Close
Содержание книги Маргграф О.В. Очерк кустарных промыслов Северного Кавказа

Ковровые шерстяные ткани

Общие замечания

Ковровые ткани характеризуются особенностями употребляемого на них материала и тем, что эти ткани не уваливаются. Для них употребляется одна косица или же грубая шерсть, в которой косица не выделяется от подшерстка. Пряжа для таких тканей делается толстая и обыкновенно ссучивается из двух нитей. Поэтому все ткани из крученой пряжи, из грубой шерсти ст. косицей или из одной косицы, которые не уваливаются, будут отнесены в нашем очерке к числу ковровых.
К изделиям из такой ткани, изготовляемым на Северном Кавказе, принадлежат ковры всякого рода, переметные сумки, мешки, паруса, широкие ленты, мафражи и т. п. Все эти изделия имеют у местных жителей разнообразное употребление, о чем будет сказано ниже.
Распространение этих промыслов, сравнительно с сукновальным и войлочным, — ограниченно; они имеют значение второстепенное; занятие ими редко ведется самостоятельно, обыкновенно же в связи с двумя названными промыслами, от которых остается косица или плохая шерсть. Остатки эти перерабатываются в ковровые ткани. Этот промысел, так же как и суконный, составляет занятие женское, в зимнее время.
Производство ковровых тканей на Кавказе распространяется из двух главных центров, лежащих в восточной части Северного Кавказа: из Дагестана и из степей, населенных кочевниками в Терской области и Ставропольской губернии. Дагестанцы позаимствовали его, вероятно, у персов, с которыми они, благодаря своему придорожному положению на востоке, находились исстари в частых сношениях, кочевники же получили его в наследие от своих предков. К прочему же населению Северного Кавказа это производство прививается весьма медленно, несмотря на свою выгодность. У осетин косица и прочие остатки шерсти до сих пор идут лишь на набивку матрасов, а у чеченцев, кабардинцев, и проч. на грубые и дешевые войлочные изделия (подметки), тогда как в виде ковров, сумок и тому подобных изделий, те же отбросы шерсти и труд, на них потраченный, оплачиваются гораздо лучше.
В Дагестане ковровыми изделиями славятся аварское, даргинское и табасаранское племена, а в степи их выделывают ногаи, калмыки, туркмены и т. д. Русское население — казаки и крестьяне тоже производят кое-что из подобных изделий, но при этом чаще заменяют шерсть растительным волокном конопли или льна.
По недостатку данных, мы в настоящем случае будем рассматривать эти промыслы лишь по родам изделий, так как ни техника, ни экономика, ни количественная сторона промысла не могут быть представлены с достаточной подробностью.

