Close
Содержание книги Туркменистан и туркмены

Краткий исторический очерк Туркестана

Свое наименование Туркестан (что значит в переводе — местность тюрков) получил лишь с того времени, когда тюрки начали сюда проникать и постепенно здесь укрепляться. Владения их расширялись, а вместе с тем и наименование Туркестан определяло все большую и большую площадь. В конце концов, под этим названием стала пониматься громадная территория, состоящая из трех частей: Восточный Туркестан (Кашгария), Средний Туркестан местность Среднеазиатских республик) и Туркестан Афганский.
Китайская (Кашгария) и Афганская часть Туркестана к данному очерку не относятся, и о них упоминается лишь в связи с общеисторическими переживаниями Туркестана Среднего, частью которого является нынешний Туркменистан.
Средний Туркестан издавна был страной цветущей и богатой, занятой еще в доисторические времена оседлым населением арийского происхождения, а именно — родственными иранцам таджиками.
О причинах, направлении и времени передвижения сюда таджиков существует несколько предположений, причем есть основание полагать, что первоначальной колыбелью иранского народа был район нынешних Памиров. В «Зендавеста» (священная книга древних иранцев и современных персов, начатая составлением еще 4700 лет тому назад) упоминается, что первоначально зендское (арийское) племя обитало в стране высокой и благодатной, имевшей в году лишь 5 холодных месяцев, но, после, внезапно изменившийся климат (стало 10 холодных месяцев) заставил тамошних обитателей покинуть свою страну и двинуться в поисках более подходящих мест. Об этом же гласят религиозно-эпические предания Персии и Индостана вообще, а китайцы свою «райскую землю» относят определенно к местности непосредственной близости Памиров (Куэнь-Лунь), чем тоже подчеркивается представление о тогдашней «благодатности» тамошних мест. С другой стороны, Памиры теперь отличаются суровым климатом, а в языках современных памирцев обнаруживается наличие древне-зендских слов. Возникает вопрос, были ли когда-либо Памиры страной теплой, внезапно изменившей свой климат? Можно думать, что именно так и было. Дело в том, что в древние времена в районе Восточного Туркестана существовало Монгольское море, внезапно исчезнувшее несколько тысяч лет тому назад, а с исчезновением моря несомненно изменился и климат омываемой им местности. Как исчезло это море — неизвестно, но существует гипотеза, что, по разным геологическим причинам, образовался прорыв его берегов около озера Эби-Нор в горах Алатау (так называемые, — Джунгарские ворота»). — Воды ринулись с громадной скоростью в образовавшийся прорыв, прокатились по местности Сассык-Куля, Балхаша, низовьев Чу и Сыр-Дарьи, заполнили глубокие впадины современных Аральского и (по узбою) Каспийского морей и, грозным всесокрушающим потоком, прошли низовье Волги, долину Маныча, Астраханской губернии, Азовское и Черное моря, Босфор, Дарданеллы, Средиземное море и, через Гибралтар, вылились, наконец, в Атлантический океан. Очерченные причина и способ исчезновения моря повторяем, — только гипотеза, но гипотеза эта до сей поры не опровергнута. Она же объясняет факт исчезновения моря, подтверждает возможность наличия теплого климата и резкой его перемены в Памирском районе и, к слову сказать, совпадает с преданиями о «мировом потопе», легко объясняемом выше очерченным катастрофическим наплывом всесокрушающего грандиозного потока морских волн чуть ли не по всему тогдашнему «свету».
Итак, вполне возможно, что древние арийцы, вслед за «потопом» ушли именно с Памиров, где они были уже собраны в роды и общины, научились заниматься земледелием » вообще, были уже народом, достигшим известной степени культурности. Благодаря резкой перемене климата условия жизни настолько изменились, что оставаться здесь не было возможности.
Основные массы народа со своим царем и организатором — Джемшидом, достигли мест, получивших уже историческое название «Иран», а часть племен отставала и оседала по пути общего следования или расплывалась в стороны от него. Таджики именно и являются такими отсталыми и осевшими в современном Туркестане арийцами, т. е. народностью, близко родственной иранцам (персам).
Как бы то ни было, уже в первые исторической давности времена далеко славились здешние государства — «Согдиана (местность между Оксусом и Яксартом, т. е. между Аму-Дарьей и Сыр-Дарьей, — в районе горной части нынешней Самаркандской области), «Траисоксиана» или «Маверанагр» (остальная часть Самаркандской области и ядро Бухары), «Маргиана» (Мервский оазис), «Хаварезм» или «Хорезм» (Хива) и «Бактриана» (Афганский Туркестан).
