Close
Содержание книги Маргграф О.В. Очерк кустарных промыслов Северного Кавказа

Обзор суконного промысла

Сукно представляет ту основную форму шерстяных тканей, которая наиболее распространена на Северном Кавказе. Здесь все местные племена умеют готовить сукно, всякое по своему, и сообразно с этим сукна различаются здесь довольно резко. По своему происхождению, или вернее, по качеству шерсти, они распадаются на два главные вида: на сукно «горское» и «не горское» (или степное). Последнее готовится степными инородцами из более грубых сортов шерсти степной овцы и только тщательной сортировкой подшерстка этой породы овец удается им добиться выработки довольно мягких сукон. Горские сукна делаются из шерсти горной овцы и горскими племенами. Знатоки отличают горское сукно от степного не столько по качеству тканья, сколько по шерсти. К горским принадлежат: лезгинское, осетинское, кабардинское и кумыкско-чеченское. Последние уже отличаются и по свойству ткани. Об сукне ингушского племени не приходится говорить отдельно, так как оно не представляет какого-либо особого типа, а имеет вид плохо сделанного, редкого, чеченского сукна. Кроме, так сказать, племенного различия, горские сукна на местных рынках различаются, как по цене, так и по добротности, на сукна — естественных цветов: белые, серые, пестрые с искрой и на сукна крашенные — черные, красные, желтые и проч. Первые ценятся выше, последние ниже. В самой высокой цене стоят белые не крашеные сукна из шерсти тавлинской, т. е. дагестанской горской овцы. Далее различаются сукна по роду материалов: верблюжьи сукна пуховые, полупуховые, которые тоже принадлежат к высшим сортам, и шерстяно-бумажные.
Между пуховыми сукнами различают сукна из верблюжьего пуха, козьего и турьего. Сукно из турьего пуха считается наиболее прочным и редким по материалу, потому что тур здесь не приручен, и пух собирают лишь с его осенних, зимних и весенних шкур[*]. Кроме перечисленных видов сукон, есть еще тонкие летние сукна, а также теплые зимние; двойной крученой пряжи и ординарные, ходовые и высшего сорта.
Местное назначение такого разнообразного выбора горских сукон очень ограниченно. Из них делают лишь две принадлежности костюма: черкески (мужской костюм, заменяющий сюртук или русскую чуйку) и башлыки; ни жилетов, ни брюк, ни верхней одежды из них не делают.
Такое назначение местных сукон обусловило и самый размер кусков. «Кусок» сукна здесь имеет длину и ширину, достаточный для изготовления одной черкески.
Не горские сукна, изготовляемые казачками, женами кочевников или крестьянками, употребляются исключительно русскими — на верхние одежды, покроем похожие на халаты, и на будничные рабочие чуйки.
Дагестанская область, в которой изготовляются лезгинское сукно, может быть рассматриваема, как самый главный и самостоятельный район суконного промысла на Северном Кавказе. Здесь производство сукна специализировано и распространено более, чем где-либо на Кавказе. Его изготовляют на продажу исключительно женщины и дети, — целыми округами и селениями. Количеством и качеством выделываемого сукна славятся три горных округа Дагестана: Казикумухский, Даргинский и Аварский. По показаниям кустарей, здесь в каждом дворе занята этим трудом по крайней мере одна женщина в течение всей зимы, т. е. от половины сентября до половины апреля.
Населенность трех названных округов можно видеть из следующей таблицы.

Затем следуют округа: Гунибский, Самурский и Андийский, но здесь суконный промысел не имеет исключительного господства: его вытесняют промысел ковровый и бурочный, а также садоводство.
В деле суконного производства Казикумухский, Даргинский и Аварский округа, по отношению к прочим, занимают такое же положение, как столичный портной к деревенскому: в них изготовляют преимущественно тонкие, высокие сорта сукон и ими славятся, тогда как в прочих перечисленных нами округах изготовляются прочные и дешевые ходовые сукна. Кроме такого качественного различия, изделия некоторых местностей отличаются и по цвету сукна. Так, селения в Казикумухском округе, которые готовят исключительно белое сукно высших сортов (Цудахар).
