Close
Содержание книги Туркменистан и туркмены

Родословная туркмен и их перемещения

Всякая родословная народов вообще, а в период переживания родового быта, тем более, непременно связывается с рядом легенд и преданий. Нам кажется, что это материалы весьма существенного значения, и что к ним надо относиться внимательно, особенно если нет достаточного исторического материала. Суть в том, что легенды и предания, зачастую, если не целиком, то в значительной степени, совпадают с историческими фактами, с которыми так или иначе можно сделать надлежащую их увязку; легенды и предания характеризируют положение вещей в известный период времени и отношение народа к тому или иному вопросу и, наконец, до поры — до времени (до известного перелома в общественной жизни) являются очень интересными для самого народа.
По этим причинам, как бы мы ни были реально настроены, как бы ни интересовались только очевидной современностью, — нельзя обойтись без того, чтобы не заглянуть в прошлое, хотя бы в значительной мере и легендарное.
В отношении туркмен, переживающих еще период родового быта, это тем более целесообразно, что многие моменты их переживаний, описанные по легендам и преданиям, вполне подтверждаются разными историческими источниками Востока и современной действительностью.
Родословная туркмен в целом точно еще не выяснена и оставляет широкое поле для научной деятельности исследователей. Единственным историком туркменского народа является хорезмский шах Абуль-Гази-Бохадур-Хан, написавший в 1660 году «Родословную туркмен», но этот его труд, даже по охватываемому им периоду времени, — не является исчерпывающим материалом по данному вопросу: Абуль-Гази-Бохадур-Хан не доводит родословную до конца (до времен автора). С другой стороны, в данном труде имеются пропуски больших периодов времени, внесено много легендарного и, наконец, наблюдается путаница в хронологии или отсутствие хронологических указаний при наличии только ссылки на одновременно происходившие те или иные известные нам по историческим данным, события. Все же, труд Абуль-Гази-Бахадур-Хана можно взять за основу: основа эта развивается до известной полноты картины при условии сопоставления с разными отдельными легендами, литературными материалами вообще, а Хорезма особенно, рукописными сказаниями и родословными записями новейших времен и с теми историческими фактами, на которые по вышесказанному, ссылается упомянутый автор.
Обоснованно и точно увязать все это, расшифровать и дополнить существующие пробелы, повторяем, может только систематизированное научное изучение вопроса до тонкостей, на что предлагаемый читателю наш труд, конечно, претендовать не может. Мы даем лишь результаты посильного нам исследования, доступного анализа легендарных неясностей и ознакомления со сравнительно немногочисленными материалами. При этих условиях картина рисуется не сполна, но более менее, все же — понятно.
Легенда, по обыкновению, ведет происхождение туркменского народа с незапамятных «библейского» характера времен, но первоначальная группировка туркменских племен определенно связывается с определенной личностью фактически существовавшего героя «Огуз-Хана». Опять же, легенда, не только туркменская, но и китайская и персидская, относит его существование за 3, 4 и 5 тысяч лет до христианской эры, но фактически этот герой-завоеватель жил в VII веке до хр. эры. Некоторые историки его жизнь относят, даже ко II веку до хр. эры под именем «Модо-Хана».
Как бы то ни было, но личность Огуз-Хана не миф: он действительно существовал в то именно время, когда тюрко-монгольские народы отчетливо делились на татар и монголов, сумел их всех объединить под своею властью в области центральных озер Азии и прославился своими удачными походами и в Средней, и в Малой Азии, и в Китае, и на Кавказе, и в Персии и далее вплоть до Египта.
Итак, он объединил все тюрко-монгольские народы, причем образовалось крепкое царство «Огузов». Собственно «огузами» назывались его основные приверженцы, а все после к ним присоединившиеся и покоренные ими — назывались «Уйгурами». Нынешние «туркмены» являются именно подлинными «огузами», причем именно Огуз-Хан оставил им родовые значки — «тамга».
Окончательным устроителем огузова племени и распределителем его точно по родам был Гюн-Хан, старший сын и наследник Огуз-Хана, действовавший в данном случае строго по заветам своего отца.
У Огуз-Хана всего было 6 сыновей, а у каждого из ник по 4 сына от старшей жены и еще но несколько сыновей от других жен.
24 внука от старших жен сыновей Огуз-Хана именно и являются родоначальниками 24-х главных родов и начальниками «Аймаков». Дело в том, что к каждому из главных 24 родов были присоединены другие роды, родоначальниками коих являлись внуки того же Огуз-хана от второстепенных жен его сыновей и даже, отличавшиеся в той или иной обстановке его виднейшие полководцы: такое основное объединение нескольких родов и составлял собою один «Аймак».
Два объединенных аймака составляли один «Юзлык», каковых юзлыков следовательно, было двенадцать.
Юзлыки, в свою очередь, по шесть юзлыков, были сведены в две главные группы: «Бузук» (старшее колено) и «Уч-ок» (младшее колено).
Таким образом, весь народ был разделен на две части (Бузук и Уч-ок): каждая из этих частей делилась на 6 юзлыков, а каждый из юзлыков делился на два аймака.
Разделение это на «юзлыки» и «аймаки» было произведено Гюн-ханом символически, а именно: он устроил грандиозный пир в 12 (по числу «юзлыков») шатрах, которые были расположены по шесть штук справа и слева от его собственного (центрального) шатра.
В каждом юзлыкском шатре помещались два соответствующие родоначальника из числа 24-х главных внуков Огуз-хана, т. е. начальники двух аймаков, и при них, — тут же в шатре или около него, родоначальники остальных родов того же «юзлыка».
Шесть шатров влево от центрального шатра представляли собою младшую группу родов (Уч-ок), а шесть шатров вправо — старшую группу (Бузук).
Старшинство «юзлыков» в обшей схеме родового деления понижалось по мере удаления юзлыковских шатров вправо и влево от шатра центрального, а старшинство родов в каждом «юзлыке» и «аймаке» было символически показано теми местами старшинства на пиру, которые были определены соответствующим родоначальникам в каждом юзлыкском шатре или около него.