Не мудрено, что славящаяся богатством страна скоро стала соединяющим Персию и Китай торговым звеном, и что через нее пошел торговый путь из Китая в Персию и обратно. Конечно, западные «цивилизованные» завоеватели не преминули обратить на нее свое внимание в целях обыкновенного захвата. Кроме того, страна лежала по пути, так называемого, великого переселения народов, т, е. естественного движения диких и воинственных кочевников с востока, из недр Центральной Азии, на запад: одни из них шли с теми же завоевательными целями, а другие, — теснимые всколыхнувшейся волной общего движения и стесняемые вновь созданной экономической обстановкой, — принуждены были искать нового простора и новых пастбищ.
Первыми исторически известными завоевателями здешних мест были ассирийцы: Нин, царь Ассирии, доходил до Аму-Дарьи еще в 1400 г. г. до Христианской эры. В VII веке до Хр. эры появились первые кочевники-саки, народ скифского происхождения. Надо отметить, что персы под именем саков обобщали не только самих саков, но я разные другие многочисленные скифские народности, которые сами себя называли сколотами.
Что касается скифов, то это наименование дано сколотам греческими историками, опять же, с широким обобщением целого ряда народностей.
Происхождение скифов (саков, сколотов) единым не является, и предположительно, что руководящая масса скифских народностей чисто тюркского происхождения, а покоренная, земледельческая часть, — арийского.
Таким образом, можно считать, что тюрки начали проникать в Среднюю Азию (в общей массе саков) еще задолго до Хр. эры. Саки частью растворились в массе таджиков, а частью, со временем, удалились в Сакстан (страна саков, — нынешний Сеистан) под напором других и «цивилизованных» и кочевых завоевателей. В VI веке До Хр. эры Персия настольно окрепла, что простерла свое влияние до берегов Сыр-Дарьи, но сила Персии была, наконец, сломлена Александром Македонским, который в 329-328 г. г. до Хр. эры прошел с огнем и мечом через весь Туркестан и дальше за пределы его. Со времени первоначального появления саков и до прихода Александра Македонского неоднократно с востока появлялись здесь новые скифского же происхождения кочевники, но и эти, подобно сакам, или распылялись или проходили дальше — на запад. Есть предположение, что именно эти скифские племена явились предками славянских народов.
Завоеваниями Александра Македонского надолго было приостановлено новое вторжение кочевников с востока, но со временем обстановка изменилась.
После смерти Александра Македонского начался распад его колоссальной империи, причем Бактриана, Согдиана и другие местные государства использовали такое положение вещей, — обособились, и образовалось (в 255 г. до Хр. эры) Греко-Бактрийское царство, не могшее противодействовать наплыву прерванной в своем движении Александром Македонским волны ищущих простора кочевников.
Начался новый наплыв восточных кочевников, причем среди них видное место занимают усуни и юеджи, двинувшиеся из области Центральных озер к Туркестану в 170 годах до Хр. эры.
Шедшие позади Усуни остановились и обосновались в Джетьты-Су (Семиречье), но со временем распылились и частично вошли впоследствии в состав нынешних киргиз-казаков и кара-киргизов, этим самым делая тех и других старинными аборигенами Семиречья. Этим моментом определяются их права на территорию Джеты-Су (Семиречье), именно как аборигенов страны.
Что касается юеджей (иначе, — юзы или тохары), то эти оттеснили разных других кочевников в Фергану, а сами, постепенно, к 90-му году до Хр. эры овладели решительно всем остальным Туркестаном, ликвидировали Греко-Бактрийское царство и образовали здесь (свое) мощное «Царство гетов». Ездивший к ним еще в 157 году китайский посол Чан-Сан свидетельствовал, что местные аборигены-таджики (по-китайски — тази) в то время уже жили в благоустроенных городах, сеяли пшеницу и рис, разводили виноградники, и вообще, были народом богатым.
Китай, конечно, «заинтересовался» этой страной и начал делать попытки овладеть ею. Первая такая попытка (104 г. до Хр. эры) оказалась неудачной, но следующая (102 г.) увенчалась успехом. Китай завладел Восточным Туркестаном (Кашгария), принадлежащим ему и теперь, и обложил данью уже бывшую известной в то время Фергану. В дальнейшем возникает борьба Китая и Персии из-за влияния на Туркестан, а в конечном итоге Китай к 51-му году уже Христианской эры овладевает всей страной вплоть до берега Каспийского моря. Таким образом, владычество юеджей (тохаров) было ликвидировано, их «Царство гетов» пало, и они ушли в новые места, где и обосновались (нынешний «Тохаристан», Каттаганская провинция в Афганистане).