Ковры

Промысел настоящими коврами распространен, главным образом, в Дагестане, хотя и не имеет здесь такого исключительного господства, как суконный: он ведется во многих, почти во всех округах Дагестана, но понемногу. Для выделки ковров утилизируются брак и отбросы от других высших сортов шерстяных изделий, и только в некоторых частях земледельческих, плоскостных округов употребляется для ковров целиком грубая шерсть плоскостных овец. Из плоскостных округов Темирхан-Шуринский заслужил своими коврами громкую известность на Кавказе, за ним следуют Самурский и Кюринский округа.
В этих местностях изготовляют ковры с ворсом и без него, обыкновенно крашеные и с узорами. Узоры первоначально имели вид только угловатых математических фигур, но впоследствии стали влиять здесь вкусы европейские, и туземки начали искусно комбинировать и копировать на коврах группы цветов, растений и т. д. Окраске подвергается не ткань, а сама пряжа предварительно. Цена таких ковров бывает от 2 до 12 рублей. Они составляют столь же употребительную домашнюю принадлежность дагестанского дома, как и цветные войлочные ковры, и готовятся не только для домашнего употребления, но и для продажи. Пряжу для ковров Дагестанские женщины сучат в несколько нитей; ткацкий станок для выделки ковров располагается вертикально.
Пути движения коврового товара на север лежат через Темирхан-Шуру, Петровск, Хасав-Юрт, Кизляр и Грозный во Владикавказ, Екатеринодар, Георгиевск и Ставрополь, а в Закавказье дагестанские товары идут чрез Нуху в Кахетию, не проникая далее в южную часть его. В Тифлисе они уже держатся с трудом вследствие подавляющего соперничества персидского товара.
Более широкому распространению ковров в южной части Закавказья мешает также соседство Персии, которая снабжает своими коврами почти все Закавказье. Потому Дагестанские ковровые ткани идут по предкавказью через армянских купцов и далее в Нижний Новгород, где сбываются как дешевый суррогат персидских ковров.
Техническая сторона коврового промысла в Дагестане, распределение труда узорщиков, красильщиков, прях или ткачих, количество производимого, стоимость материалов, заработная плата и проч. элементы этого интересного производства — не исследованы вовсе. Вследствие того, что изготовлением ковров занимаются не поголовно целые округа и не все время зимы, — так как это скорее побочный промысел, коим утилизируется лишь худшая часть шерсти, — общее исследование промысла слишком затруднительно и к нему нельзя применить даже тех приблизительных вычислений, какие мы делали для широко распространенных массовых изделий в роде сукна, войлоков и т. п.
Современное положение и значение этого промысла определятся только тогда, когда он будет подробно исследован на месте. Будем надеяться, что это сделается не в далеком будущем, ибо производство ковровых изделий весьма тесно связано с промыслом суконным, столь важным для Кавказа.

Переметные сумы

Переметные сумы необходимы каждому всаднику: они заменяют в дороге чемоданы и мафражи, прикрепляясь с большим удобством позади седла; до сих пор переметные сумы составляют самую обычную и необходимую вещь в домашнем обиходе не только всякого туземца, но и русского, живущего на Кавказе. Такого рода сумы делаются в Дагестане, в местах коврового промысла; в последнее время дагестанцам стали подражать их близкие соседи — жители Кумыкской плоскости. У них этот промысел стал особенно распространяться в селениях, расположенных близ Хасав-Юрта и Аксая, главных чеченских рынков Терской области; от кумыков его переняли и чеченцы большой Чечни, и чеченские женщины из остатков шерсти, перерабатываемой на бурки, полстяные ковры и сукна, изготовляют в числе прочих шерстяных изделий, в год еще приблизительно по четыре переметных сумы на каждый двор.
По опросам г. Золотарева оказалось, что шерстяного материала идет на одни сумы от 3½ до 5 фунтов, на 45 коп., красок и ниток на 15 коп.; женщина в три дня усидчивой работы успеет напрясть и ссучить из этого материала грубую пряжу, окрасить, и соткать из нее полотнище в 2½-4 аршина длины и 6 вершков ширины, а сшить сумы — в 1½ дня, следовательно она затрачивает на всю работу 4½ дня и на 60 коп. материала. Продает она сумы в лавки или прямо потребителям во время ярмарок или базаров, по цене 1½ до 2 руб. 50 коп., т. е. средним числом за 2 руб., из которых ей остается за работу 1 р. 40 к. Таким образом, труд женщины в этого рода изделиях оплачивается 30 коп. в день. Если допустить, что каждая семья, занимающаяся суконным и войлочным производством в Кумыко-Чеченском районе, утилизирует подобным образом остатки шерсти, и если от 15 пудов образовалось остатков на 4 сумы, то это дает в годовом бюджете двора надбавку в 5 руб. 60 коп., а во всем Кумыко-Чеченском районе войлочных изделий, где им занято 3750 дворов выделывается таких сум около 14 т. штук на 28 т. рублей ежегодно.
Степные кочевники тоже изготовляют сумы для собственного употребления и на продажу казакам. Но они не умеют красить их в разные яркие цвета, как дагестанцы, кумыки или чеченцы и потому сумы ими изготовляемые или натурального серого цвета, или с черными узорами. Изделия кочевников прочны и дешевы, а потому казаки берут их охотно. Ногайцы продают свои сумы от 80 к. до 3 руб. Семьи, занимающиеся изготовлением сукон, полстей и т. п., изготовляют в год из остатков тоже по четыре сумы на семью. По этому расчету и в виду того, что в степном районе кочевников занимаются войлочными изделиями 2160 семей, можно полагать, что ими производятся ежегодно до 8640 штук переметных сум.
Судя по тому, что в каждом доме туземца и казака необходимо иметь хоть одну суму, и что для всей восточной и средней части Терской области идут сумы из Дагестана, из Кумыко-Чеченского шерстяного района, или от кочевников-ногайцев, общее число сум, находящихся в употреблении будет приблизительно следующее: в Дагестанской области 71000, в Грозненском, Терской области в округах Хасав-Юртовском, Аргунском, Веденском и Кизлярском до 47 т., всего 118000. При средней долговечности сум в 6 лет, ежегодно потребуется около 20 т. сум, на 40 т. р. Такая потребность должна быть удовлетворена производством в перечисленных местностях.
Сбыт этого товара производится в Дагестанской и Терской областях на рынках, начиная от Кизляра: — в Хасав-Юрте, Аксае, Грозном и Моздоке, Владикавказе, Георгиевске и друг.

