Close

Жилище, еда зажиточных турок

Дом зажиточного турка (как гарем — женское отделение, так и селямлик — мужское отделение) обставлен неуютно и без всякого изящества. Хотя в некоторых семействах много старинного оружия и ценных вещей, которыми можно было бы украсить комнаты, но у турок все это запрятывается в сундуки. Особенно некрасиво и неудобно расположены окна; они пробиты в стенах со всех сторон и на слишком близком расстоянии друг от друга, что вносит много неудобств: летом яркие лучи солнца проникают в комнату со всех сторон, а зимой отовсюду пронизывает сквозной ветер.
Кроме одной комнаты, обставленной по-европейски, да и то лишь в домах высокопоставленных лиц, у громадного большинства богачей вы почти не найдете ни столов, ни стульев; жилые комнаты, как в гареме, так и на мужской половине, убраны диванами, которые тянутся по стенкам. Турки не употребляют кроватей, а спят на диванах или стелют матрасы прямо на пол. Сами по себе все стены голые, ничем не украшенные, только выбелены известкой. Вообще обстановка турецкой комнаты красноречиво говорит, что она приноровлена не для труда, так как в ней нет ни столов, ни стульев. Сидя на стуле, будешь чувствовать жесткость дерева, да и сидеть приходится более или менее прямо. Совсем иначе располагаются турки на своих софах (диванах), представляющих небольшие возвышения, с матрацами сверху, которые днем покрыты коврами и обложены подушками. На этих софах турок располагается очень удобно, поджав под себя ноги, полулежа и облокотившись на мягкие подушки. Таким образом он избегает всякого беспокойства. Пол всегда покрыт мягким ковром, чтобы хозяина не тревожил шум шагов, чтобы нога его не утомлялась ощущением жесткого дерева. Обут турок в туфли, следовательно не чувствует и жесткой кожи сапога.
Турок обедает или с одной из своих жен, или отдельно на своей половине. Когда у кого-нибудь из супругов есть гости, каждый обедает в своих комнатах. Слуга размещает на подносе сразу все четыре, шесть, а иногда и восемь блюд, кладет несколько ложек по числу обедающих и хлеб, испеченный без дрожжей, и все это ставит на скамейку, или, точнее сказать, на треножник, который и вносит в комнату своего господина. Хозяин и его гости размещаются вокруг скамейки с подносом и садятся на пол, покрытый ковром, поджав под себя ноги. Один из слуг кладет на колени сидящих длинное полотенце; при этом каждый берет ложку и кусок хлеба. За обедом не употребляют ни ножей, ни вилок: хлеб ломают, мясо разрывают руками, суп все едят из одной и той же чаши. Когда все положат ложки на поднос, чашку с супом слуги снимают и принимаются за другое блюдо. Таким образом, почти без всяких разговоров, уничтожается кушанье за кушаньем. Порядок блюд обыкновенно такой: суп, затем овощи, потом мясные кушанья; после этого «питта», мучное кушанье, приготовленное в виде лепешки, и наконец пилав — кушанье из риса. После обеда подают халву — любимое угощение мусульманина. Один или двое босоногих слуг, в почтительных позах, стоят в комнате, где обедают, для исполнения приказаний. Когда обед окончен, слуга несет медную чашу с кружкой, наполненную водой. Сначала он подает мыться гостям, а потом хозяину. Все моют руки, смачивают уши, а иногда и глаза, вытираются поданным полотенцем, и хозяин дома приглашает гостей сесть на диваны. Снова является двое слуг, из которых один несет чашу, где находится необходимое число блюдечек с маленькими чашками и с кофейником. Другой слуга наливает кофе без сахара и подает их присутствующим, прижимая при этом каждый раз левую руку к сердцу в знак того, что он, по поручению своего господина, предлагает угощение от всего сердца. После кофе подают различный лакомства, а вместе с этим приносят и трубки, чубуки которых у многих перехвачены бриллиантовыми кольцами.


Предыдущая страница | Читать далее

© Raretes 2016-2019