Ни юеджи (тохары), ни другие кочевники арийского происхождения, конечно, не могли оказать особого влияния на оседлых таджиков. Наоборот, они сами в большинстве случаев принимали их культуру, распылялись и оседали среди них, совершенно с ними сливаясь. Таким образом, началось развиваться и укрепляться влияние китайской культуры, оставившей заметные и теперь следы.
Другое дело остающиеся здесь кочевники тюркского происхождения: эти постепенно накоплялись и объединялись, создавали новую обстановку. Ослабевший из-за внутренних междоусобиц Китай — с 265-го года перестал быть не только владыкой, но даже грозным для Туркестана соседом, а тюрки, понемногу, стали сначала вытеснять еще оставшихся здесь арийских кочевников, которых к концу VI-го века и вытеснили окончательно. С этого времени тюрки настолько окрепли, что сами уже могли бы дать отпор оправлявшемуся от своей временной слабости Китаю; с этого именно времени край и приобретает а полной мере право на свое название Туркестан.
Борьба туркестанских тюрков с Китаем была неизбежна, но этому помешали новые завоеватели — арабы, несущие в собой и новую религию и новую культуру. Сами местные владетели обратились за союзной помощью к Китаю, однако, из этого ничего не вышло. Движение арабов было медленное, но безостановочное. В промежутке 672-730 годов они овладели и Мервом, и Маверанагром и Ферганой, и Хорезмом, и Бухарой, — окончательно сломив сопротивление тюрков и обратив их в своих помощников. В 751 году они разбили Китайскую армию и навсегда парализовали влияние Китая на местную культуру, а в 822 году окончательно покорили и основной очаг сопротивления Осрушну (местность между Джидаком и Ходжентом). Всюду началась прививка культуры арабской т. е. мусульманской. Маверанагр, со столицей Маракандом (Самарканд) стал центром нового государственного устройства Туркестана.
В это именно время (вторая половина VIII века) арабами была допущена в край и поселена в Маверанагре часть тех тюркских племен, которые впоследствии были названы туркменами и основное наименование которых — огузы. Принятая в Маверанагр часть огузов (туркмен) была вовлечена арабами в длительные и дальние военные передвижения, способствующее почти полному ее распылению, но не так поставили себя по отношению к арабам огузы вообще.
Они вели столь упорную борьбу с арабами, что последним это ставилось в упрек со стороны Халифата, и арабский наместник Насир-Саяр оправдывался таким образом: «если бы вы видели их храбрость, то принуждены были бы еще более им уступать» (арабская история: книга Тарих-Камыль: том IV стр. 502).
Ожесточенная борьба огузов с арабами оттеняется а целом ряде исторической литературы Востока, как например: «Тарих-Фариштэ» (Индия), «Рузет-и-Сафа» (Герат), «Тарих-Джюэны» и «Зюбдет-и-Таварих» (Персия), «Нар-Шахи» (Бухара; автор — Абду-Джафар), «Камусуль-Алям» (Турция; автор — Шемсутдин- Саны) и др. Таким образом, мы видим огузов ожесточенно сражающимися в 652 году с арабским полководцем Эбни Караиз в Хоросане, в 668 году — с арабским полководцем Рахиб-Би-нэль-хорес и Маверанагре, в 673 году при взятии самой Бухары и т. д.
Насколько упорно сопротивлялись огузы, видно хотя бы из того, что окончательно они приняли ислам только в IX веке (при своем хане Кара-Хане), чему, впрочем, способствовало и то обстоятельство, что их государственное ядро было вне пределов Маверанагра.
Как бы то ни было, но, как уже сказано, арабы в 822 году вполне овладели Маверанагром.
По арабскому переустройству туркестанской государственности, Маверанагр (т. е. в данном случае — весь Туркестан) зависел от арабского наместника в Хоросане, а Хоросанский наместник подчинялся далеко находившемуся Халифу правоверных.
Время ослабило эти узы и к 876 году Хорасан отложился от Халифа, а Маверанагр, последовав этому примеру, в свою очередь, отложился от Хоросана и стал самостоятельным под управлением своей местной (хотя и арабами поставленной) династии Саманидов. Оседлое население всюду стало ревностно мусульманским и охотно принимало участие а борьбе «за веру» с оставшейся еще неверной частью кочевников.