Какая сторона от центральной палатки

№№ палаток

вправо и влево

от центра

Порядок расположения родоначальников в палатках по старшинству
Внуки Огуз-Хана от главнейших жен его сыновей

Внуки Огуз-Хана от второстепенных жен его сыновей

и не внуки его, а вожди-родоначальники

1 место 2 место 3 место

Правая сторона (Бузук)

— Старшая группа

1 Кай Беят Сорки (серхи)
2 Алка-Ейлю Кара-Ейлю Кумы
3 Язир Ясир Лала
4 Дудерга Дукер Мерде-Шуй
5 Аушар Кызык Турумчи
6 Бек Дели Каркын Курджик

Левая сторона (Уч-Ок)

— Младшая группа

1 Баяндер Беджне Казгурт
2 Чаудор Джибни Канглы (вождь)
3 Салор Имр Кал-Ачи (вождь)
4 Ала-Юнтли Ургиз Текан
5 Икдер Бук-Дез Карлык (вождь)
6 Ава Кынк Кипчак (вождь)

Из приведенной таблицы видно, какая тройка родов и насколько была ближе к центру, т. е. — старшинство «юзлыков», и кто (какой род) был старше в каждой такой тройке (по порядку мест) в своем «аймаке».
Данной таблицей 36-ти родов еще не исчерпывается перечень всех участвовавших в пиршестве родоначальников: в тех же палатках или около них, но на еще более отдаленных местах, присутствовали и следующие родоначальники, — тоже внуки Огуз-Хана от младших жен его сыновей:

