Close

Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25


14

Туркмены

В обычае азиатских деспотов (в частности Тамерлана) входило принудительное переселение покоренных народов и племен с одного места на другое, где их уже расселяли большими группами, как колонистов. Делалось это, с одной стороны, с целью окончательного усмирения их — прибрать их поближе к рукам; и действительно, вдали от родины, в новой обстановке, они надолго теряли возможность проявления непокорства; с другой стороны, имелось в виду создание оплотов в иных не вполне надежных областях и, наконец, преследовалось желание насадить новые отрасли производства и промышленности в разных местах по собственному произволению. Весь Восток представляет бесчисленное множество примеров того, как целые округи таким путем совершенно меняли свою физиономию. Мы видим, как отдельные местности временами пышно расцветают, благодаря новшествам в области земледелия или возникновению новых отраслей промышленности, становятся центрами производства и вывоза товаров, считавшихся редкостью. Так эта смена упадка и расцвета тянется на протяжении многих веков. Шелководство, хлопководство, разведение льна и конопли, культура красильных растений, все это так же часто пересаживается с места на место, как и разные ремесла и производства: гончарное, ткацкое, ковровое, оружейное, кожевенное. Некоторые города и области приходят в совершенный упадок, другие пышно расцветают, чтобы подчас так же внезапно испытать на себе поворот судьбы, в зависимости от каприза или военного счастья своего правителя. Переселенные таким образом племена лишь в редких случаях теряли свою самобытность. Пришельцы не могли слиться с осевшим уже ранее в этой местности населением; если они были сильны численностью, то уже необходимость заставляла их охранять свою этнографическую самобытность, так как иначе им, придавленным тяжелым ярмом победителей, грозила окончательная гибель как племени и падение до степени бесправных и презираемых чужеземцев. Этим и объясняется возможность такого близкого соседского сожительства стольких разнообразных племен, сохранивших тем не менее свою самобытность, какие мы видим в Туркестане, Иране, Афганистане, Персии, отчасти в Малой Азии, на Кавказе, в Индии и других странах Востока.
Вторым достаточно важным моментом в этом вопросе на Востоке является гаремный уклад, из-за которого сохранение расовой чистоты было немыслимо. Женщины покоренных соседей или далеких племен, побежденных во время походов и набегов, поступали, как ценная добыча, в гаремы и кибитки победителей. Веками шла торговля женщинами с северного и восточного побережья Черного моря в Малую Азию, Месопотамию, Сирию, Персию и пр. Это были женщины совсем иных рас, не имевших ничего общего с жителями тех стран, куда они попадали в качестве товара и где становились матерями. Назовем в частности черкешенок (Адигэ), абхазок, грузинок, имеретинок и т.д. Представим себе далее, что такое положение дел тянулось веками и имело место по всему Востоку. Стоит только просмотреть длинный ряд жен (имена и происхождение которых нередко известны) всех правителей из больших азиатских и вообще магометанских династий, какими являются, например, Саманиды (874-999) в Заамударьинском крае и Персии, Сельджуки (1037-1300) в Персии, Сирии и Малой Азии, султаны Мамелюки в Египте, монгольские Гулакиды, Тимуриды, Крымские ханы и индийские цари, и мы увидим, что среди всей этой аристократии не найти ни одного вполне чистокровного представителя нации или племени, к которым он принадлежал. В широкой массе народа такие, правда безусловно невыполнимые, изыскания хоть и не дали бы столь поразительных результатов, но все же значение этого момента нельзя отрицать и им подкрепляется наше убеждение, что обитатели Востока представляют собою народы весьма смешанной крови.
Подобное смешение рас имеет и для темы нашего очерка далеко немаловажное значение, ввиду того, что оно по необходимости влечет за собой и смешение вкусов, а это в свою очередь должно проявиться в художественной промышленности. К тому же, вкус не есть исключительно результат воспитания, а несомненно стоит в зависимости и от неосознанных атавистических воспоминаний.
Туркмены принадлежат к тюркскому племени и родственны туркам в северной Персии, Закавказье и самой Турции. Тип их изменчивый; монгольский тип встречается среди них так же часто, как и тип, не отличающий их от западных арийцев. Это обстоятельство находит себе объяснение в сильной примеси чужой крови, которая вносится частыми браками с персиянками и курдками. Заслуживает внимания тот факт, что женщины, происходящие от смешанных браков, сохраняют в большей чистоте отцовский тип, отчего среди них арийский тип почти вовсе не встречается. Дети, родившиеся от чистокровных туркменок, считаются более знатными и благородными; поэтому каждый туркмен считает своим долгом иметь в числе своих жен хотя бы одну туркменку, но особенно охотно берут жен и наложниц иной расы.
Говорят туркмены на джагатайском наречии татарского языка, однако, с некоторыми особенностями. Все они сунниты. Замечательно полное отсутствие среди них религиозного фанатизма. Общественное устройство их патриархальное. Старейшины, именующиеся баями (бай — от турецкого бей) и ханами, составляют как бы правительство. Некоторые семейства, отличающиеся древностью рода и богатством, составляют своего рода аристократию, пользующуюся известным преимуществом в собраниях и совещаниях. Муллы особой роли не играют. Имущество туркмена составляют кибитки, ковры, кошмы, железная и медная посуда, лошади и скот. До подчинения России туркмены были разбойничьим народом, промышлявшим исключительно грабежом и торговлей невольниками. Единственным занятием мужчин до недавнего времени были, а в некоторых местностях Персии остались и поныне, так называемые «аламаны» — обыкновенные ночные разбойничьи набеги и нападения на караваны, поселки и даже города; главная цель таких аламанов — захват пленников. Все домашние работы лежат исключительно на женщинах; они собирают и разбирают кибитки, готовят пищу, ходят за скотом, поят верблюдов, шьют одежду, валяют кошмы, ткут ковры и паласы; мужчины же ничего определенного не делают.

© Raretes 2016-2018