При саманидском эмире Исмаиле (892-907) Маверанагр достигает наибольшей степени своего развития в охватывает территории всего среднего Туркестана, кроме Хорезма и Восточной Бухары, столица переносится из Самарканда в гор. Бухару. Однако, процветание это не долго продолжается.
Начинаются распри между наследниками Исмаила, начинаются распри мусульманско-религиозные между господствующими суннитами и быстро развивающимися сектами шиитов, начинается государственное преследование последних, и царство Саманидов постепенно распадается, чем «соседи» и не замедляют воспользоваться.
Газневиндкий султан Махмут (гор. Газни в Афганистане), бывший прежде вассалом Саманидов, становится могущественным правителем (998-1030 г.г.) и овладевает всем западным Туркестаном, с Хорезмом и Восточной Бухарой, вплоть до Аму-Дарьи.
С другой стороны, от Тянь-Шаня, надвинулись новые тюркские племена и в промежутке 992 — 999 г.г. овладели Джеты-Су и остальной частью Туркестана до той же Аму-Дарьи, которая, таким образом, разделила Туркестан на две части совершенно разной государственности. Эти последние, пришедшие со стороны Тянь-Шаня, завоеватели известны под названием «кара-ханидов» от имени вождя Кара-Хана, объединившего их и явившегося родоначальником династии их «илеков», т. е. ханов. Другими словами, это те же огузы (туркмены), о которых уже упоминалось в период борьбы Туркестана с арабами.
Не подчинились кара-ханидам лишь сельджуки (тоже огузы), отделившиеся от кара-ханидов и обосновавшиеся в 955 году на Сыр-Дарье около Дженда.
Под натиском кара-ханидов сельджуки оставили Туркестан, двинулись на Персию и Месопотамию и обосновались в этих странах. Здесь они окрепли и устремились обратно в Туркестан; в 1035 году они овладели Хоросаном, в 1046 г. покорили Хорезм и, в конце концов, завладели всем Туркестаном, окончательно изгнав и кара-ханидов и газневидов. Образовалась «Империя Сельджуков», покрывшая собою территорию всего магометанского Востока, причем старый Мерв достиг высшей степени своего процветания.
Однако, постепенно, время разложило и эту искуственно созданную силу. Местные правители окрепли вообще, а Хорезм окреп в такой мере, что (с 1097 г.) совершенно отделился и стал впервые управляться собственным и самостоятельным ханом или шахом. Образовался ряд удельных владений по всему Туркестану. Тем временем внутренне-китайские события выдвинули на Туркестанскую арену так называемых, кара-китайцев.
Эти последние в промежутке 1137-1141 г. г. совершенно изгнали (в Хоросан) сельджуков, которые впоследствии и распылились. Ближайшие к современному Туркменистану остатки сельджуков мы видим в лице племени салтык в местностях Акча и Шубрган Афганистана. (Шубурган, по древнему наименованию, — Джюзджан).
Итак, кара-китайцы изгнали сельджуков и подчинили себе весь Туркестан. Кроме того, в 1153 году появились гузы (уйгуры). Взоры всех магометан Туркестана, естественно, обратились к сравнительно сильному магометанину — правителю Хорезма, казалось, могущему защитить край от владычества неверных.
И действительно, Хорезмский хан оправдал эти надежды; в 1194 г. он окончательно прекратил всякие попытки сельджуков захватить (со стороны Персии) Туркестан, в 1210 году вытеснил из Маверанагра (в Джеты-Су) кара-китайцев и, вообще, овладел всем краем. Во всех этих перетасовках особенно пострадали туркмены, вовлеченные в дальнее передвижение, разбившиеся на отдельные группы и принужденные, как увидим ниже, заново искать то, что было их давнишней собственностью.
Рост силы Хорезма продолжался недолго: в 1219-1223 г. г край всецело был занят монголами под предводительством Чингиз-Хана, началась перекройка всего, началась новая эра. Этот грозный и жестокий завоеватель, уничтожавший целые города и уводивший в рабство тысячные массы обрисовывается, вместе с тем, восточными современными и старыми историками, как редкий самородок в области политической и общегосударственной прозорливости. Он создал организованное государство, переводил в надлежащие места массы мастеров, устроил пути сообщения, организовал пешую и конную почту с постоянными станциями («ям»), отличался полной веротерпимостью и, наконец, заложил прочные основы управления кочевыми народами. Во всяком случае, это был период безграничного влияния монголов и начала их сближения с тюрками. После смерти (в 1227 году) Чингиз-Хана Туркестан достался одному из его сыновей Джагатаю, и этим моментом определяются значительные перемены. Оставшиеся при нем и его поддержавшие местные тюрки получили название джагатаев (или чагадаев), и образовалось сильное джагатайское государство, управляемое по частям своими местными тюркскими владетелями под наблюдением монголов. Наблюдение это со временем ослабело; среди монголов начались междоусобицы, а местные тюркские владетели сумели использовать подходящий момент и объединились около местного же владетеля Тимура (из рода Барлас).
