промежуточный момент, в развитии этих двух видов архитектурной декорации, могут быть указаны находимые в Самарканде фрагменты резных терракотовых плит от каких-то несохранившихся зданий, где частично применена облицовка голубой поливой по рельефно выступающим частям плиты. Такие плитки всего вернее датировать началом XIV в. (одна из них хранится в Государственном музее восточных культур). Подобного рода терракотовые плитки с узором голубой поливы есть в мазаре Мазлум-Сулу-хана в 8 км от Ходжайли по дороге к Куня-Ургенчу; ими там украшены тромпы. Этот памятник по близкому стилистическому родству с датированным эпохой Кутлуг-Тимура (1321-1336 гг.) мавзолеем Наджм-ад-дин-Кубра в Куня-Ургенче может датироваться той же эпохой, т. е. 20-30-ми годами XIV в. Частично он украшен поливными кирпичами и изразцами. Отметим еще применение поливной резной терракоты наряду с матовой в упоминавшемся уже Пештаге. Наиболее древний образец сооружения, целиком украшенного поливной декорацией, — это помещение рядом с мавзолеем Кусам-ибн Аббаса в Шах-и-Зинда в Самарканде, носящее дату 1334-1335 гг. н. э. Но древнейшие образцы применения поливы в Средней Азии относятся еще к XII в. Специальным изучением изразцовой декорации в основных этапах ее развития, различно протекавшего в тех или иных частях Средней Азии, мы займемся в особой главе, посвященной изразцам.


Предыдущая страница | Читать далее

© Raretes 2016-2018