Close

Ковроткачество

Дореволюционное художественное творчество кочевых и полукочевых народов Средней Азии — туркмен, каракалпаков, казахов и киргизов — менее богато по числу различных видов, чем искусство оседлого населения. Но по совершенству некоторых типов изделий (например, ковров), своеобразию орнаментации и содержанию это искусство представляет не меньший художественный интерес.
У туркмен наибольшего совершенства достигло производство ковров. Кочевые туркменские племена появились в Средней Азии на рубеже I и II тысячелетий н. э.; о коврах, изготовлявшихся туркменами, первое упоминание в исторических источниках относится к XIII в. Подлинных туркменских ковров столь глубокой древности мы пока не знаем, хотя для датировки имеющихся в музейных собраниях ковровых изделий туркмен сделано еще очень мало. Большинство известных нам ковров изготовлено за последние 100-150 лет, но есть, несомненно, отдельные экземпляры, относящиеся к более раннему времени.
В кочевом быту туркмен ковер играл исключительно большую роль. Коврами украшались снаружи и внутри стены юрты. Из ковровых изделий в основном состояла несложная обстановка кочевого жилища. Разнообразием бытового применения объясняется различие форм ковров, среди которых различают большие гилемы — ковры, служившие для расстилании их на полу, энси — ковры для завешивания входа в юрту, капуннуки — своеобразные ламбрекены над входом, иоламы — длинные дорожки для украшения стен юрты, чувалы (капы, мафрачи) — мешки для хранения вещей, хурчжимы — переметные сумки, асмолдуки — украшения для верблюда, намазлыки — молитвенные коврики.

Ковроткачеством в Туркмении занимаются женщины. Ковры ткутся на горизонтальных станках, и их изготовление является очень долгим и трудоемким процессом. Материалом для ковров служит овечья шерсть, окрашенная красками растительного происхождения.
В кочевых туркменских коврах есть общие черты. Это в первую очередь преобладание красно-коричневого тона в расцветке и размещение узора в виде ритмически повторяющихся медальонов — гюлей. На больших коврах главное поле обычно все заполнено гюлями и только по краю (с двух более узких сторон) имеет довольно широкие коймы. На других ковровых изделиях размещение рисунка видоизменяется в зависимости от формы и назначения предмета.
При отмеченной общности туркменских ковров они отличны как по узору, так и по колориту у разных племен и отдельных племенных групп. Различаются ковры текинские, иомудские, кизил-аякские, огурджалинские, пендинские и др. Одним из наиболее важных признаков племенного типа ковра является рисунок основных гюлей главного поля. Гюли обычно представляют многоугольную или ромбообразную розетку, внутри которой расположен иногда довольно сложный геометризованный узор.
Туркменка-ковровщица в своих узорах отражала окружающую ее кочевую действительность, вкладывая в орнаментику глубокий смысл. Исследователи туркменского ковра устанавливают значение многих мотивов узора. Так, гюль текинского ковра рассматривается, как условное, орнаментализованное изображение оазиса; гюль кизил-аякского ковра — как условно переданный загон для скота. На некоторых коврах мы встречаем изображения, смысл которых вполне очевиден. Есть иоламы, на которых в технике коврового узора исполнены схематически обобщенные фигурки верблюдов, лошадей и часто даже людей. Эти фигурки, объединенные в целостную композицию, иногда изображают караван, свадебную процессию или другие мотивы кочевой жизни.