  1. Кене
  2. Гуне
  3. Турбатлю
  4. Гирейли
  5. Султанли
  6. Оклю
  7. Геклы
  8. Кыргыз
  9. Сучли
  10. Хоросанлы
  11. Юрчи
  12. Джамчи
  13. Сараджик
  14. Караджик
  15. Саир

К сожалению, неизвестно, в каком или при каком именно шатре был тот или другой из перечисленных 15-ти родоначальников, а следовательно также неизвестно, к каким «аймакам» и «юзлыкам» относились возглавляемые ими роды, занявшие самое последнее место старшинства и своем «юзлыке».
Как бы то ни было, но этот перечень вообще определенно насчитывает 51 название основных родовых единиц огузовской организации народа.
Не будем останавливаться на деталях и отметим только важнейшие моменты государственности огузов (туркмен).
Точно известно, что огузы, предвидя серьезную борьбу с персами, еще во второй половине VI века, начали искать содействия и помощи у греков: как видно из восточных исторических данных, — в 568 году огузов посетило специальное, возглавляемое Зимархом, греческое посольство, а вслед за тем и огузы отправили к грекам свое посольство, во главе которого стоял некий Тамга, в результате чего между огузами и греками был заключен (568 г.) оборонительно-наступательный союз против персов.
Союз этот был окончательно оформлен дополнительным договором в 575 году, а в самой начале VII века Мукан-хан, правитель огузов, уже начал с персами упорную борьбу.
Казалось, что узы огузовского объединения обещают быть прочными. Однако, со временем, узы этого объединения ослабели, разные отдельные племена огузов начали выбирать себе отдельных правителей, и началась вражда племен, причем особо резкие результаты дала вражда племен Салоров и Беджне.
Побежденные Салоры, под предводительством Энкеша и с витязем Салор-Казаном бежали в VIII веке за Сыр-Дарью и, как мы уже знаем, были поселены арабами в Маверранагре. Эго было приблизительно около 40 годов.
Необходимо отметить, что не эта группа является ядром современных «туркмен». Принятая арабами эта группа была вовлечена в военные передвижения самих арабов. Большая часть этих туркмен послана арабами в качестве военной силы на Кавказ, а затем (925 г.) продвинулась даже в славянские земли, где и пребывала до 1161 года. В 1161 году эти туркмены были оттеснены славянами за Дон, обосновались между Доном и Волгой, но и отсюда были вытеснены половцами. Тогда (начало XV века) туркмены вернулись на Кавказ, обосновались в Азербайджане, но вскоре затем ослабели и постепенно рассеялись.
Что касается остальных огузов (туркмен), то они, после выше описанной откочевки салоров в Маверранагр, тоже не долго оставалась на своих старых местах. Началась общая вражда племен: Уйгуры (т. е. покоренные Огуз-Ханом племена) объединились, образовали (744 г.) свое собственное государство и совершенно вытеснили огузов (туркмен) в 745 году во время правления огузовского хана Бай-Май-хана.
Вытесненные огузы (туркмены) направились к низовьям Сыр-Дарьи, где главным образом и кочевали на протяжении многих поколений. Временами они объединялись, усиливались, покоряли окрестные земли, даже весь «Туркестан», но после опять ослабевали, опять укреплялись и т. д.
Активная роль огузов во время борьбы «Туркестана» против завоевателей-арабов уже отмечена нами в общеисторическом очерке (см. часть I, гл. 1).
Из того же исторического очерка мы знаем, что часть огузов, а именно сельджуки, отделилась и ушла от кара-ханидов, что кара-ханиды вытеснили сельджуков из Туркестана и овладели последним вплоть до Аму-Дарьи и что впоследствии сами были вытеснены теми же сельджуками. Таким образом, как видим огузы бывали в Туркестане организованным порядкам еще в VIII веке, а затем, в лице кара-ханидов и сельджуков, уже с 999 года подвизались на территории не только Туркестана в его целом, но а на территории современного Туркменистана, причем Мерв стал у них видным центром. Надо полагать, что тогда же прошли в Мерв и остатки тех огузов, которые еще остались и Маверранагре за отправкой арабами их главной массы (см. выше) в качестве военной силы на Кавказ и т. д.
