Close
Содержание книги Маргграф О.В. Очерк кустарных промыслов Северного Кавказа

Экономика суконного производства

В различных районах Северного Кавказа экономика суконного производства также различна, как и можно было предугадывать, судя по разнице их технических приемов и т. п. Поэтому приходится рассматривать каждый район промысла или даже производства сукна отдельно: сначала осетинский (о котором имеются данные более полные), затем — второй по промышленному значению — дагестанский, далее кабардинский, чеченский и прочие районы производства.
В Осетии экономическая сторона промысла складывается тоже не одинаково в альпийской, предгорной (лесогорной) полосе, и на плоскости.
Население альпийской полосы занимается сукновальным промыслом в каждом почти дворе, за самыми ничтожными исключениями и при том не нанимая работниц со стороны. Средним числом считают на двор по две женщины-работницы, из которых одна старуха или подросток, а другая — женщина в полной силе. Труд между ними распределен так: первая сортирует, расчесывает и прядет, а вторая ткет. Считают, что женщина в полной силе заготовляет в год от 3-5 кусков; обе же вместе изготовляют шесть кусков. Зимой идет подготовка шерсти и пряжи, а весной, когда, с наступлением тепла, удобно мыть, сушить и уваливать сукна, их ткут. Материал (овечья шерсть) здесь не купленный, а орудия производства требуют ничтожной затраты. Покупается обыкновенно только челнок, ткацкий гребень, гребень для расчесывания шерсти и веретена. Эти вещи изготовляются особыми кустарями и продаются ими все вместе за 3 р. 50 коп. Купленные раз, они служат несколько десятков лет. Все остальное составляется дома из палок и чурбаков.
Из опросов женщин-осетинок, занимающихся сукновальным делом, добыты данные относительно затрачиваемого ими рабочего времени и материалов, нужных на изготовление «куска»[*] сукна ходового, — среднего, хорошего и высшего достоинств. Эти данные сведены в следующей таблице и дают возможность определить: как вознаграждается здесь рабочий день женщины, занятой этим промыслом, и приблизительный доход каждого двора.

