Close

Страницы: 1 | 2 | 3


3

Мы уже очертили в общем положение кружевниц во Франции. Во многих местностях фабриканты, частные лица открыли так называемые школы для кружевниц совместно с мастерской. Все они преследуют не общеобразовательные цели, а чисто профессиональные и промышленные. В Париже и некоторых других городах, которые находятся в центрах кружевного производства, существуют и школы, в которых обучаются составлять узоры для кружев.
Наиболее благоприятным образом сложились условия жизни кружевниц в Севеннах. В 1620-1630 годах, один священник «Le pére Régis», возведенный впоследствии в святые, посещая своих духовных детей, распространял кружевной промысел между жителями бедных местечек, разбросанных в Севенских горах «de la Haute Loire». Совершенно разоренные революцией, кружевницы этих местностей однако скоро поправились, и уже в 1801 и 1806 годах участвовали на выставках и представили некоторые прекрасные произведения. Несколько раз приходилось населению переживать тяжелые времена, в 1816 году вследствие того, что ввоз французских кружев за границу был обложен чрезвычайно большими пошлинами, потом в 1838 году, когда машинные дешевые кружева грозили совершенно вытеснить ручное кружево, потом вследствие революции в 1848 году — но каждый раз энергия кружевниц, их способность применяться к новым условиям, всегда одерживали верх. Когда дешевые нитяные кружева не находили более сбыта, они стали плести кружева из шерсти, из цветных ниток, шерстяные гипюровые кружева, и вообще широкие кружева, с богатыми рисунками. Благодаря легкости, с которой кружевницы переходили от производства одного сорта кружева к другому, и благодаря их способности усовершенствоваться, их заработки быстро возрастали.
Получая до 1848 года 40 и 50 сант. в день, они в 1852 году зарабатывали от 3 до 4 фр. в день, а в настоящее время от 1 фр. до 1 фр. 50 сант. Эти замечательные результаты достигались отчасти также благодаря усилиям талантливого фабриканта Theodore Falkon, который не только всячески старался распространять лучшие технические знания между населением, но подарил городскому музею великолепную коллекцию всевозможных кружев, и выхлопотал, чтобы в городе Le Puy, центре кружевного производства, была открыта рисовальная школа, где бы составляли узоры для кружев. Посмотрим теперь в силу каких условий именно кружевницы сделались способными противостоять неблагоприятным внешним условиям. Население в Севеннах распадается на несколько общин, рассеянных в горах. В каждой общине насчитывается от 50-80 до 130 крошечных местечек, состоящих из нескольких дворов, которые отстоят от главного местечка своей общины, где сосредоточено их правление, на 7, 8, 9 даже 12 километров. Почва неплодородна, но население все-таки занимается земледелием. В далеком прошлом, женское население, преимущественно девушки, покончивши с полевыми работами, имели обыкновение отправляться в город Le Puy, чтобы уже исключительно заниматься производством кружев, так как они там могли их тотчас же сбывать. Они соединялись в большие группы и нанимали сообща большие помещения, которые им уступали за очень умеренную цену.
В 1665 году девица Мартель, по совету своего духовника, аббата Тронсон, решила посвятить всю свою жизнь распространению образования между больными, прислугой и бедными молодыми девушками своего родного города. Она их отыскивала всюду, в больнице, у них в доме, и учила их или там, или устраивала собрания для тех, которые были в состоянии ходить. Скоро к ней присоединились и другие благочестивые девицы, которые, не давая никаких обетов, однако же образовали религиозную конгрегацию. И вот эта конгрегация занялась, главным образом, просвещением кружевниц в Le Puy. Девица Мартель сумела добиться доступа в их совместные жилища и уговорила их подчиниться некоторым правилам, которые, не отнимая у них времени, дадут им возможность учиться, освятить свою работу, и даже облегчить ее, вследствие того, что эти занятия внесут некоторое разнообразие в их жизнь. Она стала их учить читать, петь священные гимны, учила их догматам религии, и молитвам, читала им вслух книги, доступные их пониманию, объясняла им их содержание. При каждом таком доме, где кружевницы жили совместно, она устроила школу для маленьких детей того квартала, и в ее отсутствие одна из кружевниц ее заменяла. Но девица Мартель не ограничила этим одним свою деятельность; она видела, что кружевницы плохо питаются, и стала сама покупать им провизию, наблюдать за тем, как готовилась их пища, и сама продавала их кружева, так как и в то время уже бедные кружевницы сильно страдали от эксплуатации посредников, которые барышничали их произведениями.
Эта конгрегация сильно и быстро росла, так что число девиц вскоре сделалось настолько значительным, что они могли отправляться и в окрестные деревни и также там устраивать свои собрания для распространения обучения. Но так как число деревень, желающих иметь у себя одну из девиц «Démoiselles» все росло, то они решили взять к себе на помощь скромных учительниц, которые, напрактиковавшись под их руководством, отправлялись бы также по деревням. Народ называл этих помощниц «Béates» (набожными) и это название осталось за ними и теперь.

