Close
Содержание книги Туркменистан и туркмены

Культурная полоса, ее реки и оазисы

Как можно судить из всего вышеизложенного, — культурными землями, в наличных условиях климата и соседства песчаной пустыни, — могут являться только те, которые возможно оросить искусственно. Такие земли «привязаны» к бассейнам рек, а этих последних в Туркменистане количество весьма ограниченное. В результате всего этого, культурные земли имеются лишь в районе рек Атрека, Теджена, Мургаба и Аму-Дарьи да по-над предгорьем Балханов и Копет-Дага: все это сравнительно узкие, прерываемые песками пустыни, полосы. Величина их зависит от того, насколько хватает воды соответствующих рек, речек и ручьев.
Местность Атрека отделена от остального Туркменистана грядою гор и является районом непосредственно прилегающим к Персии.
Река Атрек берет начало в Персии, а Сумбар с Копет-Дага. В Сумбар впадает слева речка Чандыр, берущая начало тоже в Персии.
Река Чандыр в пределах Туркменистана течет на протяжении 70 верст, Сумбар — 190 верст, а самый Атрек на всем своем пограничном протяжении, т. е. 135 верст. Таким образом, общее их протяжение на территории Туркменистана — 395 верст, но 25 верст Сумбара и 135 верст Атрека, являясь границей, уделяют Туркменистану на этом протяжении только один берег.
Орошаемая водами этих рек площадь крайне незначительна и сводится к трем небольшим отдельным и далеко друг от друга стоящим оазисам.
Дело в том, что Чандыр и Сумбар вообще маловодны, а Атрек при выходе из Персии на границу перерезан специальной плотиной, делящей его на рукава, из которых левый целиком отходит обратно на персидскую территорию, а правый служит именно границей.
Берега Атрека местами очень высоки; местами же они столь низки, что вода весною выходит из берегов к образует болота, поросшие камышами.
Притоки Атрека тоже на многих участках имеют сравнительно высокие берега, а такая обстановка, конечно, не оставляет возможности широко устроить примитивными средствами сеть выводных для орошения каналов. По этим причинам на Атреке орошаемых земель сравнительно очень мало. Однако, площадь этих земель, при использовании современной техники, можно увеличить во много раз. Не считая лежащей среди гор Кара-Калинской местности, — следующий участок орошаемых земель находится по другую сторону гор в виде небольших Казанджикского и Кизыл-Арватского оазисов и вытянувшейся далее узкой полосы у подножия Копет-Дага. Полоса эта, местами прерывается песками пустыни, и таким образом получается ряд тоже разной величины оазисов, объединенных под двумя общими названиями: Ахал-Текинский и Атекский.
Ахал-Текинский оазис отделен от Кизыл-Арвата широкой полосой песков, а сам имеет 200 верст длины, на расстоянии которых еще 4 раза прерывается полосами песков в 8-16 верст ширины. Ширина самого оазиса колеблется от 9 до 20 верст, причем кончается он около станции Гяурс. Далее, за Ахал-Текинским оазисом, верст 40, идут опять пески, а затем начинается оазис Атекский, который, при такой же приблизительно ширине, тянется на 100 почти верст вплоть до станции Душак. Атекский оазис метами тоже прерывается вдвинувшимися в него «языками» песков пустыни. Ширина обоих оазисов обусловливается величиною ниспадающих в них с Копет-Дага речек и ручьев, каковых на протяжении 435 верст между станциями Казанджик и Душак имеемся около 30, но все они незначительны. Вода их, по пути, почти целиком разбирается на посевы. По этой причине некоторые речки едва доходят до полотна железной дороги, другие текут через и дальше ее лишь верст на 15, но все они одинаково заканчиваются: низовые воды их сначала образуют такыр, а после теряются в песчаной пустыне. Характерно то обстоятельство, что весною полые воды в низовьях не вмещаются в своих руслах и разливаются по сторонам, образуя на такырах (т. е. на границе с пустыней) ряд малых пресных озер. Однако, этим подчеркивается то обстоятельство, что вода этих речек используется неумело и не продуктивно: при лучшей постановке дела, несомненно, можно оросить гораздо большую площадь, к чему и направлены современные заботы.