Отсюда следует, что кустарям выгоднее делать дорогие сукна, нежели ходовые и средние. При расчете на посредственное сукно валовой доход двора доходит до 42 рублей, а чистый — до 25 рублей в год.
В лесогорной части Осетии данные по отношению одного куска сукна те же самые, потому что приемы работы не изменяются, с той разницей, что женщина здесь помимо сукна, больше занята по хозяйству: скотом, хлебом и проч. Потому полагают, что средним числом в этой местности заготовляется не более 2 кусков сукна на каждый двор, вследствие чего валовой доход двора от сукна равен 14 руб., а чистый — 9.
В плоскостной Осетии условия промысла существенно изменяются: в ней хлебопашество и прочее хозяйство ведется настолько шире альпийской полосы, что во многих дворах предпочитают покупать сукно, необходимое для семьи, а шерсть продавать или сдавать на обработку другим; в большинстве дворов здесь женщина едва найдет время сделать сукна для семьи, но ни коим образом не на продажу. Но с другой стороны здесь встречаются женщины, которые принимают шерсть для работы на дом: на пряжу и на тканье. Напрясть шерсти на кусок сукна берут от 2 руб. до 2 руб. 50 коп.; соткать из готовой пряжи кусок — 1 р. 20 к. и т. д. Но замечательно, что за поденную плату в чужой дом здесь не нанимаются вовсе для этого дела. Девушки тоже сукнами здесь не занимаются, заменяя эту работу шитьем или плетением из металлических нитей. Таким образом, сукновальные семьи в плоскостной Осетии представляют случайность, зависящую от нищеты или от избытка лиц женского пола в семье. Таких здесь считается не более 5% общего числа дворов. Шерсть они покупают и в год приготовляют на продажу по 6 кусков.
В Дагестане, в районе сукновального промысла, от конца сентября до половины мая, вся женская половина населения занята обработкой шерсти. Зимой идет предварительная обработка шерсти, а весной тканье.
Выше уже было сказано, что шерсть у этих производителей употребляется в большинстве случаев своя, не покупная; но есть такие селения, где своей шерсти не имеется и одного клочка, а между тем ежегодно из них вывозятся готовых черкесок целые тысячи (сел. Кубачи). Это именно селения, которые расположены близь округов и селений овцеводственных, или около промышленных пунктов и городов. В подобных случаях шерсть покупают хозяйки на чистые деньги, сортируют ее, расчесывают и прядут, а пряжу отдают опять в сукновальные селения, где она превращается в ткань. При этом за работу платят деньгами от 1 руб. до 1 руб. 50 коп. за кусок или четвертой частью материала. Получив готовое сукно, шьют из него черкески и башлыки, которые продаются в местные лавочки, частью — за деньги, частью в обмен на колониальные товары. Надо заметить, что готовые черкески шьются только из ходовых и недорогих сукон; дорогие же шьются по мерке на заказ. Готовые черкески продаются от 1 р. 80 коп. до 10 рублей за штуку. Насколько такое производство в некоторых селениях велико, можно видеть из того, что из одного селения Кубачи (до 1000 дворов), по показанию кустарей, вывозится ежегодно не менее 3000 конских вьюков с готовыми черкесками, а вьюк надо считать 5 пудов; следовательно, вывозится до 15000 пудов в год. Если принять средний вес черкески в 5 фунтов, то выйдет громадная цифра в 120000 черкесок. Здесь же мы встречаемся с разделением процесса работ между пряхами, ткачихами и швеями. На работу в чужой дом никто не нанимается, но себе на дом работу принимают. Местные лавочки обыкновенно скупают, где найдется, лишнюю и ненужную шерсть и раздают ее по соседним селениям на обработку и при том в одни и те же руки: — и спрясть, и соткать, платят от 2-х до 5 рублей за кусок или половину сырого материала. Шерсть, годная на сукно, ценится здесь дороже, нежели в прочих местах Кавказа: а именно от 1½ до 2 р. 50 коп. «ратал»; поэтому, один сырой материал — на кусок обходится кустарю от 4 руб. 70 коп. до 6 р. 20 к.; а пуд до 10 рублей. Черная же и темно-серая шерсть продается здесь вдвое дешевле и идет на валяные изделия и на грубые сукна ходового достоинства; черкески из такой шерсти продаются от 1 руб. 80 коп. до 4 руб. 50 коп.
В экономическом отношении к сукновальному промыслу, в Кабарде относится все то, что сказано о плоскостной Осетии, с той розницей, что в селениях, расположенных около рынков, есть женщины, которые шьют черкески и башлыки и продают их готовыми по цене 5-10 руб.
