Close

Шелковые ткани

Шелководство занесено в Среднюю Азию из Китайского Туркестана, и, главным образом, из Хотана, куда в свою очередь перенесено еще в I веке нашей эры из Китая. Но во всех этих мусульманских землях разведение шелковицы, размотка и окраска шелка находится в гораздо худшем состоянии, чем в самом Китае, где, с развитием промышленности, введены более усовершенствованные способы производства. В Средней Азии (и китайском Туркестане) производство шелка даже хуже, чем в Персии. Разработка шелка в Туране производится самыми грубыми и первобытными средствами, как это усматривается из нижеследующего краткого описания шелкового производства.
Как только листья тута начнут развиваться, яйца шелковичных червей завертывают в платок и носят от 3 до 5 дней на голой груди или еще лучше под мышками (чем по преимуществу занимаются женщины); этого времени достаточно, чтобы маленькие черви вылупились. Тогда их рассыпают на полотне и кормят молодыми листьями тута. Десять дней спустя черви впадают в первый сон, т. е. три дня не принимают пищи; после чего опять начинают много есть. Таких периодов прожорливости и сонливости три. Затем червь завивает кокон и через 12 дней выходит из него в виде бабочки. Сырые коконы, если не успеют размотать их своевременно, засушивают, т. е. умерщвляют червя, подвергая кокон действию солнечных лучей.
Для размотки шелковых нитей коконы кладутся в кипяток и затем мешаются веником до тех пор, пока от них не отделится несколько ниток, которые потом и наматываются на тот же веник. Понятно, что при таком способе размотки, нитка ровной выйти не может. Существует, впрочем, и несколько более усовершенствованный способ размотки посредством колес. Шелк сперва разматывается на одном колесе, имеющем аршина полтора в диаметре; потом происходит скручивание нитки на других колесах, несколько меньших размеров. Все эти колеса приводятся в движение рукой.
При размотке не соблюдается никакой правильности относительно того, чтобы сматывание коконов производилось одновременно; вследствие чего нитка, если ее только можно назвать так, покрывается узлами, и ни блеском, ни цветом не походит на нитку, размотанную по европейскому способу. Недоброкачественность нити, кроме того, зависит еще от двух других причин: во-первых, вследствие большого количества коконов, забрасываемых в котел, вода скоро делается грязной и затем или вовсе не меняется, или меняется слишком редко, почему и нить выходит грязной; и во-вторых, при шелкомотании туземным способом нить перекручивается, вследствие чего она становится в высшей степени неровной и неплотной.
По сделанным в Ходженте наблюдениям, пуд тамошних коконов дает 32 фунта шелка 1-го сорта и 8 фунтов 2-го сорта. Цены на коконы для русских, и вообще европейцев, в Ходженте были следующие: в 1868-м году — сырые коконы покупались по 8 руб. и 8 р. 50 к. пуд, сухие — по 32 руб.; в 1869 году сырые — стоили от 10 до 12 руб., сухие — 40 руб. пуд. Необходимо заметить, что сарты, при продаже, коконов не сортируют. Пуд высшего сорта шелка туземной размотки продается по 160 рублей (низшего сорта по 100 рублей). Для вымотки одного пуда шелка потребно 15 пудов сырых коконов, что, при цене последних в 10 рублей пуд, составляет 150 рублей, так что на покрытие всех расходов по размотке и на барыши размотчику останется не более 10 рублей на пуд. Ясно, что туземные размотчики должны покупать коконы дешевле. Они действительно покупают их от 6 до 7 руб. сырые и от 25 до 28 р. сухие.
Шелк туземной размотки делится на два главных вида; высший сорт — чилля, идет на выделку тканей и низший — каляба, служащий для вышивания, плетения шнурков, бахромы и проч.
Крашением шелка, как в сырце, так и в нитках, занимаются по преимуществу евреи. Приготовление разноцветных нитей для полушелковых тканей делается следующим образом. Красильщики перевязывают моток шелка, как можно туже, в нескольких местах, крепкими нитками или бичевками, смотря по тому, сколько цветов хотят дать шелку и сообразно с узором ткани. Перевязав моток, кладут его в первую краску, например, в синюю. Места не перевязанные принимают краску, а перевязанные остаются белы. Потом развязывают, одну белую часть, а закрашенную перевязывают и кладут моток в новую краску, например, в красную. Продолжая действовать таким образом, дают шелку столько цветов, сколько нужно.
Шелк, таким способом окрашенный, идет на основу для полушелковых тканей. Необходимо заметить, что в Средней Азии чисто шелковые материи производятся реже, чем полушелковые. Употребление первых запрещено Кораном, в видах уничтожения роскоши; вот почему правоверные (суннитского толка) халатов совершенно шелковых не носят; только женщинам дозволяется щегольство в наряде и чистый шелк.

