Close

Районы коврового промысла и некоторые особенности изделий

Ковровый промысел получил весьма серьезное распространение в пределах южного и восточного Закавказья. На Северном Кавказе этого производства совершенно нет у русского населения, а у туземцев горной и плоскостной части оно развито лишь в некоторых местах, приспособлено к условиям домашнего потребления и носит скорее любительский, чем промышленный характер. Точно также не имеет это дело экономического значения в Грузии и во всем западном Закавказье и Черноморском побережье. Нам приходилось, правда, видеть ковры, преимущественно безворсные (паласы), сотканные горцами-грузинами Тионетского и Душетского уездов Тифлисской губ. и даже известными сельскими рукодельницами-имеретинками Кутаисского уезда, но эти изделия в большинстве случаев представляют лишь не всегда удачную копию по большей части простейшего рисунка карабахского коврового района и не имеют никакого рыночного значения. Из ковровых районов прежде всего остановимся на Дагестане. Е.И. Казубский в своем «Очерке кустарной промышленности»[*] этой области говорит: «производство ковров и паласов распространено по всей области. Выдаются в Аварском округе сел. Тлох, Хунзах, Н. Харадарых, Орота; в Андийском округе сел. Карата; в Гунибском округе Куяда, Корода, Гергебиль, Тилитль (в 1900 г. ткачи паласов выручили 940 руб., сукон — 480 руб.); в Даргинском округе Леваши, Гаса-Кент, Тацырь-Кент, Верхние Мулебки, Джанга-Махи (в 1899 г. выделали 950 паласов и 245 войлоков); в Казикумухском — сел. Арчи; в Кайтаго-Табасаранском ковры, паласы и пр. выделываются в незначительной степени в некоторых селениях северной Табасарани, большей частью для домашнего употребления. Стоимость предметов от 3 до 80 руб., ася производительность доходит до 2000 р. Ковры среднего достоинства. Всех мастеров 30. В Кюринском округе ковровое и паласное производства очень развиты; ими занимаются жители сел. Вакаляр, Имам Кули-кент, Орта-Стал, Юхари-Стал, Манерам-кент, Касум-кент, Гиляр, Ашага-стал, Аликент. Ковровое производство в этом округе в последнее время переживает своего рода кризис, вследствие утраты старых рисунков и красок. Но стремление повысить ценность ковров воспроизведением европейских рисунков и применением анилиновых красок, неумение обращаться с последними и подобрать цвета и тоны, приводят к тому, что лишь старинные ковры находят достаточный сбыт вне округа. В 1899 г. в округе всего выделано изделий из шерсти: 85 ковров, 185 паласов, 25 кусков сукна, 30 войлоков и 100 пар чулок и носков, приблизительно на 8000 руб., на что употреблено до 600 пудов шерсти; в 1900 году — 92 ковра, 236 паласов, 32 куска сукна, 50 войлоков и 120 пар чулок и носков, приблизительно, на 12000 руб., с употреблением до 1800 пудов шерсти, 20 пуд. марены и 1 пуд. минеральных красок. Цена ковров от 5 до 180 р., паласов от 6 до 150 руб., сукна от 2 до 5 руб., войлоков от 1 до 5 руб., чулок от 50 коп. до 1 руб., носков от 25 коп. до 40 коп. За исключением паласов, остальные шерстяные изделия, главным образом идут на домашние потребности и лишь незначительная часть распродается на Касум-Кентском базаре. Паласы, скупаемые местными евреями, в большом количестве вывозятся из округа; по показанию скупщиков евреев, вся масса паласов вывозится заграницу; в 1900 г. ими вывезено паласов и ковров, преимущественно старых, приблизительно на 20000 руб. В последние годы спрос на паласы со стороны скупщиков-евреев крайне возрос, почему и цены повысились. В Самурском округе ковры в небольшом количестве выделываются в сел. Ахтах, но оригинальностью выдаются ковры с длинным ворсом, приготовляемые в селениях Горного магала; джеджимы ткутся в Докузпаринском магале. В Темир-Хан-Шуринском округе ковровое и паласовое производства развиты более в сел. Гелли, Дургели, Параул, Верхние и Нижние Казанищи, Урме и Кулецьме».
Хотя эти сведения добыты автором более десяти лет тому назад, но они представляют интерес и сейчас за неимением других более свежих и достоверных, систематически собранных материалов по этому вопросу. К сказанному мы можем прибавить, что из ковровых изделий Дагестана особенную славу приобрели безворсные односторонние паласы, известные под названием сумахов.
Это производство имеется в южном Дагестане, особенного же развития достигает в Кюринском округе. Сумахи этих мест сохранили несколько типичных оригинальных рисунков (рис. 17 и 18), отличаются весьма художественным подбором красок, пользуются большим спросом заграницей. Обыкновенный размер их от 20 до 30 кв. аршин, но достигают иногда 50 кв. арш. и ценятся, смотря по качеству, от 60 до 150 руб. на месте, а редкие по размерам, качеству ткани и рисунку, особенно старые доходят до 200-350 руб. Замечательны здесь также двухсторонние паласы Темир-Хан-Шуринского округа, известные под названием думи (рис. 19 и 20), с чрезвычайно оригинальным, красивым архаическим рисунком. Производство их ограничено сравнительно с сумахами и думи, но они менее известны на рынке, чем того заслуживают.

