Close

Серебряные и ювелирные изделия

Серебряные и ювелирные изделия кавказских кустарей по своим оригинальным художественным особенностям возбуждают большой интерес не только у нас в России, но и в западной Европе и Америке.
Производство это встречается у грузин, армян и татар, но наилучших мастеров по художественно-металлическим изделиям давал Дагестан. Хотя промыслы эти в Закавказье развились под влиянием Персии, но лезгины (дагестанцы) всегда отличались особым умением лучше других перенимать чужеземное и создавать свое, вкладывая в дело особое творчество, присущее этому народу с исключительным художественным чутьем и способным к тонкой, кропотливой работе, требующей большого прилежания и усидчивости. Именно поэтому в сфере производства металлических изделий, особенно оружия, золотых и серебряных предметов авторитет дагестанских мастеров всегда стоял очень высоко не только на Кавказе, но и в соседних странах, особенно в Персии и Турции.
Этим, по нашему мнению, объясняется возникновение, главным образом в Дагестане, наиболее крупных центров художественно-металлических изделий чисто кустарного характера.
Из таких центров здесь наибольшей известностью пользуются: Кубачи — Кайтаго-Табасаранского округа, Кумух — Казикумухского округа, Унцукуль — Аварского округа и Чох в Губинском округе. Но это только главнейшие центры с значительным числом кустарей; кроме того, описываемый промысел встречается также в селениях: Харбук, Паршемай, Александр-кент, Алхаджа-кент, Гобкай-кент, Джаван-кент, Кая-кент, Мюрага, Утамиш, Янги-кент, Марага, Рукель, Кишия, Маджалис, Урпорах и Амузга — Кайтаго-Табасаранского округа; в селениях — Табахлю, Кулли, Хосрек, Цовкра, Кара, Кунди, Унгугатль, Кая, Курклю, Унчуготль — Казикумухского округа; Араканы (Харакуни), Голотль, Гимри, Игали, Годатль и Тлох — Аварского округа; Ругуджа, Гамсутль, Согратль, Кулла, Эбох, Куяда, Гергебль, Боцада, Тильтиль, Гоор, Беджито, Гидатль, Беджуда, Ассаб, Корода, Маали, Кахиб, Урода, Голотль и Хучуда — Гунибского округа; в сел. Кархати, Ансалта, Арчо, Подрода, Тинды, Тиссы, Верхние Хваршины, Анчик, Тлондода, Тлярота, Аргуани, Данух, Чирката, Читль, Гагатоль, Анди, Ботлих, Годобери, Мехелта и Ичидали — Андийского округа; в Даргинском округе в селениях — Сутбук, Ходжал-Махи, Цудахар, Урцаки, Нахки, Кодани-Махи, Акуша, Бутри, Гинта, Муги, Усима, Кутиша, Леваши, Наскент, Уллу-ая, Верхние Мулебки, Мекеге, Меусиша, Мургук, Урохи и Балхар; в Кюринском округе в селениях — Амага-Араг, Косум-кент, Икра, Курах, Кобир, Кочхер, Филя, Уналь и Амагасталь; в Самурском округе в селениях — Ахты, Кина, Цахур, Хрюк, Ухуль, Михрен, Хуюк, Борч, Моза, Фий, Хнов, Джаба, Ихирь, Кара-Кюра, Куруш, Микрах, Мискинджа, Ухуль, Ялджик, Ихрек, Рутул и Шиназ; наконец, в Темир-Хан-Шуринском округе в селениях — Губден, Эрпели, Кафир-Кумух, Султан-Яги-Юрт, Чир-Юрт, Чонт-аул и Чиркей новый. Сведения эти о географическом распространении промысла собраны в 1901 году бывшим начальником бакинской пробирной палаты В.К. Згленицким.[*] Из всех перечисленных селений самыми крупными центрами являются селения Кубачи, Кумух, Унцукуль и Чох, в остальных же серебряных и золотых дел мастера живут сравнительно небольшими группами, а в большинстве из них в одиночку. В отношении числа мастеров в Дагестанской области нет достоверных сведений: Е.И. Козубский насчитывает их в одном Кайтаго-Табасаранском округе 470 человек, в Чохе и Тлейсерухском участке — 40[*], между тем, как В.К. Згленицкий всех мастеров в девяти округах области считает всего 500 человек с ежегодным производством не менее чем на 300.000 р. Кроме Дагестана, кустари обрабатывающие драгоценные металлы, живут во всех губернских и уездных городах края, а также в более или менее крупных населенных пунктах; особенно же много их в Баку и Тифлисе. В.К. Згленицкий считает их: в Баку — 130, Шемахе — 25, Салианахе — 13, Кубе — 12, Елисаветполе — 33, Эриване — 25, Нухе — 22, Шуше — 13 и Дербенте -12. В пределах Терской области Г.А. Вертепов, не указывая отдельных пунктов, насчитывает 251 серебряка, в том числе 97 человек в городах, а остальные в деревнях, с общим годовым производством на 48.000 руб.[*] Большинство мастеров во всех этих местах Закавказья и Северного Кавказа лезгины, работают на положении отхожих кустарей, которые на лето большей частью возвращаются домой, в Дагестан.
Славу дагестанских мастеров составляет холодное оружие — шашки и кинжалы (рис. 56) в драгоценной оправе, художественной работы.

