Close

Станок для тканья — хана-агаджи (рис. 37) не что иное, как два деревянных столба, соединенные между собой вверху и внизу перекладинами четырехгранной формы; эти перекладины вставлены в отверстия, размеры которых на нижних, иногда и на верхних концах столбов несколько больше, чем толщина перекладин, в остающиеся свободными пространства вставляются деревянные клинья. Таким образом, получается рама, на которую натягивается основа в два ряда, по обе стороны рамы, в вертикальном направлении. При натягивании основы и при процессе тканья большую роль играют деревянные цилиндрические палочки: агыз-чубухи, кюджу-агаджи, охлу, кюджу-чубухи и тал-агаджи; из них кюджу-агаджи бывает толщиной в вершок, а остальные в палец.

Процесс натягивания основы, в котором участвуют три женщины, состоит в следующем. Одна из работниц, наиболее опытная, сидя у нижней перекладины, привязывает один конец нити к концу агыз-чубухи, передает последнюю своей помощнице, стоящей сбоку станка, а та —  третьей женщине, которая помещается на лесенке, она перекидывает агыз-чубухи назад (рис. 38). Затем, последняя проводится под нижней перекладиной, прикладывается к ней спереди так, чтобы коней с привязанной к нему ниткой оказался слева. Придерживая агыз-чубухи в этом положении, первая работница проводит нитку справа между агыз-чубухи и нижней перекладиной и помещает ее перед задней ниткой; получается первая пара ниток основы (рис. 39). Далее нитка, обогнув снизу агыз-чубухи, перекидывается второй и третьей работницами на другую сторону станка через верхнюю перекладину; с верхней перекладины нитка опускается петлей с задней стороны станка; затем, эту петлю проводят под нижней перекладиной на переднюю сторону станка и надевают на агыз-чубухи с правого конца (рис. 40). Петлю, надетую на агыз-чубухи, отодвигают к левой стороне, а свободную нитку тянут, чтобы придать желаемую тугость нитям основы (рис. 41).

Далее, нитка снова проводится справа налево между агыз-чубухи и перекладиной, опускается петлей на заднюю сторону станка; эта петля под нижней перекладиной переводится на переднюю часть, надевается на агыз-чубухи; за свободный конец нити основа натягивается, потом снова проводится между агыз-чубухи и нижней перекладиной и т.д. Таким образом, получается основа (ериш), передняя сторона которой посредством агыз-чубухи делится на два ряда — передний и задний или первый и второй. Когда основа намотана, конец нити привязывается к правому концу агыз-чубухи. Подготовка к тканью не ограничивается намоткой основы, нужно еще подвязать палочки и прежде всего — кюджу-агаджи. Последняя привязывается с лицевой стороны основы параллельно перекладинам и на расстоянии 1/2-3/4 аршина от нижней перекладины; концы кюджу-агаджи привязываются к боковым столбам; затем берется охлу (она короче, чем кюджу-агаджи и короче ширины основы), проводится слева направо над кюджу-агаджи, между первым и вторым рядами основы. Привязав нитку к левому концу кюджу-чубухи, работница прикладывает последнюю спереди к кюджу-агаджи, в одном с ней направлении (рис. 42); после чего нитка, привязанная к кюджу-чубухи, проводится снизу под всеми тремя палками и, затем, по правую сторону первых ниток переднего и заднего рядов основы; потом она переводится на лицевую сторону поверх всех этих палок, огибая первую нитку заднего ряда основы уже с левой стороны, и пройдя между первыми нитями переднего и заднего рядов, петлей продевается между кюджу-агаджи и кюджу-чубухи (рис. 44). Свободный же конец нитки проводится сквозь эту петлю, отчего на кюджу-чубухи получается узел (рис. 45).