На качество дагестанского сукна, помимо мастерского изготовления его, влияют также прекрасные альпийские пастбища, которые расположены недалеко от моря и представляют условия, подобные тем, в каких находятся пастбища Испании, наделившей нас знаменитыми мериносами. Очень важно и то обстоятельство, что здесь сами хозяева обратили внимание на подбор овцы и целые поколения хозяев сосредоточивают все свое внимание на улучшении производства шерсти и даже гордятся тем, что то или другое местное стадо такой-то фамилии сделалось известным целому округу тонкостью и белизной своей шерсти. Овцеводство и вместе с тем обработка сукна настолько специализировались в Дагестане, что большая часть хлеба, плодов и холста сюда привозятся уже из других округов, жители которых продают здесь свои продукты: пеньковые изделия, плоды и хлеб, а взамен их покупают сукна и кожи. В то же время, мы видим, что самое широкое развитие суконного кустарства принадлежит и самым густо населенным горным местностям Северного Кавказа. Да и в прочих округах Дагестанской области сукновальные местности — в то же время самые населенные.
За дагестанским районом суконного промысла второе место занимает осетинский, — в юго-западном углу Терской области.
Производство сукна распространено по всей Осетии и даже за пределами ее в трех казачьих станицах: Черноярской, Ново-осетинской и Луконской, в которых живет и население осетинского племени. Сукна эти считаются из наилучших в Терской области и известны всем под названием «осетинских». Район производства их находится в западной половине Владикавказского округа в 1, 2 и 3 участках его, за исключением вышеназванных станиц, лежащих в восточной части Пятигорского (ныне Нальчикского округа. С юга и запада район производства ограничен главным Кавказским хребтом, с севера Кабардинским хребтом, а с востока р. Камбилеевскою и Далалакским отрогом Кабардинского хребта. Площадь, очерченная этими границами, заключает в себе до 5000 квадратных верст. В пределах этой же местности живет еще одна отрасль осетинского племени, называемая дигорцами, которая тоже занимается производством сукна наравне с прочими осетинами. В этом районе надо различать Осетию горную (альпийскую), лесогорную и плоскостную. В первой из них — сукно составляете главный промысел, во второй второстепенный и, наконец, на плоскости — сукно почти не бывает предметом продажи, и выделка его ограничивается лишь домашними потребностями.
Местность горной (альпийской) Осетии расположена в пределах так называемых «Черного» и «Передового» хребтов, выше 4 т. футов над морем. Составляя около 1/6 части Владикавказского округа, она занимает до 1600 квадратных верст, содержит около 2522 дворов, а в них 11781 душ мужского и 10354 душ женского населения, всего 22135 душ, так что на каждую квадратную версту приходится до 14 душ обоего пола. Колесных путей в этой местности мало, — хотя и больше, нежели в альпийской Чечне и Кабарде.
Главные пути здесь: Военно-Грузинское шоссе в Дарьяльском, Военно-Осетинское в Ардонском ущельях и плохой проселок по речке Гизель. За небольшим исключением, эта местность безлесная и очень гористая, она представляет собою все особенности альпийской полосы Северного Кавказа, указанные нами ранее. Недостаток пахотной земли, в связи с безлесьем, и понудили жителей заняться обработкою шерсти. Близость давнишних торговых путей, пролегавших по Дарьяльскому и Мамисоновскому ущельям, и мирный трудолюбивый нрав населения — сделали остальное: среди прочих окрестных племен горские осетины производят наибольшее количество сукна и сделались самыми искусными ткачами сукон не только из овечьей шерсти, но и из козьего пуха. Независимо от искусства, славе осетинского сукна способствует также и самое качество шерсти местной овцы, — обилие и мягкость ее подшерстка.
Весь труд производства, за исключением уваливания сукна, лежит на женщинах и детях, которые занимаются им в течение всей долгой зимы в каждом дворе.
