Close

Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8


7

Быт, нравы и обычаи туркмен (продолжение)

Внутренняя жизнь

Переходя к описанию внутренней, домашней жизни туркмен, следует упомянуть, что все туркмены, богатые и бедные, живут почти совершенно одинаково. Немного лучшая кибитка, одежда из шелка, несколько лишних ковров и серебряных украшений на женщинах, вот и все, чем можно отличить кибитку бая (богатого) от кибитки бедняка.
День туркмена начинается с восходом солнца. Утром он обыкновенно пьет зеленый чай без сахара с чуреком (род лепешки), часов в 9 завтракает кислым молоком с чуреком, а при неимении молока, варится «кара шорба» — суп из сала, лука и крошеного чурека; часа в 2 — чай с чуреком, или один чурек и, наконец. вечером, после заката солнца ужин, состоящий из тех же продуктов, как и завтрак.
Вообще пища туркмен очень неприхотлива и неразнообразна. Обыкновенно она состоит из чурека, верблюжьего или коровьего пресного или кислого молока, каши из растертой джугары (сорго), иногда из горячей похлебки, состоящей из такого же молока с водой, или навара из бураков с кунжутным маслом, а у более достаточных с прибавкой сушеной баранины или копченого жира; употребляют также и лапшу. В летнее время пища эта разнообразится некоторыми травами в отваренном или сыром виде и овощами. Употребляемые в пищу травы следующие: юнжа, дикая петрушка, шпинат, щавель, мята и козелец. Плов, баранье или верблюжье мясо составляют роскошь, допускаемую более состоятельными, по случаю каких-либо празднеств: свадьбы, обрезания и т. п. В конце лета едят много дынь и арбузов.
Дли питья приготовляют «чал», напиток из верблюжьего молока. Чал имеет сладко-кисловатый вкус с некоторой долей спиртной крепости; после 2-3 выпитых чашек этого напитка туркмен становится веселее, а подчас даже слегка хмелеет. Чай у туркмен в большом распространении, причем пьют преимущественно зеленый, низшего достоинства, приобретаемый в Персии.
Приготовление всей указанной пищи, как и вообще производство всех домашних работ, входит в обязанности женщин.

Положение женщины в семействе

Туркмен смотрит на женщину, как на существо низшее, называя ее «начар» (неравноравная) и не допускает ее вмешиваться в разговор между мужчинами и в обсуждение общественных вопросов. Но за то, в делах домашнего хозяйства женщина пользуется большим влиянием и без предварительного с ней соглашения туркмен редко что-нибудь продает и покупает. В женитьбе сына и при выдаче дочерей замуж согласие матери считается обязательным. Во внутренней жизни туркменка пользуется гораздо большей самостоятельностью, чем другие среднеазиатские женщины: сартянки, таджички и персиянки. Но тем не менее, она находится в вечной зависимости от мужчины, и только при неимении никого из родственников мужчин со стороны отца, она становится самостоятельной. Девушкой она принадлежит, и принадлежит как имущество, отцу или, за неимением его, старшему в его роде, которые ее продают в замужество по своему усмотрению и присваивают полученные деньги в свою пользу. По выходе в замужество она принадлежит мужу; овдовев бездетно, она снова делается собственностью тех же ближайших родственников. Только материнство до некоторой степени обеспечивает самостоятельное вдовство, так как она является опекуншей своих детей и не может быть продана в новое замужество насильно.