Доминирующая роль ковра в дореволюционном искусстве туркмен не исключала, однако, существования других видов народного творчества. Большой интерес представляет туркменская художественная вышивка, очень отличная как по технике исполнения, так и по узору от узбекской. В вышивке преобладает близкий ковровому геометризованный узор, но встречаются очень живо переданные растительные мотивы. Орнамент часто сплошь покрывает поверхность женских халатов, асмолдуков и других предметов одежды и быта. Как и на коврах, узор не связан в большие и сложные декоративные композиции, а состоит из замкнутых, ритмически повторяющихся мотивов (розеток, цветков и т. п.).
Следует отметить также туркменские изделия из дерева и массивные, но часто очень художественно исполненные предметы ювелирного искусства: серьги, сложные нагрудные украшения, браслеты и др.
Искусство казахского народа в своем прошлом, несомненно, освоило и впитало глубокие по древности художественные традиции. Этим надо объяснять черты сходства, которые можно обнаружить между узорами казахских произведений и орнаментикой на древних изделиях, находимых, например, в Восточной Монголии (ткани и ковры из раскопок в Ноин-Ула и др.). Определенная общность есть также между дореволюционным казахским орнаментальным искусством и произведениями художественного творчества других кочевых и полукочевых народов Средней Азии, находившихся на той же стадии общественного развития. Это подтверждает высказанную уже в научной литературе мысль об определенной ступени развития искусства, когда в условиях родоплеменното, даже затронутого феодальными отношениями общественного строя народное художественное творчество передает окружающую действительность в условных, орнаментальных изображениях.
Тем не менее само по себе изобразительное творчество казахского народа представляет совершенно самостоятельное явление: в нем художественные традиции прошлого и заимствования подверглись глубокой переработке, войдя в специфическое по своим стилистическим особенностям казахское народное искусство. Искусство у кочевников-казахов, как и у туркмен, тесно связано с художественным оформлением быта. Тканые с ворсом ковры производятся во многих местах Казахстана, но значительно большую роль в быту играют войлочные изделия — кошмы, обычно украшенные цветным орнаментом. Узор исполнен также из войлока, но другого цвета, чем фон. Техника наложения узора очень различна. Иногда цветная шерсть вводится в процессе изготовления войлока. Другой способ близок к технике аппликации: узор и фон с прорезами для узора вырезаются из разного по цвету войлока и прикрепляются к простой, неукрашенной кошме или материи; по контуру рисунка обычно нашивается цветной шнурок. Реже аппликация по войлоку делается из материи.
Расцветка кошм строится на сопоставлении немногих, часто двух локальных цветов (красного узора на синем фоне, черного — на белом, красного и черного — на белом и т. д.), но имеет яркий декоративный характер. Узор на казахских кошмах довольно крупный, с четким, обычно очень точно прорисованным контуром. Как и на кочевых коврах, он располагается по поверхности войлока ритмически повторяющимися фигурами.
Одним из самых распространенных мотивов узора как на кошмах, так и на других казахских художественных изделиях, являются два спиралевидных завитка, которые многие исследователи считают условным изображением рогов барана. Этот, в сущности очень простой, мотив служит основой для целого ряда иногда очень сложных по замыслу композиций в виде разнообразных розеток, полос и т. п. Кроме мотива «рога барана», в дореволюционной казахской орнаментике мы встречаем геометрические и растительные формы, а также условно переданные изображения следов лап птицы, головы лошади, фигурки барана и верблюда. У кочевых народов Средней Азии, у которых адат (обычное право) играл большую роль чем шариат (религиозное право), идеология ислама не могла оказать особенно сильного влияния на искусство. Как и у туркмен, в узорах казахских мастеров и мастериц нашли отражение, хотя и переданные в условной орнаментальной форме, мотивы окружавшей их жизни.
Кроме кошм, в казахском народном творчестве до революции существовали искусство вышивки, резьба и роспись по камню и дереву. Делались также художественные изделия из кости, кожи, ювелирные предметы и др. Очень интересны, хотя еще мало исследованы, казахские росписи, сохранившиеся главным образом на надгробиях и в мавзолеях казахских кладбищ. Судя по немногочисленным пока, известным в литературе памятникам, характер этих росписей вполне соответствовал общему стилю казахского искусства. Кроме орнаментальных мотивов, здесь встречаются плоскостные условно-геометризованные изображения караванов верблюдов и других сцен. При стилистическом единстве дореволюционного казахского искусства оно имеет много
местных вариантов.
Искусство киргизского народа, имеющее ряд общих черт с казахским, изучено очень недостаточно, и сейчас еще трудно с полной точностью указать его специфические особенности, которые, несомненно, имеются как в узоре, так и в колорите художественных произведений. Так, например, исследователи отмечают, что киргизский узор по сравнению с казахским менее графичен в том смысле, что линия в казахском узоре имеет почти геометрическую правильность, в то время как в киргизском контуры узора обычно исполнены в более свободной манере. По количеству видов художественного производства киргизское искусство не менее разнообразно, чем казахское. Ковры, кошмы, вышивки, резьба по дереву, чии — циновки, украшенные орнаментом из разноцветной шерстяной нитки, накрученной на камыш, ювелирные изделия и другие художественные предметы, изготовлялись и употреблялись в киргизском быту, по-видимому, с давних времен. В киргизском народном творчестве, имеющем свои локальные особенности в разных районах, можно отметить отдельные черты, проникшие, с одной стороны, из узбекского, с другой стороны — из китайского искусства.
Очень мало знаем мы о художественном творчестве каракалпаков. Собранные в наших музеях произведения каракалпакского искусства имеют некоторую общность с орнаментальным творчеством других кочевых и полукочевых народов Средней Азии, но в то же время обладают своими интересными специфическими чертами.
Изобразительное творчество среднеазиатских народов, как видно даже по вышеизложенному суммарному его обзору, с древности представляло картину очень разнообразного по видам орнаментального искусства. Веками вырабатывалась, специфичная у каждого народа, высокая культура декоративного народного узора. Она служила задаче украшения быта широких трудящихся масс; она же, несомненно, вносила живую струю в творчество художников, создавших роскошные постройки и богатую обстановку для господствовавших классов.
Но при всех достоинствах старинного орнаментального искусства среднеазиатских народов, оно оставалось до самой революции исключительно декоративным, ограниченным в своем развитии как по идейному содержанию, так и по формам художественного выражения. Социальные условия жизни народов Средней Азии препятствовали проникновению в искусство новых идей и появлению в нем реалистического художественного образа.
Колониальная политика русского царизма не создала новых возможностей для развития художественного творчества в Средней Азии. Наоборот, в условиях двойного гнета, проявлявшегося во всех областях экономической, политической и культурной жизни, народное искусство претерпевало период резкого упадка. При катастрофическом обнищании, трудящихся масс работа на рынок и конкуренция с фабричными изделиями вызвали техническую и художественную деградацию народного ремесла. Для окраски шерсти и шелка, для ковров и вышивок стали употребляться дешевые, резкие по цвету и быстро линяющие анилиновые краски. Появились смешение стилей узора и черты огрубения в его исполнении. Только Великая социалистическая революция, освободив трудящиеся массы от векового гнета и эксплуатации, вывела искусство среднеазиатских народов, как и всю их творческую жизнь, на широкую дорогу небывалого развития.

© Raretes 2016-2019