Тимур в 1370 году организованно выступил против монголов, уничтожил их власть и образовал свое громадное государство, в состав которого вошел весь Туркестан, кроме Джеты-Су. Самарканд опять сделался столицей и центром магометанского го могущества, великолепия и культуры, но и этому скоро пришел конец. После смерти Тимура (1405 г.) началась обычная вражда между его наследниками, и один из них, Абу-Саид, призвал к себе на помощь (1451 г.) новое племя узбеков, кочевавших в это время по низовьям Сыр-Дарьи под предводительством Абуль-Хаира.
Помочь-то они помогли, но вслед затем прогнали тимуридов и постепенно (к 1503 году) овладели всем Туркестаном. Совершенно родственные им чагадаи слились с ними, и образовался один узбекский народ.
Под владычеством разных узбекских династий (Шейбани, Джанаиды, Мангиты и др.) возник ряд государств с общей ориентацией и тяготением всего населения к 3-м основным государственным центрам: к Коканду (Фергана), к Бухаре и Хорезму. Наряду с тем кара-киргизы и киргиз-казаки объединились в одну общеполитическую организацию, прочно заняли Семиречье и горные части Ферганы, причем образовался длинный единый фронт. Фронт этот имел целью действовать на одну сторону против узбеков, с которыми киргиз-казаки поссорились еще в 1450-х годах, а на другую сторону против наседавших извне джунгаров (калмыков). Возникшая длительная борьба кончилась тем, чти разбитые джунгарами киргизы продвинулись и заняли быв. Сыр-Дарьинскую область, а затем, в свою очередь, разгромили джунгаров, которые частью бежали в Китай, а частью поселились среди победителей — семиреченских киргизов.
Не могли слиться с узбеками также и современные туркмены, представляющие из себя остатки раздробленного ядра царства огузов. Туркмены эти, воюя то с узбекским Хорезмом и узбекской же Бухарой, то с Персией, в конце концов частично (на окраинах) подчинились Хорезму и Бухаре, частично же перекочевали в Афганистан и в Персию, но главным своим ядром завоевали свободу и укрепились в Ахал-Текинском, Атрекском, Тедженском и Мервском оазисах, огражденные трудно проходимыми песками Кара-Кумской пустыни.
Обособился почти целиком и еще один народ, а именно кара-калпаки.
Все остальные народности Туркестана всецело или подчинились узбекам в качестве покоренных (например, таджики) или же присоединились к узбекам на правах кровного племенного родства.
В конце концов, создалась государственная группировка, закрепленная на местах колонизаторским вмешательством и царской России, оформившей граница Хивы, Бухары и Туркестанского генерал-губернаторства по договорам 1873 и 1895 годов.
Группировка эта, совершенно не интересуясь национальными признаками, искромсала и расчленила нации. Размежеванием Среднеазиатских республик 1924 года права национальностей восстановлены, но упомянутое их расчленение и его последствия, по-видимому, еще долго будут давать себя чувствовать.
Как видим, вся история Туркестана заключается в постоянных переживаниях и переменах обстановки, благодаря многочисленным нашествиям. Все шли в Туркестан или через него, сталкивались, боролись, оседали, создавали новую экономическую обстановку, новые культуры, оставляли более-менее заметные следы своего здесь пребывания, частью распыляясь на месте, а частью уходя из пределов края. Борьба китайского и персидского влияния продолжалась все время, но вклинилась и взяла решительный перевес культура мусульманская. Под ее флагом, в очерченной людском круговороте оформили свое положение в крае тюркские народности, начавшие сюда проникать до начала христианской эры, окрепшие в VI веке и окончательно утвердившиеся в начале XVI века, слившись предварительно с монголами.
В конце концов получилась искусственно созданная государственность, ликвидированная революцией, которая привела к естественному национальному размежеванию Средней Азии.


Предыдущая страница | Читать далее

© Raretes 2016-2019