В Ахал-Текинском и Атекском оазисах, хотя и с риском потери от засухи, все же, можно делать по предгорьям богарные посевы. Оба эти оазиса, Атрек и все пространство до Каспийского моря относится к Полторацкому округу.
Следующим культурным участком является долина реки Теджена, отделенная от Атекского оазиса полосою песков. Река Теджен берет начало в Афганистане, на протяжении 120 верст служит границей с ним, т. е. предоставляет на этом протяжении в распоряжение Туркменистана только один (правый) берег, а затем еще 120 верст течет целиком в пределах Туркменистана. Ниже гор. Теджена река распадается на несколько рукавов, а эти последние, пересекши линию железной дороги, теряются в песках. Очевидно и здесь приходится иметь дело с нерациональным использованием вод реки, и при лучшей постановке ирригационного дела можно оросить гораздо более значительную площадь. Река Теджен вообще маловодна: при ширине местами до 25 саженей она несет столь мало воды, что летом во многих местах пересыхает. При современном положении ею орошается не более 11.000 десятин земли, которая относится к 2 оазисам — Серахскому (верхняя часть реки) и Тедженскому (средняя и нижняя часть реки) с большим, не орошаемым между этими оазисами, пролетом. Вопрос урегулирования водопользования на р. Теджен является теперь предметом особого внимания Туркменистана.
Дальше Теджена (за полосой песков) и параллельно ему течет берущая свое начало тоже в Афганистане река Мургаб с 2 левыми притоками — Кашан и Кушк. Бассейн Мургаба образует три оазиса — Пендинский (верхняя, в пределах Туркменистана, часть реки), Иолотанский (средняя) и Мервский (нижняя часть Мургаба). Эти оазисы тоже разделены неорошаемыми пролетами. Притоки Кушк и Кашан очень маловодны и летом почти высыхают: Кушк течет в пределах Туркменистана 100, а Кашан — 60 верст.
Самый Мургаб течет в пределах Туркменистана 350 верст, причем в конце, как и р. Теджен разбивается на много рукавов, которые теряются в песках пустыни в 40 верстах за полотном железной дороги. Ширина реки колеблется от 10 до 30 саж., а средняя глубина около 1½ аршин, причем есть места глубиною более 2 саженей. Ширина долины Мургаба от 100 до 300 саженей.
При своем сравнительном многоводии и удобных для вывода оросительных каналов берегах, — Mypгаб орошает сравнительно же большую площадь: 5000 десятин в Пендинском оазисе, 14.500 в Иолотанском и 35.000 десятин в Мервском оазисе, т. е. всего орошается 54½ тысячи десятин. Эта орошаемая площадь, несомненно, может быть тоже значительно расширена. Бассейны рек Теджена и Мургаба составляют собою Мервский округ.
Далее, опять же за промежуточной полосою песков почти в 200 верст ширины, протекает в направлении с юго-востока на северо-запад широкая, многоводная и прихотливая Аму-Дарья, орошающая культурные земли 3-х округов — Керкинского, Ленинско-Туркменского (Чарджуйского) и Ташаузского.