Из ковров с ворсом на рынке известны дербентские и табасарские (южный Дагестан), но этого рода изделия не отличаются высокими качествами особенно теперь, когда кустари теряют свои старинные рисунки и употребляют легко выцветающие анилиновые краски.
В некоторых селениях Дагестана производят и джеджими (рис. 21) весьма высокого качества. Это тонкая ковровая материя без ворса, одно- или двухсторонняя, смотря по характеру рисунка, для изготовления тонких сшивных покрывал  обивки мебели.

Кубинский ковровый район один из самых замечательных по качеству изделий, расположен в пределах Кубинского уезда, Бакинской губ. и составляет непосредственное продолжение Южного Дагестана. По данным статистического обследования кустарных промыслов, произведенного Отделом Сельской Экономии и Сельскохозяйственной статистики летом минушего года, ковровым промыслом здесь занимаются из общего числа 111 сельских обществ в 97, всего 39.979 кустарей, составляющих 22,7% населения и 80,5% всех кустарей уезда. Кубинские ковры отличаются чрезвычайно высокой техникой: нигде на Кавказе для производства ковров не употребляют такой тонкой пряжи, как здесь, и ковры этого района замечательны необыкновенной тонкостью и плотностью. Растительные краски окончательно не вытеснены, но все возрастающая трудность их добывания заставляет постепенно переходить к дешевым химическим, линючим краскам. Приятно отметить, что этот переход мастерицы совершают не без сожаления.
Ковров больших размеров в Кубинском уезде не делают: средняя преобладающая величина — 2×3 — 2 1/4 x 4 арш.; встречаются ковры и более мелкие, но крупные уже реже. Старинные местные рисунки (22 и 23) здесь также больше сохранились, чем в других районах. Сумахи производятся тут так же в значительном количестве; по характеру ткани и размерам изделия этого рода вполне тождественны с дагестанскими, но преобладает рисунок типа 18.

Известные на рынке бакинские и муганские ковры производятся в соседних уездах: Бакинском и Джеватском, по типу очень близко подходят к кубинским, но размер производства ограниченнее. По данным исследования, предпринятого Отделом Сельской Экономии, в Джеватском уезде считается кустарей, занимающихся ковровым промыслом в 98 сельских обществах, 15.120 человек, что составляет — 14,4% общего количества жителей и 84,4% всех кустарей уезда. Гораздо в большем количестве доставляются на рынки так называемые Капристанские ковры, производящиеся в Шемахинском уезде, где эти изделия в общем по качеству несколько уступают кубинским, но зато двухсторонние паласы получаются здесь самого высокого качества. Чтобы покончить с Бакинской губернией, необходимо упомянуть о самом южном Ленкоранском уезде, где производятся большие килимы (особые двухсторонние безворсные ковры) и джеджимы, а также хуржины и мафраши. Ковры ленкоранские, несмотря на соседство Персии, невысокого качества. Сильно распространенное здесь применение плохих анилиновых красок портит все изделия.
Переходя к соседней Елисаветпольской губ., надо раньше всего остановиться на Карабахе. Карабах — бывшее карабахское ханство — составляют ныне уезды: Шушинский, Джеванширский, Карягинский и Зангезурский, славится своими коврами с древних времен. Шушинские купцы, давно известные своими торговыми сношениями с Россией, европейскими и азиатскими государствами, между прочим, способствовали и широкой организации сбыта карабахских ковров, вырабатывая вместе с тем у местных кустарей умение удовлетворять вкуса и потребностям большого рынка. К тому же многие карабахские ханы оставили по себе память высоких покровителей коврового искусства.
Благодаря этим обстоятельствам, ни один уголок Кавказа не производил столько разнообразных и чрезвычайно ценных в художественном отношении ковровых изделий, сколько Карабах.
Гор. Шуша являлся прежде всего руководителем художественных вкусов, заказчиком, покупщиком и вообще местом довольно большого сбыта; здесь работали наилучшие мастерицы, задававшие тон всему ковровому производству не только в этом районе, но и во всем Закавказье. Но то, что двигало здесь ковровое дело по пути широкого развития, оно отчасти и послужило причиной упадка: поддерживая деятельное сношение с европейскими государствами, карабахцы раньше, чем кто-либо познакомились с химическими анилиновыми красками и чужеземными рисунками. Не предвидя, какие последствия могут иметь для коврового производства вновь открытые в Европе краски, без должной оценки прочности, шушинские купцы энергично стали их распространять у себя и в течение сравнительно короткого периода времени добились окончательного исчезновения старых прочных растительных красок. С этого момента начинается падение знаменитого карабахского коврового производства…
Практика скоро показала непримиримость быстро выцветающих анилиновых красок к ковровым изделиям, служащим лучшим украшением жилищ не редко в течение ста и более лет. У местного кустаря теперь уже возникает стремление к отысканию прочных красок, но возврата к старому нет, а разобраться в массе новых фабрикантов и найти между ними наиболее прочные краски, удовлетворяющие требованиям его изделий, для него невозможно. В этом отношении, как уже было выше сказано, лаборатории Кавказского Кустарного Комитета удалось уже придти к определенным выводам и в близком будущем предполагается ряд практических мероприятий по распространению прочных красок. Из огромного разнообразия ковровых изделий описываемого района мы отметим лишь некоторые.
Ковры с ворсом (бархатные) здесь отличаются большими размерами 2,5-3 x 6-8 арш., а за последнее время стараются делать более широкие, подражая Персии, которая производит большие ковры для полов при европейской меблировке комнат. Рисунки 24 и 25 изображают типичные карабахские ковры, так называемые, хали весьма высокой ценности.