Таким образом, все более сплоченные и сильные группы огузов (туркмен) прикатились через Туркестан и современный Туркменистан волнами разной величины и исчезли со здешних горизонтов. Однако, они не исчезли совсем. В течение еще всего XV века части Персии, Месопотамии и Армении были объединены под властью огузовских династий, сначала Кара-койлю (или Кара-коюнлы), а после Ак-койлю (или Ак-коюнлы); в Индии была династии Кутуп-Шахие (она же построила теперешний город Хайдарабад); газневиды происходят из огузовского же племени «Кай»; в Сирии и Палестине (во время крестовых походов) была огузовская династия Артыкие, а в Анатолии, — последовательно, династии Даншмендие и Зюлькадрие.
Династии эти были столь устойчивы, что даже чеканили собственную монету: соответствующие очерки и надписи этих монет помещены в специальном сборнике директора Средне-Азиатского музея в Ленинграде Берен Дорна, изд. 1854 года.
Как бы там ни было, факт тот что главные массы огузов разновременно и по разным причинам ушли из Туркестана, обосновалась в разных местах Малой Азии, Палестины, Кавказа, Персии, Афганистана и, даже Индии, оставив в истории заметные следы.
Однако, не о них идет речь, и не они являются предметом описания в настоящем нашем очерке: на должны подробнее остановиться на описании переживаний тех огузов, которые, после ухода из Туркестана вышеупомянутых огузовских групп, — все же продолжали здесь оставаться. Из этих то именно остатков непосредственно и образовался нынешний туркменский народ Туркменской СС. Республики.
Эти остатки, не увлекаясь дальними передвижениями, — ко времени падения власти сельджуков, — продолжали группироваться в низовьях Сыр-Дарьи, лишь частично проникая в Хорезм и, через пески, дальше к оазисам Мургаба и Теджена.
При такой именно обстановке произошли события, повлекшие за собою, так сказать, перетасовку и среди самых этих остатков.
Дело в том, что правитель находившихся на Сыр-Дарье туркмен (Али-Хан) затеял покорить и соединить всех вообще туркмен и овладел было даже Хорезмом (1041 г.), готов был обманно овладеть и туркменами по ту сторону песков Кара-Кума, но сам был разбит последними.
В результате этого всеобщего столкновения остатков всех племен получилось их окончательное расслоение, и они разошлись в разные стороны. Большая часть родов Импр, Дукер, Икдыр, Джаулдор (Чаудор), Каркыр, Агар и Салоров, а также частично и другие племена сразу же подались в Мангышлак. Роды Оклы, Геклы, Султанли и часть племени Агар сразу же заняли горы Абуль-Ханы (Балханы). Род Язир и 10.000 кибиток салоров ушли в Хоросан. Остальные частью заняли горы Гисара, а главным образам обратились к самим устьям Сыр-Дарьи и Аму-Дарьи. Эти последние оставались в устьях названных рек около 100 лет. Затем только часть их осталась на Аму-Дарье, а остальные двинулись на юг, начиная опять частично проникать в Мерв и распространяясь большей частью по Балханам и по Хоросанской провинции (Персия). Общее это передвижение совсем закончилось только в конце XI столетия, к каковому времени возвращаются на Мангишлак и вышеупомянутые племена Язир (позднейшее наименование Кара-Дашли) и Салор, которое сразу (см. выше) отправились было, в Хоросан. Одних салоров как уже сказано, ушло тогда в Хоросан 10.000 кибиток, но они не могли там удержаться, и начались их мытарства по Ирану, Кавказу, Крыму и Уралу. Отовсюду их вытесняли и, в конце концов, — они добрались до Мангишлака в количестве лишь 300 кибиток. Как видим, Мангишлак все время являлся опорной базой в передвижениях туркмен того (XI в.) времени. Само название «Мангишлак» произошло от слов «Мынг-Кишлак», т. е. тысяча кишлаков (кочевий): уже отсюда видно, сколь велико тогда было на Мангишлаке скопление туркмен, давших ему это название.