Брак

Туркменские браки, как уже было сказано, отождествлены обычаем с торговой сделкой, которая совершается, за редким исключением, без всякого участия брачующихся молодых людей их родителями или опекунами. При этом торгуются из-за цены, как и при продаже товара, и, зачастую, брак расстраивается именно по этой причине. Цена девушки, равная 20 лет тому назад 30 ахальским туманам (туман около 4 рублей), возросла в настоящее время до 200 и более туманов. Богатые люди или вдовцы и многоженцы платят иногда до 400 и 600 туманов за девушку. Такое поднятие цен на девушек делает брак для людей недостаточных мало осуществимой мечтой, в поисках за которой большинство молодых туркмен, не имеющих большой и зажиточной родни, проходят суровую школу труда и лишений, отказывая себе во всем в течение долгого ряда лет и отдавая всякую заработанную копейку и приобретенный скот своему будущему тестю, памятуя, что только по уплате всей цены они могут получить себе жену. Такой обычай дурно влияет на правильность распределения женщин между населением, оставляя многих молодых людей в вынужденном безбрачии и позволяя богатым иметь по нескольку жен. Громадное большинство туркмен имеет по одной жене и многоженства не одобряет.
Брачный союз заключается обыкновенно в возрасте от 10 до 15 лет, хотя бывают случаи и более ранней выдачи девушек в замужество.
Цель таких ранних браков есть желание скорее получить калымную плату, дать возможность мужу выплатить всю потребную сумму до наступления совершеннолетия и получить право на пользование лишней долей общественной воды и земли.
Туркменский брак совершается следующим образом: после предварительных переговоров о размере калыма (выкупной цены) со стороны жениха едут к родителям невесты несколько человек аксакалов (почетных стариков) и уплачивают за нее часть выкупа, из коего половина обыкновенно уплачивается деньгами, а другая половина скотом; затем, делают подарки родственницам невесты и дарят по несколько кранов женщинам и мужчинам, перегораживающим путь выхода невесты и, наконец, доставляют ее в кибитку жениха. В тот же день совершается кем-либо из присутствующих грамотных туркмен обряд бракосочетания. Вечером собравшихся гостей угощают пловом, чаем и сдобными чуреками; приглашают несколько человек бахши (певцов) и пир длится до поздней ночи. На следующий день с утра устраиваются скачки и состязания в борьбе, беге и стрельбе в цель. Всем выигравшим выдаются отцом жениха небольшие призы, состоящие обыкновенно из халатов или нескольких аршин бумажной материи; следующий вечер и следующий день гостям доставляются те же удовольствия, как и накануне.
У туркмен часто практикуется увоз девушек, устраиваемый по взаимному соглашению жениха и невесты. Бежавшие скрываются в кибитку какого-нибудь почетного аксакала, которому волей-неволей приходится принять на себя роль посредника и мирить родителей жениха и невесты.
После бракосочетания молодая остается в кибитке мужа три дня, если брак совершен между малолетними, и до 10 дней, если молодые достигли половой зрелости; потом, жена возвращается в дом своих родителей или опекунов, где и живет до полной уплаты калыма, что при несостоятельном женихе случается через 8-10, а иногда и больше, лет. В течение этого срока молодым супругам строго воспрещаются всякие ночные свидания, за чем зорко следят родители, так как в случае беременности жены в этот период, обычай требует безотлагательного возвращения ее в кибитку мужа, не дожидаясь полной уплаты калыма; поэтому часто случается, что влюбленный муж, пожелавший поцеловать в неурочный час свою законную супругу, бывает жестоко избит ее родителями.

Развод, рождение ребенка

Разводы у туркмен встречаются весьма редко и то почти исключительно по суду.
Несмотря на то, что девушка доставляет отцу при выходе в замужество целое состояние, рождение ребенка женского пола по обычаю проходит незаметно, тогда как рождение мальчика составляет целое событие: о нем оповещают всех родных и знакомых, которые приносят поздравления отцу новорожденного и принимают от него угощение. Имя новорожденному дается обыкновенно отцом, без участия муллы. Туркмен дает имя своему ребенку не по арабскому требнику, а преимущественно, сообразуясь с временем и обстоятельствами рождения ребенка. Зачастую встречаются имена: Анна Гельды (наступила пятница), Гюн Догды (солнце взошло) и т. д. Если долго не было ребенка, то его называют Алла Берды (Бог дал), если же рождается подряд несколько девочек, то последней дают имя Огуль Герек, что значит — надо мальчика.
Когда мальчику минет 6-7 лет, совершается обрезание, сопровождаемое у богатых угощением народа и скачками,

Вдовство, второе замужество

По обычаю туркмен дети принадлежат мужу, а в случае его смерти его родным. Матери-вдове хотя разрешается быть опекуншей и воспитывать их, но при условии, чтобы она жила у родных мужа; увезти их с собой в свой родной аул, или взять при выходе во второе замужество она не имеет права. Поэтому вдова при выходе во второе замужество должна разлучиться со своими детьми от первого брака даже и в том случае, если они малолетние.
В случае продажи дочерей в замужество, весь калым получают ближайшие родственники со стороны отца, и матери не дается ничего, за тем редким исключением, когда таких родственников не оказывается совершенно.