Сукно из козьего пуха производится в 4 приходах горной Осетии: в Нарском, Заромакском, Закском и Тибском. Козы кроме того дают местным жителям мясо, молоко и кожи и играют роль необходимых вожаков среди овечьих стад.
Лесогорная Осетия расположена у подножия альпийской, — занимая северный склон первой параллели гор, покрытых лесом и называемых «Черными» горами. В этой полосе находится 10 селений, состоящих из 347 дворов, в которых 1659 мужского и 1223 женского населения, всего 2882 жителя. Площадь лесогорного характера занимает до 800 квадратных верст и населена далеко менее альпийской полосы: на 1 квадратную версту здесь приходится всего около 4 душ обоего пола, потому что большая половина пространства занята казенными лесами. Средняя высота этих земель редко превосходит 4 т. футов над уровнем моря. Селения занимают долины — в средней части течения горных рек (Гизель, Ардон и т. п.). Хотя и эта местность гориста, тем не менее здесь в долинах и на склонах гор население имеет более ровных пахотных мест, нежели в соседней альпийской части. Частые дожди однако не позволяют разнообразить хлебную культуру, ограничивая ее лишь кукурузой и просом, т. е. яровыми хлебами. Быт населения не обеспечивается одним хлебопашеством и подспорьем ему служит промысел лесом, пчеловодство и овцеводство; для последнего пользуются пастбищами альпийской Осетии.
В каждом дворе лесогорной Осетии набирается овечья шерсть, которая перерабатывается в сукно и избыток его, сверх домашнего употребления, продается на сторону. Хотя в этой полосе овцеводство не есть главное занятие жителей, и заменяется подчас лесным промыслом и пчеловодством, но эти последние промыслы ведутся более мужчинами, женская же половина населения в течение зимы успевает между прочими работами заняться и обработкой шерсти. Но количество перерабатываемой здесь шерсти в 1 дворе втрое меньше, чем в альпийской полосе.
Население плоскостной Осетии занимается изготовлением сукон еще менее и это потому, что главный предмет занятия на плоскости составляет хлебопашество и извозный промысел. Пахотной земли у населения здесь много, ровная местность допускает удобный сбыт и перевозку продуктов земледелия на рынки; почва плодородная, которая удобрения не требует; женщины здесь затрачивают большую часть времени на молочное хозяйство. Эта часть Осетии содержит 30 селений, в которых насчитывается более 200 дворов с населением до 17600 мужского и 15400 женского пола, всего 33000 душ. Земля этих селений вся находится в общинном владении и пользование ей приноровлено исключительно к хлебопашеству.
Овцы в каждом дворе считаются не более как единицами, лишь бы только удовлетворить домашним потребностям в мясе, шкурах и частью в сукне. Можно считать, что в каждом селении, средним числом не более 1/20 части дворов, в которых женщины занимаются обработкой шерсти. При том такие дворы большей частью составляют исключение: в них или избыток женщин, или они принадлежат обедневшим хозяевам, не имеющим рабочего скота для занятия земледелием или извозом, или вдовам. Здесь напротив насчитывается множество дворов, которые не имеют ни клочка овечьей шерсти и сукно покупают на стороне. Есть правда единичные хозяева-овцеводы (каких нет в альпийской полосе, где количество овец распределяется более равномерно между дворами), имеющие тысячи голов овцы, но их не много и общества, занимаясь хлебопашеством, стесняют их землей, так что они принуждены арендовать пастбища на стороне. Эти овцеводы обработкой шерсти не занимаются, а продают ее рунами, от 15 до 25 коп. за руно скупщикам из армян и грузин. Эта часть района осетинских сукон составляет поверхность около 2600 квадратных верст и населена в некоторых местах чересполосно с осетинами, русскими и ингушами.