Ленты

Этого рода изделия ткут преимущественно кочевники. Они им служат для связи частей их переносного жилища — «кибитки» — и делаются различной ширины от 1 до 3 вершков; они же заменяют им ременные подпруги, веревки и проч.
На каждую кибитку или двор кочевника требуется до 85 саж. ленты; долговечность ленты при этом полагается до 6 лет. Следовательно, на 17300 дворов кочевников Северного Кавказа требуется ежегодно до 250 т. саженей шерстяной ленты, что на каждый двор составит около 14 саженей.

Мешки или чувалы

Казаки степных станиц и кочевники нередко из грубой шерсти или косицы делают шерстяную ткань для мешков, парусов и проч.
По сведениям, собранным г. Золотаревым, главными, если не единственными продавцами и, следовательно, представителями этого промысла, служат степняки-кочевники. На весенних и осенних ярмарках в степных станицах у них можно купить мешки прямо из первых рук. В лавках же г. Кизляра, Грозного и Аксая этот товар встречается редко. Мешки обыкновенно делаются в 1¼ аршина длины и в 1 аршин ширины; на такой мешок нужно изготовить 8¾ аршина узкой ткани (6 вершков ширины), на которую расходуется до 10 фунтов грязной шерсти, если пряжа сучится двойная. Заготовит эту пряжу женщина в 3½ дня усидчивой работы; соткет ее, сошьет и вообще отделает мешок в 1½ дня и, значит, всего затратит 5 дней рабочего времени и 1 руб. 40 коп. на материалы. Продажная цена такому мешку 2 руб. 50 коп., потому ей остается за 5 дней работы 1 р. 10 коп. или по 22 коп. за день.

Паруса

Та же самая ткань, которая идет на мешки, у русского населения — казаков и крестьян — иногда получает и другое назначение: ее сшивают полотнищами и образуют большие четырехугольные полотна в 4-6 аршин длины, и 3-5 аршин ширины. Такими полотнами закрывают зерно от дождя, расстилают их под чистое отвеянное зерно и ими же завертывают его на возах, чтобы оно не проваливалось через щели повозки. Такие полотна здесь зовут парусами. Для продажи паруса производятся редко, а изготовляются русскими больше для своего домашнего употребления. Чаще между казачками можно встретить продающих шерстяную пряжу с косицей или даже из одной косицы, — ординарную или двойную. Эта пряжа составляет материал для парусовой и мешковой ткани. Но так как этот материал покупается русским населением не столько для мешков и парусов, сколько для вязаных изделий то подробнее об этом промысле мы будем говорить в следующей главе.


Предыдущая страница | Читать далее

© Raretes 2016-2019