Теперь надо отметить, что вышеописанные мытарства салоров происходили под руководством салорского богатыря и героя Салор-Огурджика. Именно он (Салор-Огурджик прямой потомок Салор-Казана, Энкеша и Огуз-Хана) и является родоначальником всех современных туркменских племен салорского происхождения, причем главные родовые деления таковых — следующие: Салоры, Сарыки, Теке (текинцы), Иомуды и Емрили. Эти роды сразу же заняли видное место наряду с главными родовыми группами, перечисленными в таблице символического размещения вождей по палаткам еще в царстве Огузов.
Дальнейшая (с конца XI века) история туркмен связана всецело с историей старого Мерва и сопредельных с ним Хорезма, Бухары, Персии и Афганистана. Туркмены, имея базой Мангишлак и горы Балханы, то проникали частично в оазисы современного Туркменистана, то оттеснялись персами в пески, откуда делали новые набеги в Хорезм, Персию и Афганистан. Временами они подпадали под власть одного из этих государств или насильно или добровольно в целям защиты от других. Опять освобождались и, вообще, являлись вольницей, очень стеснительной и не безопасной для всех своих соседей. Особенно неспокойными соседями были они для Персии: туркмены старались прорваться в оазисы, а Персия эти оазисы отстаивала.
Естественно, что эта борьба не могла закончиться раньше полного завоевания оазисов туркменами, которых необходимость заставляла выбиваться, с одной стороны, из песков пустыни, а с другой стороны — из недостаточного для них простора Балаханов и, даже Мангишлака, на который наседали с севера другие народы (золотоордынцы, после калмыки, после киргизы).
В этой борьбе силы туркмен распылялись, но вместе с тем нашлось и их пополнение.
Дело в том, что туркмены, строго храня чистоту своей родословной, тем не менее, — принимали в свою среду и иноплеменников, заслуживших права на этот прием.
Таким именно образом — в XIV веке возникли, а после вошли в состав туркмен, новые роды не огузовского происхождения, а ведущие свое начало от разных лиц, оказавших ту или другую услугу туркменам и принятых последними в свою среду. Таковыми родами являются:
а) Эски (происходят от некоего Аяза, помогшего туркменам освободиться от платы дани хану Золотой Орды);
б) Хызр, Могульчик, Кул и Кара (происходят от Хызра-Джуре и его братьев, сыновей вольноотпущенника салоровского племени);
в) Али-Или и Хызр-Или (происходят от бедноты, сгруппировавшейся около и под покровительством упомянутых Хыдра-Джуре и его братьев);
г) Тиведши (от групп пастухов, пасших на Балханах верблюдов золотоордынского хана, а после перешедших к Туркменам).
Все эти роды обосновались частью в Балханах (Тиведжи и Кул), а главным образом в низовьях Аму-Дарьи и, как видим в настоящее время, — постепенно сжились с кровно-огузовскими племенами вплоть до отожествления их с туркменами.
Резкую перемену в положение вещей вносят начало XVII столетия в каковое время джунгары (калмыки) сделали сильный натиск на Мангишлак, чем и заставили главную массу мангишлакских туркмен сдвинуться с места. Осталась здесь лишь сравнительно небольшая часть, а остальные разошлись в разные стороны:
а) Часть рода Икдыр, по берегу Каспия, — ушла кочевать в приволжские степи и, в конце концов, осела в низовьях реки Кума, остатки этих туркмен и теперь находятся в Ставропольской губернии.