Похоронные обряды

Относительно похоронных обрядностей у туркмен существуют следующие обычаи.
По смерти кого-либо из туркмен в кибитке умершего собираются родственники и соседи покойного и испуская вопли, оплакивают его. Затем, по омовении тела, мужчин обертывают в тройной, а женщин в пятерной саван совершают «джиназа» (заупокойную молитву) и везут на кладбище на верблюде или лошади, а при близости кладбища, несут на руках. Родственники покойного режут барана, пекут чуреки и все это везут за покойником для раздачи присутствующим на похоронах; кроме того за покойником, если он был состоятельным человеком, ведут верблюда или лошадь, деньги от продажи которых предназначаются для раздачи бедным и людям, копавшим для покойника могилу, которым раздают также куски материи, покрывавшей тело покойного на пути к могиле. Замечательно, что из детей или родственников покойного только один провожает его тело на кладбище, а вдова умершего при увозе тела обегает несколько раз с рыданиями вокруг лошади или верблюда, на котором его увозят. На кладбище обряд не совершается, не присутствует также и мулла. Умерших хоронят обыкновенно в тот же день на кладбищах, устроенных зачастую возле могилы какого-нибудь святого. На 3, 7, 40, 100 дни и в годовщину кончины родственники покойного созывают соседей и бедняков и устраивают поминки при непременном участии муллы, которым читаются соответствующие молитвы.
Считается непременной обязанностью всех родственников и сородичей умершего посещение его кибитки для выражения ближайшим родственникам и детям покойного своего соболезнования; для этого приезжают иногда за сотни верст, и такие визиты бывают даже спустя несколько лет после смерти данного лица.

Развлечения

Развлечением для туркмен служат главным образом скачки, затем борьба, состязания в беге и стрельбе в цель, устраиваемые во время больших праздников и свадеб. Туркмены очень любят слушать своих певцов (бахши), воспевающих под аккомпанемент двухструнной гитары или тростниковой дудки дела отцов или похождения народных героев; более развитые из туркмен играют в шахматы. О танцах туркмены не имеют никакого представления. Дети забавляются игрой в жмурки, волка и овец, в бабки и проч. Для девочек единственным развлечением служат качели.

Литература

Книги, написанные на наречии туркмен, весьма редки; из имеющихся большая часть духовного содержания и списаны с произведений хивинских авторов; из оригинальных же книг можно указать на историю Огуз хана, имеющуюся в различных вариантах, и на сборники песен гокланских поэтов: Махтум Кули, лирического поэта, родом геркеза, жившего около 100 лет тому назад на Атреке; Залили-Муллу, жившего на Гюргене, и Вели Магомед Муллу. Кроме того, имеется стихотворный сборник, любимый народными певцами, под названием «Юсуф-Ахмед», воспевающий подвиги и приключения двух героев, Юсуфа и Ахмеда, и хивинский сборник «Шах Сенем».

Народная нравственность

Еще так недавно оставленная туркменами привычка к занятию аламанами, грабежами и разбоем с целью наживы, каким-то непонятным образом сочеталась с безукоризненной общественной нравственностью. Сделавшись русским подданным, туркмен оставил свои излюбленные занятия совершенно. Закаспийские степи и оазисы, куда 20 лет тому назад не мог показаться путешественник, не рискуя собственной жизнью и свободой, сделались более безопасными, чем Кавказ, и даже, чем многие губернии Европейской России. Убийства с целью ограбления, если и случаются в области, то виновным почти всегда является кто-нибудь из пришлого населения: кавказский инородец, перс, но не туркмен. Нанесение ран и убийства нередки среди туземного населения, но причиной их служит поруганная любовь, оскорбленная честь или ссора, но никогда не цель наживы. Случаи разбоя или грабежа почти не встречаются совершенно, а кража денег и вещей очень редко. Наиболее часто встречающийся вид кражи — это угон скота, к которому туземное общественное мнение относится снисходительно, считая это преступление своего рода молодечеством, пережитком недавнего прошлого.
Измена супружеской верности и проступки против общественной нравственности считаются у туркмен большим преступлением. Еще и теперь не редко убийство неосторожных любовников и отрезывание уха местным ловеласам.