Лучшие шелковые ткани выделываются бухарцами (в Бухаре), затем кокандцами (в Коканде, Маргиляне и Намангане), потом хивинцами (в Новом Ургенче) и, наконец, ташкентцами. Ходжентская выделка не уступает кокандской.
Чисто шелковые материи в Средней Азии носят название шои; эти шои имеют вид канаусов. Кусок бухарского шои в 18 аршин длины и 11 вершков ширины стоит 9 рублей. В Самарканде кусок таких же размеров стоит 10 рублей; в Ходженте и в Ташкенте от 10 до 11 рублей.
Полушелковые материи (пополам с бумагой) бывают различных видов. Назову только некоторые.
Адрас — ткань со стрельчатыми узорами. Кусок в 20 аршин длины и 6 вершков ширины стоит от 6 руб. 20 коп. до 7 руб. 20 коп.
Бикасаб, в переводе значит много полосок. Кусок таких же размеров, как и предыдущий, стоит от 5 руб. 50 коп. до 6 руб. 50 коп.
Бенаряс — узкие синие полоски по белому полю; приготовляется только в Бухаре и имеет поверхность лощеную. Кусок в 18 аршин длины и 6 вершков ширины стоит от 10 до 15 рублей.
Перипатша — то же что и бенаряс, только худшего достоинства (ткань не лощеная). Приготовляется не только в Коканде и Ходженте, но и в Ташкенте. Кусок в 18 аршин длины стоит 6 рублей.
К разряду шелковых тканей следует причислить атлас (шои-ипак-аркак), которого кусок в 25 аршин длины и 11 вершков ширины стоит в Бухаре от 25 до 27 рублей. В Ходженте кусок в 18 аршин длины и 11 вершков ширины стоит от 12 до 15 рублей.
Из шелковых и полушелковых тканей в Средней Азии изготовляются:
Халаты. Чисто шелковые халаты стоят от 10 до 15 рублей; полушелковые от 5 до 12 рублей.
Одеяла — стоят от 8 до 12 рублей.
Платки, употребляемые как женский головной убор, стоят от 2 до 4 руб. штука.
С занятием Ташкента, Ходжента и Самарканда, туземные шелковые материи стали заметно распространяться между русскими. Мужчины делают себе цветные рубахи, а женщины — платья.

Средняя Азия имеет все данные, благоприятствующие развитию шелководства: ее теплый климат и система искусственного орошения почвы способствуют произрастанию тута, в то время как в Европе частью от морозов, частью от избытка влажности листья этого растения нередко теряют необходимые для червя качества, но даже, по мнению некоторых ученых (например, Либиха), могут скрывать причины болезни шелковичного червя, — болезни в Средней Азии совершенно неизвестной. Здоровый червь Средней Азии выводит и добротную нить, так что среднеазиатские коконы превосходят итальянские и французские, и не уступают японским. Подобно последним, они плотны, округлы и легко отделяют от себя нитку при размотке.
Выводом шелковичных семян туземное население занимается в больших размерах; но, как и всякое производство, совершается в семействах. Этот семейный характер вывода семян имеет также влияние на предохранение червя от болезни. В этом отношении Средняя Азия представляется для нас драгоценным кладом, потому что в Европе (в Италии и во Франции), а также и в некоторых частях Азии (в Персии, в Индии и на Кавказе), откуда вывозились в Европу шелковичные черви, существует болезнь их.
Болезнь шелковичного червя в Европе побудила европейских и особенно итальянских шелководов обратить свое внимание на Среднюю Азию. Трое итальянцев еще в 1863 году ездили в Бухару, с целью покупки здоровых семян, но горькая участь их отбила охоту к дальнейшим поискам. С занятием нами Ходжента итальянцы снова было появились в Ташкенте и Ходженте для той же цели. Но местное управление Туркестанского округа поступило рационально, воспретив всякий вывоз шелковичных яичек как в Европу, так и во внутреннюю Россию, для того, чтобы не погубить дела в самом начале. Усиленный вывоз семян, суливший громадные барыши эксплуататорам, мог бы круто изменить характер вывода семян, следствием чего было бы появление болезни червя.
Вообще, русским для развития и улучшения туземного шелкового производства предстоит сделать многое. В 1867 году наши купцы устроили в Туркестанском крае две фабрики (одну в Ташкенте и одну в Ходженте) для размотки шелка. Недостаток рабочих, которые на первых порах должны были быть выписанными из России, служил немаловажной помехой для успешного действия этих фабрик; но с приучением туземцев к европейским способам размотки шелка, работа пойдет успешнее.
Туземный шелк, размотанный на наших фабриках, стоит в настоящее время 400 рублей.
Когда наши шелкоразмотные фабрики разовьются на среднеазиатской территории, и когда туземное население приучится к улучшенным способам размотки, тогда Средняя Азия действительно станет для России золотым дном. Тута у ней довольно и в настоящее время, так что население употребляет его даже как лес на поделки и топливо. Шелка производится и теперь громадное количество, именно около 100 тысяч пудов (больше для вывоза в Индию); а быстрое увеличение вывоза шелка в Россию служит ручательством в успехе дальнейшего развития среднеазиатского шелководства.


Предыдущая страница | Читать далее

© Raretes 2016-2019