В Грозненском и Хасав-Юртовском округах промысел чеченским сукном имеет своеобразный оттенок: он развился, главным образом, в аулах ближайших к торговым рынкам и там в последнее время стало вводиться то же разделение труда, что и в Дагестане. Так, многие отдают беднейшим семьям прясть от фунта по 13-20 коп. (основа дороже, уток дешевле) сами же ткут и красят сукна; другие отдают все и прясть и ткать. Ткут от куска в 16 арш. длины и ¾ ширины, не уваленное, по 65-70 коп. Женщина оканчивает эту работу в 3 дня и берет с увалкой сукна от 80 коп. до 1 руб. Наконец, многие женщины, обыкновенно бойкие и хорошо знакомые с базаром, ходят в отдаленные аулы и скупают готовое сукно; затем сами шьют из него черкески и башлыки и продают на городских ярмарках. Здесь также заметно стали обособляться пряхи, ткачихи и швеи.
Таким образом, в Кумыко-Чеченском районе сукна продаются больше готовыми изделиями и труд производителей разделился. Вследствие большей специализации — женщины в таких селениях достигли и большей быстроты в работе, нежели у осетин.
По данным, добытым г. Золотаревым, одна женщина-чеченка или кумычка успевает в семь дней напрясть пряжу на кусок сукна в 30 локтей (более 16-ти аршин), а соткать успевает это количество в 3 дня, тогда как в Осетии на первую работу затрачивается 12 дней, а на вторую 4 дня и более. Наконец, расчет ведется более рациональный — на вес, а не на руно или кусок сукна. Так, например, на кусок сукна считают пряжу не веретенами, а фунтами, а именно 3 фунта основы в 3 фунта утка; отброса шерсти на кусок считают 6 фунтов; за прядево берут тоже с фунта.
Для того, чтобы изготовить кусок чеченского сукна, женщина затрачивает рабочего времени:
На подготовку и сортировку 12-ти фунтов местной шерсти — 7 дней.
На пряжу — 7 дней.
На установку основы на станок 1 день.
На тканье — 3 дня.
Увалять — 2 дня
Вымыть и просушить — 1 день.
Окрасить — 3 дня.
Итого — 24 дня.
Кроме войлочных изделий, опрошенные чеченские семьи приготовили в год: каждая по пять ходовых черкесок, проданных по 4 руб. 50 коп. и по 6 башлыков — по 1 руб. 15 коп.
У степняков кочевников, экономическая сторона дела в суконном промысле обставлена иначе, и это естественно вытекает уже из самого способа производства сукна и его обстановки. Разделения труда здесь не встречается; грубая шерсть местной овцы требует продолжительного труда при сортировке, дает отбросу обыкновенно более половины и все-таки сукно выходит грубее. Так, из 30 фунтов шерсти (по 5 руб. 50 коп.) остается только 12 на сукно. При этом затрачивается:
На отборку и сортировку гребнем и лучком — 12 дней.
На пряжу утка и основы на кусок — 30 дней.
Тканье — 8 дней.
Уваливание и просушку — 2 дня.
Всего — 52 дня.
Ногайский кусок сукна имеет величину, нужную на один халат, т. е. 30 аршин длины и восемь вершков ширины и цена хорошего сукна — 12 рублей за кусок. Это сукно охотно берут за его прочность и толщину крестьяне Ставропольской губернии и казаки Терской области. За вычетом стоимости материала, женщине-кустарю приходится за работу 7 руб. 82 коп., т. по 15 коп. в день. В течение зимы она может приготовить два таких куска.
В казачестве редкая семья напрядает и обрабатывает сама все количество сукна нужное для домашних потребностей, и лучшие сукна покупаются у горцев. Шерсть своих овец казаки отдают чаще всего перебивать шерстобитам, а прясть бедным семьям с половины материала, или за деньги по 12-15 коп. за фунт. Шерстобиты берут по 3-4 коп. за фунт, успевая в день перебить около 10 фунтов. Спрясть один фунт толстой пряжи женщина успевает в сутки, а тонкой в двое суток. Ткут обыкновенно жены переселенцев Харьковской и Полтавской губернии по 3 коп. от аршина. Самая лучшая мастерица успевает соткать 4-5 аршин в день. Из фунта пряжи выходит до 2-х аршин сукна.
Сообразно этому и предполагая, что перебирают и перечесывают шерсть, уваливают и сушат сукно у себя дома,- на 12 квадр. аршин русского сукна затрачивается:
Шерсти — 8-12 ф. по 7 рублей за пуд — 1р. 75 к.
Шерстобиту за работу — 40 к.
На изготовление 6 ф. пряжи (12 дн.) по 15 к. ф. — 90 к.
На тканье — 36 к.
Всего — 3 р. 41 к.
Таким образом, казачье сукно обходится его хозяину деньгами до 28 коп. за квадратный аршин, да на переработку, переческу шерсти и уваливание 4 дня работы. Считая за эти 4 дня поденную рабочую плату женщины (судя по выше приведенным данным) в 15 коп., — кусок обойдется хозяину в 4 рубля, а аршин в 33 коп.