Кроме того, делают пояса с серебряным набором, кольца, ожерелья, разные принадлежности женского наряда, кувшины, подносы, бадьи, наборы для сбруи и проч. Но в обиходе современной жизни большинство этих предметов не имеет применения и нынешние золотых и серебряных дел мастера в поисках за заработком стараются воспроизводить большей частью мелкие вещи, имеющие больший спрос при теперешних условиях рынка: ложки, стаканы, подстаканники, цепочки для часов, наконечники палок и зонтиков, ручки для перьев, кольца для салфеток, чернильницы, рамки для фотографий, наперстники, брелки и массу всевозможных безделушек. На всех этих вещах новейшего спроса воспроизводятся рисунки в кавказском стиле, но самые предметы часто получаются в общем недостаточно изящными, хотя отдельные части исполнены весьма тонко и красиво. Не умея разобраться в требованиях рынка, кавказские мастера за последнее время стали вводить в свой орнамент посторонние мотивы и этим портят даже классические, удивительно художественные образцы прежних мастеров.
Самые приемы работы отличаются чрезвычайным разнообразием. Рисунок 57 верхней половины шашки представляет красивую комбинацию узоров, исполненных глубокой гравировкой, чернью и позолотой; кроме того, на отдельных частях имеется насечка по стали золотом, три медальончика в середине и у рукоятки сделаны разноцветной эмалью, а сама рукоятка и середина шашки состоят из слоновой кости с насечкой узоров из червонного золота. Большой интерес представляют работы с инкрустацией: по слоновой или моржовой кости, по стали (вернее железу) золотом и серебром; кроме того, в Унцукуле весьма развита инкрустация по дереву серебряной и медной проволокой. Но наиболее красивыми являются работы по стали золотом без полировки (рис. 58) и полировкой (рис. 59), и нанесение крупных рисунков из тонкого серебра по стали. Рисунок 60 представляет старинный подносик (вернее лоточек) подобной работы.

К сожалению, изделия этого рода в настоящее время попадаются весьма редко, но и те которые встречаем далеко не отличаются прежним изяществом работы.
Далее, чрезвычайно интересны изделия чеканные; образец этой работы, кувшин, представлен на рисунке 61. Чеканка производится особыми стальными резцами и штифтами при помощи молоточка. Во избежание изменения формы и искривления поверхности, мастер предварительно наполняет предмет, предназначенный для нанесения рисунка, растопленной смолой и после затвердения, приступает к чеканке. По окончании работы смолу вновь растапливают путем нагревания и выливают из предмета.

Изделия из серебряной проволоки, филиграновые (ажурные), менее оригинальны и типичны для Кавказа, чем упомянутые выше. Производство филиграновых предметов по-видимому занесено сюда через Малую Азию из южной Европы, вероятно, из Италии, где это дело доведено до наивысшего совершенства, в двадцатых годах прошлого столетия в гор. Ахалцых, переселенцами армянами. Поэтому до сих пор филиграновые изделия на Кавказе называются ахалцыхскими, хотя этого рода предметы в настоящее время лучше всего делают лезгины, а в самом Ахалцыхе мы наблюдаем уже исчезающий промысел. Филиграновые изделия мало практичны — тонкие промежутки быстро загрязняются и трудно их очищать. Во избежание этого весьма желательно заполнять эти промежутки разноцветной эмалью, как это делают в Скандинавии.
Наконец, кавказские мастера умеют работать и с эмалью. Раньше эмаль привозили из Персии и она отличалась твердостью и умелым подбором красок; теперь же пускают в ход плохие сорта московской эмали, не умеют подобрать достаточного разнообразия цветов и тонов и художественно сочетать их.
Рисунок 62 изображает серебряную рамку с эмалированными украшениями, сделанную кустарем из сел. Кубачи по рисунку и указаниям художника Кавказского Кустарного Комитета, который строго придерживаясь местного орнамента, помогал подбирать эмаль более мягких тонов.
Не касаясь пока еще мало исследованной техники художественных металлических изделий, мы считаем не безынтересным сказать несколько слов относительно приготовления и применения кавказской черни.
Приготавливают сплав из 1 зол. серебра 84 пробы, 1/4 фунта серы, 6 зол. красной меди и 7 зол. свинца. Сплав выливают на чугунную или каменную плиту и после охлаждения толкут, промывают в воде и, просушив, порошок уже готов к употреблению. Для покрытия чернью, по поверхности предмета наносят углубления по определенному рисунку, затем приготавливают тесто из порошка черни и 10% раствора буры и заполняют этим углубления. После этого изделие кладут в горн и по охлаждении полируют.
Мы уже выше упомянули, что производство золотых и серебряных предметов современного обихода кавказским мастерам не вполне удается и часто свои замечательные старинные рисунки портят смешением чуждых мотивов. Происходит это вследствие незнания некоторых новых приемов техники обработки металлов, а также и по недостатку художественного вкуса и нынешних требований рынка. Для оказания помощи кустарям в этом направлении Кавказский Кустарный Комитет в минувшем году сделал первый опыт оказания художественного руководительства некоторым кустарям Дагестанской области путем раздачи рисунков и практических указаний. Таким способом изготовлены, между прочим, ларец (рис. 63) и два кувшина (рис. 64), которые имели на рынке большой успех.

Не дело это новое, оно требует большой осторожности и тонкого чутья, чтобы не разрушать драгоценных старинных художественных мотивов самобытного творчества кавказских народов. К тому же художественное содействие должно быть связано с техническим, организация которого является ближайшей задачей Комитета.

Читать далее:

© Raretes 2016-2018