Из безворсых ковров отличаются своими чрезвычайно оригинальными красивыми рисунками: зили (рис. 26), шадда (рис. 27 и 28) и верни (рис. 29); все эти изделия односторонние. Кроме того, во всем Карабахе, как и в остальной части губернии производятся в большом количестве двухсторонние, безворсовые паласы.

Из ковровых изделий в этом районе в большом количестве производятся джеджимы (рис. 21), хурджины (рис. 30) или переметные сумки, мафраши (рис. 31) для укладки постели, чувалы-мешки для разных хозяйственных надобностей и попоны с весьма художественными рисунками.

Ковровое производство распространено и в остальных уездах Елисаветпольской губ., но изделия в техническом отношении уступают карабахским. По данным статистического исследования Отдела Сельской Экономии в Елисаветпольском уезде ковровым делом занимаются в 222 селениях 33.069 кустарей, что составляет 48,22% населения и 55,92% всех кустарей в уезде.
Чрезвычайно интересными в художественном отношении и совершенно своеобразными являются очень известные на рынке казахские ковры (Казахского уезда, Елисаветпольской губ.); к этим последним весьма близки по характеру борчалинские и караязские ковры (Борчалинского уезда, Тифлисской губ.). К сожалению, слава ковров последних районов основана на прежних, старых образцах, новые же ковры значительно ниже.
В Тифлисской губ., являющейся крайним западным пределом распространения коврового промысла, следует упомянуть еще Ахалцыхский и Ахалкалакский уезды, где это дело встречается лишь в некоторых селениях.
Наконец, необходимо указать еще на южный ковровый район — Эривано-Карсский.
В пределах Эриванской губ. и Карсской области ковровым промыслом занимаются, главным образом, кочевые и полукочевые курды. Армяне также производят хорошие ковры, но они больше работают для своих домашних потребностей, чем для рынка. Но славу этого района составляют курдские яманы (рис. 33 и 34) — безворсые, двухсторонние паласы весьма тонкой работы с чрезвычайно оригинальными рисунками. Яманы идут главным образом на портьеры. Весьма интересны также односторонние ковры — чий-килимы (рис. 32) и чих (рис. 35) — это род ширмы, составляющей принадлежность куртинской палатки. Основа чиха камышевые прутья, которые затем заматываются разноцветными шерстяными нитками, а иногда и шелковыми.

Ковры с ворсом (бархатные, рис. 36) производятся в этом районе в небольшом количестве, но отличаются иногда в высшей степени интересными и оригинальными узорами.

Сравнительно весьма ограниченное число приведенных выше рисунков указывает на чрезвычайное разнообразие узоров, применяемых ковровыми мастерицами в разных частях края. Не подлежит, однако, сомнению, что каждая народность отражает в выработанном им рисунке художественный вкус и уровень своего культурного развития. Сложный вопрос об исследовании своеобразных узоров в кустарных изделиях Кавказа поставлен уже на очередь Кавказским Кустарным Комитетом и требует продолжительной, кропотливой работы, раньше чем придти к каким-либо определенным выводам.
Переходим теперь к описанию техники производства ковров, по изданию Комитета — «Ковровый промысел в Кубинском уезде, Бакинской губ.» (1902 г.).


Читать далее: Техника производства ковров

© Raretes 2016-2018