б) Племя Ясир (Ерсари, Ерзари) пришло сначала в район Кизыл-Арвата, а вслед затем в Бухару (ныне Керкинский и Ленинско-Туркменский округа), где находятся и в настоящее время.
в) Другие подались частью к Хорезму (теперь Ташаузский округ),
а частью в Персию и Афганистан.
В 1735-36 годах персы особенно прочно укрепились в Ахалском оазисе, победили Xорезм и переселили оттуда а Хоросан значительную часть иомудов и текинцев, но вслед затем (около 1738 г.) текинцы, обитавшие до того времени главным образом на Балханах, спустились с гор, выгнали персов и окончательно заняли Ахалский оазис, который с этого момента и имеет право носить современное название оазиса Ахал-Текинского. В пределах этого своего оазиса текинцы были до XIX века.
Господствовавшие по вышеупомянутому в Мангишлаке калмыки были (1756-1758 гг.) совершенно разгромлены киргизами, которые вслед затем сами заняли Мангишлак, окончательно потеснив туркмен, причем оставшиеся еще здесь иомуды принуждены были уйти частью к Ташаузу, частью к югу на пустынное Каспийское побережье, на острова, на Атрек и в Персию, а Салоры — в Иолотанский оазис. Приблизительно около того же времени сарыки заняли оазис Мервский, который, так сказать, «освободился», будучи разгромлен (1785-1790 гг.) Бухарой.
С этого времени туркмены становятся особенно грозным соседом для Хорезма вплоть до 1813 г., но этот год оказался для них неудачным.
Хорезмский шах разбил туркмен и значительные части их племен Теке, Гокланов, Ата и Чаудоров переселил в Хорезм.
В 1820 г. мервские сарыки призвали хивинцев (хорезмцев) себе на помощь против притеснений Бухары: хивинцы помогли, даже заложили начало современного Мерва, даже восстановили разоренную бухарцами Султан-Бендскую плотину, но в 1847 г., поссорившись с сарыками, разгромили их. Султан-Бендская плотина была окончательно разрушена, и Мервский богатый оазис обратился в форменную пустыню, в отдельных, доступных для жизни, местах которой едва насчитывалось всего 6000 жителей (сарыков).
Тем временем текинцы уже заняли (из Ахала) Атекский оазис и пробовали (для набегов на Персию) захватить оазисы Тедженский (1840 г.) и Серахский (1850 г.). Однако, эти попытки не увенчались успехом, и они были из обоих оазисов вытеснены персами. Тогда (1855 г.) текинцы бросились на Мервский оазис, захватили его и вытеснили бывших там сарыков в Иолотанский и Пендинский оазисы, а сарыки, в свою очередь, вытеснили салоров из Иолотани.
Вслед затем текинцы окончательно (1861 г.) отбили персов, стали самостоятельны и восстановили оросительную сеть Мерва, устроив свои родовые каналы.
Салоры, будучи вытеснены из Иолотани, претерпели особенно много мытарств: сначала они бродили в местности современной Кушки, затем откочевали в Персию и, наконец, были персами поселены в верстах 120 выше Серахса, но и здесь им не посчастливилось.
Мервские текинцы в 1870 году напали на них и, здесь, разгромили и увели их остатки в Мерв, где и расселили небольшими группами. Из этого плена салоры постепенно перебежали в Персию и только в 1884 г. (по соглашению с русскими) получили возможность поселиться в Серахском оазисе, где живут и в настоящее время. В том же 1884 г. текинцы заняли и Тедженский оазис, заселив, таким образом, своими (текинскими) родами сплошную линию: низовья Мургаба, низовья Теджена, Атекский и Ахалский оазисы.
Дальнейшие передвижения туркмен и их распри были прекращены приходом русских: последними вся Закаспийская область была занята в промежутке 1879-85 годов, причем продвижение их шло от Каспийского моря, а вскоре затем были установлены и государственные границы Туркестанского генерал-губернаторства с Хивой, Бухарой, Персией и Афганистаном.


Предыдущая страница | Читать далее

© Raretes 2016-2019