Так называемое кабардинское сукно уже не имеет такого резко очерченного района, как дагестанские и осетинские сукна. Во-первых, им занимается далеко не все наличное число дворов, так как здесь более развито земледелие и крупное скотоводство, и женщинам остается менее досуга для обработки овечьей шерсти. Во-вторых, промысел, концентрируется более в селениях, ближайших к городам; в-третьих, сами кабардинцы поселены не сплошной массой, а на большом пространстве Терской В Кубанской областей, чересполосно с русскими и прочими племенами Кубанской области, у которых сукновальный промысел развит уже гораздо слабее. Несколько более сплошными могут считаться местности в Пятигорском округе Терской области, по рекам Баксану и Чегему, которые тяготеют к городам: Пятигорску, Георгиевску и Нальчику и населены, собственно, кабардинскими племенами. К таким же местностям относятся в Кубанской области часть Баталпашинского уезда, тяготеющая к Баталпашинску и часть Майкопского и Екатеринодарского (по левую сторону Кубани), тяготеющая к Екатеринодару и населенная кабардинцами, бжедухами и абадзехами. На всем обширном пространстве этого района, в котором насчитывается до 24000 квадратных верст, имеется сравнительно мало этого населения: в Кубанской области 6800 дворов с 21769 мужского пола, 19785 женского (41554 обоего иола), а в Терской области 7402 двора с 35044 мужского, 33389 женского пола (68433 обоего пола), всего 14203 двора, с населением в 56813 мужского пола и 53174 женского, — 109987 душ обоего пола. Из этого числа занимающихся сукном для продажи в среднем надо считать не более одного двора на 20.
Чеченский промысел сукном не имеет такого самостоятельного характера, как дагестанский, осетинский и кабардинский. По исследованию г. Золотарева, он, во-первых, концентрируется около небольших местных рынков Терской области: Хасав-юрта, Аксая, Грозного, Моздока и против ст. Наурской и Щедринской; во-вторых, эти селения кумыкского и чеченского племени ткут преимущественно покупную шерсть овец горных жителей Чечни, или перекупают у них готовые сукна, шьют из них черкески и башлыки и в таком виде продают. Поэтому чеченское и кумыкское сукно на больших рынках почти не встречается и не пользуется известностью. Вследствие этого не представляется также возможным рассматривать эту местность, как район массового промысла, а просто как район производства известного типа сукна, приготовляемого больше для домашнего употребления, чем для продажи. Район производства чеченского сукна обнимает: Хасав-юртовский, Грозненский, Веденский, Аргунский округа и северо-восточную часть Владикавказского (Назрановское общество).
Такой же характер имеет и промысел сукнами степняков-кочевников с той разницей, что их сукна даже редко достигают до рынков и работаются, главным образом, для своего домашнего употребления. Те небольшие количества сукна, которые продаются на ближайших местных ярмарках, идут в руки ближайшего степного населения крестьян и казаков, на будничную одежду. Лучшие сукна этого рода туркменские достигают иногда большой Георгиевской ярмарки, а быть может, и Астрахани, но они вообще мало известны. Поэтому можно указать лишь район производства этих сукон, — но не район промысла ими. Этот район лежит в северо-восточной части Терской области в песчаных степях у границы Ставропольской губернии и в Кизлярском округе, где зимой кочуют ногайцы; сюда же принадлежат степи Караногайские, Едишкульские и Калмыкские в Ставропольской губернии.
Еще менее промыслового значения имеют сукна казаков, потому что только в крайних случаях — старости, увечья или вдовства, женщина-казачка принимается ткать на продажу или за деньги. Но и в этих случаях проданное сукно не выходит за пределы станичного базара и идет на грубую будничную одежду жителей тех же селений. Ткачество между казачками водворилось недавно, — уже после покорения Кавказа; до этого казачка работала в поле за мужа, отбывала подводную повинность и т. п. предпочитая сукно покупать у горцев, и уже когда в последнее время новые переселенцы привезли с собой самопрялки и ткацкие станки, здесь стало водворяться ткачество. Но до сих пор им более занимаются семьи казаков переселенцев, нежели старожилов и вообще ткацкое дело более развито в станицах степных Кубанской области и в Грозненском и Пятигорском округах Терской области, нежели в предгорных станицах или в Кизлярском округе, где господствует коренное Гребенское казачество, туго принимающее такое новшество, как тканье сукна на черкески.


Предыдущая страница | Читать далее

© Raretes 2016-2019