Годовая производительность суконного промысла на Северном Кавказе

Дагестанский район, несомненно, производит наибольшее количество продажного сукна, судя по тому, что дагестанский товар встречается на всех больших рынках Северного и Южного Кавказа. Округа Казикумухский, Аварский и Даргинский производят наибольшее количество сукна; зная, что каждая семья средним числом производит там не менее 9-ти кусков в год, мы рассмотрим суконный промысел в этих округах.
За неимением подворного списка населенных мест Дагестанской области, приходится делать расчет на основании только одной численности населения в этих округах, т. е. вывести из нее приблизительное число дворов, принимая среднее число членов каждой семьи в пять душ.

Судя по тому, что на один кусок сукна считают 2½ «ратала» грязной овечьей шерсти, т. е. 17½ фунтов, выходит, что на каждый округ потребно для работ следующее количество овечьей шерсти: Казикумухский 27,700 пуд., Аварский 30,800 пуд., Даргинский 51,800 пуд., всего до 110 т. пудов. Считая пуд по средней цене в 10 рублей, стоимость обрабатываемой на сукно шерсти достигает ежегодно цифры до 1¼ миллиона рублей, а ценность продаваемого сукна (которое в этих округах изготовляется лучшего и среднего достоинства, от 6 до 10 руб. за кусок) составит более 2 миллионов рублей. Сообразно с этими данными, положение суконного промысла в трех горных округах Дагестана выражается в следующей таблице.

Общая сумма суконного производства в Дагестане пока неизвестна; мы не можем вывести и приблизительной цифры на основании данных, известных нам по Казикумухскому, Аварскому и Даргинскому округам, так как прочие округа, кроме шерстяного, занимаются также и другими промыслами; кроме того, в них более широко развито земледелие и садоводство. Хотя известно, что сукно там готовится для домашнего употребления не в каждом дворе, и положительно дознано, что множество селений Дагестана, а иногда и целые округа для домашних нужд выменивают себе сукно со стороны или покупают его, но несомненно, что цифра производства во всем Дагестане очень значительна и далеко превышает производство в названных трех округах, потому что Дагестан изготовляет и распространяет свои сукна на большую часть Кавказа.
Осетинский район, по особым местным условиям промысла, в различных полосах (о чем было сказано выше) должен быть рассмотрен по частям для определения его годовой производительности. В альпийской Осетии годовое производство сукна считается по 6 кусков на двор, в лесогорной по два, а в плоскостной лишь 5% дворов производит по 6 кусков. Поэтому годовая производительность этих трех полос Осетии выразится в следующих цифрах:

Размеры суконного промысла кабардинского района, исследованного в Терской области г. Тугановым, могут быть определены лишь тем же способом, как и в ближайшем к нему районе плоскостной Осетии. Применяя подобный расчет ко всему Кабардинскому району, получаем следующие приблизительные данные. На 24 т. квадр. верстах этого района в Кубанской и Терской областях насчитывается 14213 дворов, принадлежащих к 3 племенам, с населением до 109987 душ; из них занимаются промыслом на 20 дворов по одному, следовательно около 710 дворов. Принимая в каждом дворе (как и в Осетии) работающих по две женщины, изготовляющих в год по 6 кусков сукна среднего сорта, получаем 1420 работниц, которые сделают 4260 кусков в год, на сумму 29820 рублей. На это количество затрачивается до 153360 рабочих дней и до 2130 пудов шерсти, на сумму до 10650 р., причем на двор приходится около 42 руб. валового или 25 рублей чистого дохода. На каждую квадратную версту этого района стоимость произведенного составит не более 1¼ руб.