Аму-Дарья отличается слабыми, часто размываемыми берегами, легко и неожиданно образуемыми и разминаемыми мелями, частой, в связи с этим, переменой удобных для судоходства проходов, очень илистой, полезной для орошения, водою и то запаздывающими то являющимися неожиданно весенними паводками. Ширина реки крайне разнообразна. То она суживается (пропорционально средней ширине) почти в теснины 130-180 саженей, как, например, около Келифа. Керков и Дарган-Ата, то расширяется более чем на версту: Чарджуйский мост имеет 1½ версты длины. Быстрота теченья тоже разнообразна. Выше Ленинска (Чарджуя) уклон реки значительно больше и течение ее достигает 7 и даже 10 верст в час. Ниже Чарджуя уклон становится значительно положе, и отсюда река течет все медленнее и плавнее. За Дарган-Атинской тесниной течение реки не превышает 4 верст, а местами, особенно в низовьях, ослабевает до 3 верст в час. Силой теченья более подмывается правый берег, который, к тому же, вообще слабее берега левого. В результате всего этого, — на всем протяжении от Келифа, к особенно от Керков, до Чарджуя правый берег заметно разрушается и не гарантирован от неожиданного отмыва целых площадей культурной земли в любом месте. Кроме того, в самых низовьях, Аму-Дарья имеет определенное стремление уклоняться вправо от своего современного русла. При этом надо отметить, что и современное в этих местах русло реки, само по себе, является результатом такого уклонения реки: в прежние времена Аму-Дарья, в своих низовьях, протекала значительно левее. Лишь крупными гидротехническими сооружениями можно покорить своенравную реку и всецело обратить ее на пользу орошения.
В настоящее время, при условиях примитивных способов борьбы со своенравной рекой, последняя, наряду с приносимой пользой (орошение), приносит также много затруднений и бедствий.
По условием местности, — не все побережье Аму-Дарьи является полосой культурной. Таковая, пройдя весь Керкинский округ и часть Ленинско-Туркменского, за Дейнау прерывается. Далее, верст 80, орошаемых земель нет до самого Дарган-Ата. Здесь сравнительно небольшая орошаемая площадь, а затем — опять идут земли не орошаемые вплоть до заселенных мест Ташаузского округа. Эти последние (в Ташаузском округе) имеют длины до 100 верст при форме элипсиса, наибольшая ширина которого достигает 35 верст. Конечно, и эта площадь не вся орошена. Что касается Керкинского и особенно Ленинско-Tуркменского округов, то ширина их культурной, фактически используемой полосы, весьма незначительна, а именно, в среднем, 3-4 версты.
По этим и по многим другим причинам, фактически доступную для орошения площадь, по современному состоянию, можно считать не более 60.000 десятин в Ташаузском округе, 44.000 в Ленинско-Туркменском и 25.000 десятин в Керкинском округе.
Это площади годные под посевы при наилучшем состоянии современной оросительной сети и при полном ее использовании. Чти касается остальной, охватываемой ирригационной сетью, но не орошаемой ею, земли и земель вообще полезных, то площадь таковых можно по всем округам считать в несколько раз больше, чем площадь орошаемая.
В общей сложности Туркменистан обладает культурной, уже годной под посевы, хотя и не сполна орошаемой, площадью размером около 4000 кв. верст (400.000 десятин), но она, пока что, используется только наполовину. В ближайшее же время эту культурную площадь можно увеличить почти наполовину, а со временем, после сложных и длительных ирригационных работ, — можно увеличить и в несколько раз.
Совсем, по-видимому, нельзя оросить лишь ныне существующие, вышеупомянутые, пустынные пролеты выше и ниже Дарган-Ата на Аму-Дарье. Остальную культурную полосу Ленинско-Туркменского к Керкинского округов, можно только несколько расширить. Что касается всей вообще культурной полосы Туркменистана, то таковую можно значительно расширить. Вообще же, по-видимому, можно достигнуть того, что по всему и Мургабу и Теджену будет идти полезная площадь, далеко вдаваясь в ныне существующие пустыни, а от Теджена пойдет такая же широкая полоса, без перерывов, но Атекскому, Ахальскому и т. д. оазисам (я огиб гор) вплоть до соединения с бассейном Атрека. Наконец, в Ташаузском округе полезную площадь можно расширить почти до линии, проходящей через южный берег Сары-Камышского озера.
Пока что, однако, об этом можно лишь мечтать в зависимости от того, как удастся справиться с современными недочетами оросительной сети.
При настоящем положении вещей всего засевается около 200.000 дес., что составляет только лишь ½% всей площади Туркменистана при наличии вообще годной для посевов (но не орошаемой) земли 2.500.000 дес. или 6% всей территории.


Предыдущая страница | Читать далее

© Raretes 2016-2019