Дальше, нить опять проводится вниз под кюджу-агаджи и с правой стороны следующих вторых нитей переднего и заднего рядов основы; обогнув заднюю нить и выйдя между вторыми нитями того и другого ряда на лицевую сторону основы, она спускается петлей между кюджу-чубухи и кюджу-агаджи; ее свободный конец проводится через петлю, притягивается и снова проводится под кюджу-агаджи и т.д. Вся эта операция производится столько раз, и на кюджу-чубухи получается столько узлов, сколько нитей в первом или во втором ряду основы. Охлу короче, чем кюджу-агаджи, поэтому, при подвязывании последней, приходится передвигать охлу слева направо и, чтобы петли, спадая при этом с нее, не смешивались, повыше охлу вставляют еще палочку — тал-агаджи (по длине равную кюджу-агаджи), между первым (передним) и вторым (задним) рядами основы; она, как и охлу, движется слева направо (рис. 46). Когда кюджу-агаджи привязана, охлу вынимается, а остаются: кюджу-агаджи, кюджу-чубухи (иногда заменяемая веревочкой), тал-агаджи и агыз-чубухи. В заключение подготовки к тканью, к средней части станка привязывается палочка или просто толстый шнур, к которому подвешиваются клубки с цветными нитями, предназначенными для тканья.

Как видно из вышесказанного, ткацкий станок кубинских кустарей крайне несовершенен: форма перекладин, с едва сглаженными гранями, очень затрудняет передвижение основы, необходимое, когда часть ковра (3/4 — 1 арш.) окончена; благодаря отсутствию нарезок и углублений на перекладинах для ниток, последние ложатся неправильно, — требуется постоянно следить за их положением и часто поправлять. Неустойчивость нитей до известной степени умаляется тем, что работницы смазывают перекладины тестом, которое высыхая, удерживает нити на некоторое время в данном положении; каждый раз при передвижении основы приходится снова смазывать перекладины тестом. Установка и поправка нитей, самое передвижение основы с помощью вынимания клиньев, — все это поглощает, притом крайне непроизводительно, очень много времени и труда.
Процесс тканья ковров состоит в продевании утка и выделывании ворса. Инструменты, употребляемые при этом — киргит и хава. Киргит (рис. 49), длиною 6-8 вершков, имеет форму косы, состоящей из 3-4 пластинок или широких зубьев, загнутых к концу и находящихся в равном расстоянии один от другого. Хава (рис. 51) делается или из орехового дерева или железа, состоит из ручки (2 1/2 вершка длиною), с утолщением на конце, и пластинки (3 1/2 — 4 вер. x 3 вер.) с зубьями (около 20). Зубцы деревянной хавы довольно скоро стираются, — их приходится подтачивать, а железная хава так же прочна, как и киргит: они покупаются один раз навсегда, стоят 30-40 коп. каждый. Продевание утка, которым начинается ковротканье, производится без всяких инструментов и медленно. Работница берет конец нити, спускающейся с клубка, привязывает его к правому концу агыз-чубухи, приподнимает тал-агаджи и несколько раз надавливает рукой на часть основы между кюджу-агаджи и тал-агаджи, — от этого в месте тканья происходит перемещение рядов основы: передний (первый) ряд отходит назад на место заднего (второго), а этот последний занимает место первого. Между образовавшимися таким способом рядами проводят первый уток справа налево (рис. 47). При отсутствии челнока и малом расстоянии между рядами основы, операция эта трудна; приходится производить ее частями, в несколько приемов: отделив часть основы вершка 3-4, ткачиха надавливает на соседнюю с ней часть наружной стороной левой руки, — от этого нити под рукой подаются назад и становится возможным продеть пальцы этой руки слева направо между рядами ниток той части основы, которая была отделена, благодаря чему ряды раздвигаются. В это время пальцы правой руки пропускаются справа налево и передают уток левой руке. Затем, работница, отделив соседнюю часть основы, надавливает левой рукой на следующую, проводит между рядами первой части пальцы левой руки, которыми захватывается и тянется уток, переданный пальцами правой руки. Это повторяется до тех пор, пока уток не будет проведен через всю основу.
Уток не натягивается, а ложится свободно вершка на 1 1/2 выше агыз-чубухи и забивается роговым или железным киргитом (рис. 49 и 50), который при этом обращен к утку выпуклой частью; зубья его вводятся между нитями основы и забивают уток. Вслед за этим тал-агаджи опускается к кюджу-агаджи (рис. 48) для того, чтобы ряды основы обменялись местами, — тогда между рядами тем же способом проводится второй ряд утка, только слева направо, забивают его киргитом и снова проводят уток справа налево, потом слева направо и т.д., пока не получится затканная полоса, пальца в 1 1/2 — 2 ширины.