Количество производимого и продаваемого в год чеченского сукна может быть исчислено по числу главных потребителей этого сукна. Чеченское сукно, изготовляемое в грозненском округе и на кумыкской плоскости (Хасав-Юртовского округа) продается, главным образом, затеречному и сунженскому казачьему населению, так как горское население этих мест все необходимое для себя сукно производит дома. В станицах сукно продается по Тереку, начиная от Моздока до Каспийского моря, и по р. Сунже от Карабулакской станицы до впадения реки Сунжи в Терек. Станицы, расположенные к западу отсюда, пользуются или осетинскими или кабардинскими сукнами. Для работы казаки этих станиц обыкновенно имеют одежду из грубого сукна своего изделия или сработанного степными кочевниками, а вицмундиры — черкески из туземного горского сукна; парадный же костюм казака, — строевой, обыкновенно шьется из черного фабричного. Значит, без большой погрешности можно принять, что на каждого хозяина двора в этих станицах приходится по одной черкеске и одному башлыку из чеченского сукна. В этих станицах числится до 10 т. дворов, следовательно в употреблении имеется столько же черкесок и башлыков. Принимая среднюю долговечность их в 6 лет, найдем, что ежегодно покупается казаками в Моздоке, Грозном, Кизляре и Хасав-Юрте около 1700 черкесок и столько же башлыков, по средней стоимости первых в 4 руб. 50 коп., а вторых в 1 р. 50 коп., всего на сумму до 10 т. рублей. Это вероятный минимум производства чеченского сукна. Соображаясь с тем, что было сказано выше о чеченском районе (в отделе экономики), валовые цифры этого района будут приблизительно следующие. На продажу идет до 2000 кусков сукна, по 4 руб. на 8000 рублей; расходуется на них около 1000 пудов шерсти, по 6 руб. на 6000 руб. и до 48000 рабочих дней. Средний чеченский двор, занимающийся изготовлением на продажу, делает в год 5 черкесок и 6 башлыков, — а таких дворов нужно считать около 340. Если в них занимается по две женщины, то работающих на продажу будет до 680 женщин. Валовой заработок, двора с этого промысла будет 29 рублей 40 коп., а за вычетом материала — до 12 рублей. Район производства составляют Грозненский и Хасав-Юртовский округа в той части их, которая занята горским населением; поверхность ее составляет около 8,2 т. квад. верст; значит на каждую квадратную версту здесь производится для продажи менее чем на один рубль чеченского сукна.
Что же касается до грубых сукон не горских, производимых в степном районе кочевниками и русскими, то для исчисления их мы лишены всякой даже приблизительно верной точки отправлении, потому что нам неизвестно, в какой мере, какими сукнами русские крестьяне и казаки двух областей и Ставропольской губернии удовлетворяют свои потребности: фабричными (солдатскими), своими и ногайскими, так как все эти виды сукон у них имеются в употреблении.
Затем резюмируя приведенные по районам приблизительные цифровые данные, которые в отношении суконного промысла Северного Кавказа будут во всяком случае минимальными, мы сводим их в следующую таблицу.