Шариат и обычное право

Хотя туркмены принадлежат к последователям ислама, шариатские постановления которого должны служить единственным духовным, уголовным, гражданским и нравственным законом для мусульманина, туркмены руководствуются шариатом, и то до некоторой степени, только в делах бракоразводных и по разделу наследства. Все остальные части шариата ими заменены постановлениями обычного права, не только не схожими с шариатскими, но, зачастую, им прямо противоречащими.
Обычное право не делает различия между преступлениями уголовными и гражданскими и не налагает никаких личных наказаний. Всякое преступление рассматривается с точки зрения причиненного вреда или убытка. За убийство обычаем установлено кровомщение или денежный выкуп (хун), равный обыкновенно 100 текинским туманам. Кровомщение заключалось в том, что родственники убитого убивали виновного, или, так как он обыкновенно успевал скрыться, одного из его родственников. Этот обычай в настоящее время преследуется русскими законами. За угон скота или кражу по обычаю полагается только возвращение краденого и причиненных убытков.
Туземное обычное право, регулирующее до мельчайших подробностей жизнь туземного населения, не составляет писанного кодекса, а передается из поколения в поколение изустно в виде предания.

Народный суд

В свободной Туркмении, где не было никакой предержащей власти, не было также и организованного суда. Обиженный или рассчитывался сам со своим обидчиком, или по взаимному соглашению обращался к старикам, которые разбирали дело по обычаю. Так как не было и исполнительной власти для приведения решений в исполнение, то эту обязанность принимало на себя все общество, объявляя неподчинившегося решению стариков «би мамле», т. е. исключенным из общества, отверженным. В делах шариатской компетенции: бракоразводных и по разделу наследства туркмены обращались к муллам и казию (знатоку шариата).
С установлением русского владычества туземцам был дан правильно организованный народный суд в виде трех апелляционных инстанций, разбирающий уголовные дела и тяжбы, возникшие между туземцами, по обычному праву. Первой инстанцией служит аульный суд, состоящий из трех судей, выбираемых обществом каждого аула; второй — суд приставский, где под председательством пристава заседают 5 аульных судей по очереди, и третьей — Чрезвычайный съезд народных судей, собирающийся в Асхабаде один или два раза в год. Решения этого съезда, утвержденные Начальником области, считаются окончательными. В отличие от предыдущего в Мервском уезде первой инстанцией является суд Приставский, а второй уездный съезд народных судей.

Административное управление

Кроме Военного Министерства и Туркестанского Генерал-Губернатора, которым принадлежит высшее руководство в делах управления областью, непосредственное управление населением осуществляется Начальником Закаспийской области, как высшим местным административным органом, уездными начальниками в уездах, приставами и управляющими населением в приставствах и районах. Все вышеуказанные начальствующие лица назначаются из воинских офицерских чинов.
Ближайшая исполнительная власть в отдельных аулах вверена аульным старшинам, выбираемым самим населением из своей среды. Кроме того, внутренние дела аулов ведаются аульными сходами, состоящими из всех кибитковладельцев аула.

Подати

Обложение населения в пользу казны состоит из государственной покибиточной подати и земского сбора на общественные надобности. Единицей обложения является кибитка, как признак хозяйственной самостоятельности семьи.
Государственная подать определена в размере 4 рублей в год с каждой кибитки, а земский сбор на общественные надобности по 2 рубля с кибитки.
В большинстве уездов области при взимании податей применяется внутренняя раскладка подати, сообразуясь с состоятельностью отдельных кибитковладельцев. Бедные вдовы, сироты, лица не способные к труду, а также лица, прослужившие в туркменском дивизионе 10 лет, от подати освобождены совершенно.
Туземное население области вносит ежегодно около 392 тысяч рублей, из которых 273 тысячи рублей государственной подати и 119 тысяч земского сбора, что составляет по 1 р. 25 к. в год на душу населения.


Предыдущая страница | Читать далее

© Raretes 2016-2019