Теперь приступают к выделке ворса. Прежде всего берут с обоих краев основы по четыре крайних нити (две переднего и две заднего ряда) и проводят вокруг них петлей или ту же нить, которая идет на уток, или другую, сложенную втрое — вчетверо. Ворс выделывается таким образом: указательным и средним пальцами левой руки берут две нити основы, одну — переднего ряда, а другую — соответствующую ей нить заднего ряда, таким образом, чтобы нитка переднего ряда легла на пальцах слева, а заднего ряда справа; затем, свободный конец пряди, взятой с клубка, подвешенного к середине станка, проводится между этими двумя нитями внутрь, заворачивается налево (рис. 52) и, обогнув левую нитку основы, выходит наружу, огибает правую нитку справа и выводится наперед между обеими нитками под прядью; получающаяся таким способом петля выделывается немного выше сотканной части; потом, подергивая за концы пряди, ее спускают до утка и ножичком отрезают концы, отступив 1/2 вершка. Затем, так же поступают со следующими двумя нитями 1-го (переднего) и 2-го (заднего) рядов, — делается вторая петля, за ней третья, четвертая и т.д.; при этом, смотря по узору, берется прядь того или другого цвета. Когда ряд петлей закончен, концы прядей дергаются, с целью удаления шерстинок, которые не закрепились; при выделке лучших сортов ковровой ткани кубинские кустарницы после дерганья расчесывают пряди гребешком. Вынув таким образом все лишние частицы шерсти, берут инструмент — деревянную или железную хаву (рис. 51) так, что ее наружная сторона обращается к основе, а зубцы проходят между нитями последней, и бьют ею с большой силой, — это еще лучше закрепляет ворс. Потом, проводят вышеописанным способом два ряда утка справа налево и слева направо, выравнивая каждый ряд киргитом и забивая хавой; дальше, еще раз дергают и расчесывают пряди, после чего приступают к выделке второго ряда ворса. Когда готовы ряда три ворса, принимаются за стрижку обыкновенными ножницами. Стрижка ковра — дело не легкое, оно требует особого искусства: надо, чтобы стрижка была короткая и ровная, — иначе при употреблении ковра узоры местами сливаются, и изделие приобретает некрасивый вид, — неумелая работница может очень легко испортить ковер. Вот почему эта часть работы выполняется самыми опытными ткачихами.

Когда таким образом выткано около 1 аршина, то дальше ткать становится неудобным: приходится передвигать основу так, чтобы сотканная часть, пройдя под нижней перекладиной станка, оказалась на задней его стороне; для этого вынимают клинья, — основа ослабевает, и делается возможным передвинуть ее, оставив на передней части станка только 1 — 1 1/2 вершка тканья. Вслед за тем основа опять натягивается при помощи клиньев, и работа продолжается. По окончании тканья, ковер снимают, для чего клинья вынимаются, основа от этого ослабевает, ее разрезают под самую кюджу агаджи, которая тогда легко вынимается; затем, выдергивают тал-агаджи и агыз-чубухи. Чтобы концы ковра не расползались, их иногда обшивают материей, чаще концы основы оставляются в виде бахромы.