Сбыт

Наибольшее распространение имеют лезгинские сукна Дагестана. Самая бойкая купля и продажа их происходит весной в апреле и мае месяцах, когда мужское население возвращается из отхожего промысла. До прихода мужа редкая хозяйка пытается продавать сукно потому, что количество сотканных кусков служит до не которой степени доказательством ее трудолюбия и нравственности за то время, которое она пробыла одна. Кроме того, смотря по заработку принесенному мужем, хозяйка соображает, что из сукна оставить на свои потребности, и что продать. Время возвращения кустарей из отхожих промыслов — в высшей степени оживленное в торговом и во всех других отношениях: на всех путях видны группы встречающихся близких: здесь семья встречает отца, там мать своего сына, невеста жениха и т. д. Сообразно с бюджетом, — делается теперь и расчет на все летнее хозяйство: продаются сукна, ковры, бурки и холсты, а покупаются хлеб на посев, овцы на племя, пчелы, — исправляются и прикупаются орудия земледелия и садоводства и после зимней полуфабричной работы семья принимается за сад, поле или пастушество.
Из рук кустаря-хозяйки сукно поступает, прежде всего, в сельскую лавку; затем на базары. Славятся базары в селе Казикумух и в местечке Кубачи. В сельской лавке забор идет постепенный, — в течение всего года, и расчет делается иногда натурой, в конце зимы; на базарах и ярмарках продажа идет на чистые деньги и весной более ходко, чем в остальное время года. Цена куска здесь колеблется от 1 руб. 80 коп. до 20 руб., но хорошего сукна средняя цена 8 рублей. Первые посредники, к которым попадает сукно, — местные сельские и уездные торговцы. По показанию дагестанских кустарей, проживающих во Владикавказе, местная торговля Дагестана находится в руках дагестанцев же, чего нельзя сказать почти ни об одном племени Кавказа, — так как армяне, горские евреи и грузины обыкновенно всюду вытесняют в торговле туземное население. Из этих первых рук сукно иногда непосредственно покупается потребителями, т. е. тот же лавочник или его родственник, или компаньон, на вьюках развозит сукно по Закавказью, преимущественно в Кахетию, через Нуху. Обычный же порядок торговли следующий: лавочник сдает суконный товар более крупным торговцам в Темирхан-Шуре или Дербенте, а оттуда взамен его получает колониальный товар и фабричные мелочи на целый год. Из Темирхан-Шуры и Дербента, сукна направляются на юг, в Закавказье, где дальнейшие пути разветвляются на Баку и Hуху. Hуха получает наибольшее количество Дагестанского сукна, причем одна часть его идет на Елисаветполь, другая же расходится по Кахетии на пути, а третья — более крупная часть — доходит до Тифлиса, расходясь отсюда звездообразно на запад, на юг и частью на север. На севере дагестанское сукно скоро встречается с осетинским, а на юге с персидским. Какая часть производимого направляется на юг, — мы не знаем, но доподлинно известно, что в Закавказье идет наибольшее количество дагестанского сукна, на север же наименьшее. На севере путь его лежит через Хасав-Юрт и Грозный до Владикавказа. Во Владикавказ идут сукна среднего и высшего достоинства, так как население окрестностей снабжается ходовыми сукнами из Осетии. В Хасав-Юрте, Аксае и Кизляре дагестанское ходовое сукно продается большей частью в лавках. В этих пунктах потребителями сукна являются преимущественно жители равнины, и сукна доставляются сюда больше из Аварского и Андийского округов.
Сукна осетинского района сбываются на местных весенних ярмарках в городе Владикавказе, куда кустари привозят или приносят его сами вместе с другими своими изделиями и продуктами своего хозяйства. Кроме того, они и не в ярмарочное время появляются поодиночке на базаре и набиваются товаром, к лавочникам города в так называемых азиатских рядах. Из альпийской Осетии много товара продается плоскостным осетинам, к которым горцы спускаются весной для покупки кукурузы или арендования пашни под кукурузу. По селениям самих кустарей альпийской Осетин разъезжают также горские евреи из Кутаиской губернии, направляясь через перевал по Мамисоновскому ущелью, для закупки сукна и оставшейся шерсти. Из Тифлисской губернии приезжают скупщики грузины и вывозят шерстяной товар обыкновенно по военно-грузинской дороге. Таким путем идут осетинские сукна на юг.
Плоскостная Осетия доставляет свои продажные сукна, кроме Владикавказа, на Моздокскую и Георгиевскую ярмарки и эти пункты составляют главные передаточные рынки осетинских сукон в северных местностях. Но при этом в Георгиевске уже с осетинскими сукнами конкурируют кабардинские, а от Владикавказа на восток — чеченские и лезгинские. В Грозном, например, уже трудно найти осетинское сукно.
Кабардинский район сбывает свои товары в Нальчике, в Пятигорске и на Георгиевских ярмарках. В Кубанской области — в Баталпашинске, Екатеринодаре, Майкопе и на больших станичных ярмарках; появляются сукна этого района и в Владикавказе, но только лучшего качества, так как ходовые вытесняются осетинскими.
Чеченские сукна господствуют исключительно на ярмарках Сунженских и за-Терских казачьих станиц; в городе Грозном уже их начинают оттеснять дагестанские сукна, и чем дальше на восток, тем сильнее. На западе, в Моздоке, их почти вытеснили сукна осетинские, в Георгиевске их уже не видно, а во Владикавказе очень мало. В первые пункты на ярмарках они продаются самими кустарями, а в Аксае и Хасав-Юрте скупаются, кроме того, лавочниками, попадая из вторых рук к потребителям.
Сукна степняков являются на за-Теречных станичных базарах и ярмарках в станицах Наурской и Щедринской в Терской области, равно на ярмарках Моздокских, Георгиевских и Кизлярских; далее на юг они не проникают. На север же расходятся по крестьянским селениям Ставропольской губернии и в самом городе Ставрополе во время его осенних ярмарок. В лавках этого сукна почти не видно, так как кустари продают его с рук на руки прямо потребителям.
Сукна русские, казачьи и крестьянские вовсе не встречаются в лавках, а продаются на месте производства.


Предыдущая страница | Читать далее

© Raretes 2016-2019