Что касается тканья паласов и сумахов — изделий без ворса, то оно производится на таких же станках, как и тканье ковров, только вместо тал-агаджи употребляется несколько коротких палочек, — это потому, что при выделке паласов и сумахов ткут не сразу рядами с одного края основы до другого, а по частям: каждая из работниц, не дожидаясь другой, выделывает свою часть — свой узор и пользуется при этом своей палочкой — маленькой тал-агаджи. Самый процесс тканья паласов состоит в продевании пряди вместо утка; прядь эта берется из тех же цветных ниток, которые в коврах идут на выделку ворса.
Таким образом, ткань паласа состоит из основы и цветного утка. Продевание пряди производится совершенно тем же способом, как продевание утка в коврах, — так же медленно и без всяких инструментов, если не считать кигита и хавы, которыми, как и в коврах, выравнивается и забивается уток. Выткать палас легче и скорее, чем ковер того же размера: процесс тканья менее сложен, и узоры бывают проще и крупнее.
Приготовление сумахов, — ткани тоже безворсой, — несколько отличается от выработки и ковров и паласов. Как и в коврах, работа начинается с продевания утка, пока не получится полоска пальца в два ширины; затем, указательным и средним пальцами левой руки захватывают две нити основы, одну — первого (переднего) ряда, другую — соответствующую ей нить второго (заднего) ряда, а правой рукой проводят цветную прядь по правую сторону нити второго ряда внутрь станка и выводят ее по левую сторону нити первого ряда вперед и под наружной частью пряди (рис. 53). Затем, прядь, таким же способом охватив следующую пару нитей основы, выводится по левую сторону этой пары вперед и под наружной частью пряди; так же поступают со следующими парами нитей, пока узор не потребует замены пряди одного цвета прядью другого цвета, — тогда первую пропускают на изнанку и там, оставив конец в 1/2 — 1 верш., отрезают; после этого берут прядь другого цвета и продолжают выделку узора тем же способом. Когда ряд окончен, ткачиха продевает уток через ту часть основы, на которой она выделывает узор; уток выравнивается киргитом и прибивается хавой. Дальше, опять берется прядь того или другого цвета, и работа продолжается только что описанным способом. Выделка петель в сумахе легче выделки ворса в коврах, — поэтому, для изготовления первых, при одинаковых размерах, нужно меньше времени. [*] Для тканья сумахов и паласов требуются станки гораздо больших размеров, чем для выделки ковров, — вот почему эти изделия зимой могут выделываться только в богатых домах, где помещение больше, где, следовательно, есть место для большого станка; остальные семьи, если и приготовляют сумахи и паласы, то лишь весной и летом, когда можно работать на балконах и во дворе; тем же объясняется, что бедняки высокогорной полосы, при маленьком помещении и продолжительности холодного времени года, выделывают узкие и длинные ковры, напр., в с. Джими.
В ковротканье, как и в подготовке материалов, нередко применяется взаимопомощь: родственницы или соседки ткут, помогая одни другим по очереди, — это сокращает расходы на инструменты, иногда и на отопление (Билиджи, Сумагова, Перебедиль, Заглы и пр.).
В последнее время для утка в коврах и сумахах стали употреблять хлопчатобумажные нитки, покупая их готовыми, — это выходит дешевле и работа быстрее подвигается, потому что на приготовление ниток, как мы видели выше, тратится не мало времени. Однако, бумажный уток употребляется только при выделке изделий для продажи; когда же работают для себя, то делают исключительно шерстяной уток, так как в последнем случае ковры бывают гораздо прочнее.
Для основы (эриш) нитки ссучиваются круто по 3-4 вместе и не окрашиваются; в сумахе они толще, чем в коврах. Для утка (ар-агач) шерсть окрашивается в темный, чаще всего в синий цвет, так как уток виден по краям ковра и пачкается скоро; нити утка ссучиваются только по две. Лицевая сторона (юз-ипа) изделий, т.е. ворс — в коврах, уток — в паласах и петли в сумахе, выделываются из нитей, окрашенных в разные цвета и ссученных по 2-3 вместе; для утка и лицевой стороны нити скручиваются слабо, поэтому имеют вид прядей. Когда ковры изготовляют для себя, то особенно хорошо скручивают и ссучивают нити основы, — от этого она бывает тонкой и очень крепкой.
Что касается количества ниток, потребляемых при тканье, то всего больше выходит на ворс (в коврах) и петли (в сумахах), потом — на основу, меньше всего — на уток (в коврах и сумахах): если на ковер нужно всего 20 фунт. ниток, то из них 15 фун. крашеных — для ворса, 3 фун. некрашеных — для основы и 2 фунта синих — для утка, — это при средней толщине и при среднем скручивании нитей; для сумаха (5 x 3 1/2 арш.) нужно всего 61 фун., из них 15 фун. — на основу, 40 фун. — на петли и 6 фун. — на уток (Хазры); на палас (5 1/8 x 4) выходит 50 фун. шерстяных ниток: для основы — 15 фун. и для утка — 35 фун. (Леджет). При выделке ковров, вследствие стрижки, 1/5 крашеных ниток остается; из нее половина расходуется в домашнем обиходе — для подушек, а остальное бросается.
Практика выработала известные требования от ковровых изделий. Так, понимающий дело покупатель требует, чтобы ковер был ровный, без малейшей кривизны как по краям, так и посередине, ткань густая и твердая, краски прочные, узоры восточные, без внесения в них чуждых элементов; стрижка должна быть тоненькая, короткая, изнанка — аккуратна, не груба. Обращается внимание на бахрому ковра, которая и есть конец основы; по бахроме судят об основе, — она должна быть тонкая, хорошо скрученная, из чистой шерсти, без грубых волосков.
В отношении числа кустарей, занятых ковровым промыслом, мы имеем достоверные статистические данные, собранные по распоряжению Отдела Сельской Экономии и Сельскохозяйственной Статистики в 1912 г. лишь по пяти уездам.[*] По этим данным кустарей, производящих ковры числится: в Кубинском уезде 39.979 чел. или 22,7% населения, в Джеватском уезде 15.120 чел или 14,4% населения, в Елисаветпольском уезде 33.069 чел. или 48,2% населения, в Самурском округе 17.044 чел. или 26,3% населения, в Александропольском уезде 26.853 чел. или 15,2% населения; в среднем 25,3% населения.
Но эти районы с наибольшим развитием промысла, в общем же, не рискуя впасть в грубую ошибку, можно признать, что в ковровых районах кустари, занятые ковровым делом, составляют около одной десятой населения. Исключив для большей осторожности из ковровых районов Борчалинский, Ахалцыхский и Ахалкалакский уезды, Тифлисской губ. и Закатальский округ, в пределах Елисаветпольской, Эриванской, Бакинской губ. Дагестанской и Карской областей 10% сельского населения составит около  370.000 человек.[*] В отношении заработка одного кустаря мы имеем по данным бюджетных исследований Кавказского Кустарного Комитета следующие цифры. В Кубинском уезде на семью, в которой работает ткачиха и одна полуработница, приходится чистого заработка за вычетом всех расходов на материалы и инструменты 23 руб. 13 коп., что составляет 40,9% продажной стоимости изделия.[*] У курдского же населения Сурмалинского, Эчмиадзинского и Александропольского уездов Эриванской губ. на ткачиху с полуработницей чистого заработка приходится 17 руб. 70 коп.[*] Таким образом, заработок трех работниц равен 40 р. 83 к., а средний годовой чистый заработок одной работницы будет 13 руб. 61 коп.
Если из числа 370.000 человек половину примем за полуработниц, то всех полных работников, занятых ковровым делом, окажется получающих чистого ежегодного заработка 3,8 милл. руб. Стоимость же производимых ими изделий определяется около 9,5 миллионов рублей.
Около половины всех изделий, по приблизительному подсчету, идет на домашние нужды производителей и расходится на месте, остальное же количество вывозится на русские и заграничные рынки. Продажа кавказских ковров за пределами края чрезвычайно затруднена, благодаря конкуренции Персии и отчасти Малой Азии, где правильный сбыт на широко-коммерческих началах организован крупными английскими и немецкими предпринимателями.


Читать далее: Шелкоткацкий промысел

© Raretes 2016-2018