[…]

С течением времени, обязанности этой учительницы несколько усложнились, вследствие того что она являлась одновременно лицом, знающим и самое производство. Она обязана была следить за требованиями моды, и вводить разные улучшения в самом производстве: одновременно она служила и посредницей между фабрикантом, дающим заказы, и кружевницами, исполняющими эти заказы, — и обязана была следить за хорошим исполнением этих заказов. Таким образом, положение кружевниц в этих местностях было гораздо более обеспеченное, чем где-либо в другом месте.
Но это не все; эти, «Béates» заведуют в городе Le Puy школой, где специально обучают кружевному производству. В 1854 г. благотворительное общество: «les Dames de la Miséricorde» открыло школу для бедных детей города Le Puy, в которой 100 девочек даром получают общее и специальное образование. Кроме 3 учительниц «Béates», за обучением кружевному производству наблюдают фабриканты кружев. Уже в 1856 году, после двух лет существования школы, за работы детей было выручено 10.000 фр., которые распределили между этими же детьми. Кроме того, школа на всемирной выставке получила 2 медали.

[…]

В Германии положение ручного кружевного производства находится в худших условиях. В 1863г., говорит Шмоллер[*] в Саксонии, по отчетам министерства торговли, насчитывали еще 14695 взрослых кружевниц и 7296 детей, занимавшихся кружевным производством. Составитель австрийского отчета о выставке 1872 г., касаясь кружевного производства, начинает следующими словами: «Парижская всемирная выставка 1867 г. пришлась как раз в ту эпоху, когда после долгой борьбы ручное кружево одержало победу над машинным кружевом и на выставке эта победа сделалась очевидной для всех, поэтому в истории кружевного производства на эту эпоху всегда будут смотреть, как на момент, когда стал заметен поворот к лучшему. Ручное кружево, как шитое, так и плетеное, одержало победу над машинным кружевом, главным образом, вследствие прекрасно исполненных рисунков, изобличающих изящный вкус и истинное художество». Но приведенные слова не утешительны для немецких округов, которые до сих пор все производят самые дешевые простые сорта кружев. Бельгийские и французские кружевные мануфактуры 1-го разряда останутся при ручном производстве, а немецкое кружевное производство будет уничтожаться вследствие конкуренции машин, так как до сих пор не переходят к работе кружев высшего качества.

[…]

Мы не станем говорить о кружевном производстве Дании, Швеции и Швейцарии, так как в этих странах оно не настолько развито, чтобы представляло какие-либо особенности; кружева, производимые в стране, и расходятся внутри ее; их не вывозят заграницу. Нам не приходилось встречать известий о положении кружевниц, о каких-либо школах в стране, и пришлось лишь познакомиться с «некоторыми особенностями рисунков кружев этих государств.
В Италии, а именно недалеко от Венеции, в Бурано, в 1871 году открыта школа для обучения кружевному производству. Школа эта получает субсидию от города и отчасти от общества «Societa per la manifattura Veneziana dei merletti» и стоит под покровительством принцессы Маргариты. Заказы поступают от придворных дам и вельмож. В школе обучают 6 учительниц, и под их руководством исполняются заказы ученицами, которые посещают школу года три. С первого же дня их поступления в школу они получают вознаграждение, хотя и очень скудное, от 20- 30 cent., на наши деньги по номинальной цене от 5-8 коп. в день. Население так бедно, что иначе не посылало бы своих детей туда. В 1875 году учениц было 52. Работают они шитые кружева. Летом ученицы остаются в школе 6 часов, а зимой 5 часов. 1 локоть кружев обходится от 700 до 800 фр. Узоры получаются от рисовальщиков, которым платят, смотря по узору — от 20, 30 до 50 фр. за рисунок. Население местностей вокруг Венеции, занимается изготовлением очень простых плетеных кружев, которые продаются по 20 или 30 цент. за локоть.

[…]

Обращаясь к Австрии, мы видим, что за последние 5-10 лет правительством и отдельными фабрикантами многое предпринято для улучшения кружевного производства в Богемии и Тироли. Многие школы, где обучают кружевному производству, открыты по инициативе фабрикантов, в маленьких деревнях, местечках, и в настоящее время получают субсидию от правительства. В этих школах обучают плетению и шитью кружев. Ученицы различного возраста, от 11 до 34 лет , собираются туда в 6 часов, остаются до 11 и потом от 12-7 ч. В других школах учебное время распределяется несколько иначе, но число рабочих часов остается все одно и то же. Материал, рисунки и заказы доставляются фабрикантами; научившись несколько, ученицы получают плату, смотря по их работе, искусству, и зарабатывают от 50 крейцеров до 3 флоринов 50 крейцеров в неделю, в других местностях кружевницы зарабатывают 4, 5 флор. в неделю, работая 13, 14 часов в день. Все работы исполняются под присмотром учительницы. В некоторых местностях расходы по школе распределяются между правительством и общиной, так что например, община дает помещение, отопление и освещение, правительство платит жалованье учительнице и снабжает школы учебными пособиями, а фабрикант доставляет материал и рисунки. Тут работают Брюссельские кружева, points plats, Valenciennes, Chantilly, points ďapplication, points de Bruges. В школах, находящихся в Богемских Рудных горах, насчитывается до 1000 кружевниц. Министерство торговли основало 2 стипендии по 300 флор. для лиц, желающих обучиться рисованию и составлению узоров для кружев, при художественно-промышленной школе в Вене.
В бытность мою в Вене, в нынешнем 1880 году, мне удалось узнать о попытке другого рода. Осматривая вышеупомянутую рисовальную школу при художественно-промышленном музеуме, и отделение, где занимались ученики и ученицы, посвятившие себя специально рисованию и составлению узоров для кружев, я получила указания от профессора Шторк, заведующего этим отделением, что в связи с ним устроена и школа, где практически обучаются кружевному производству; он предложил мне ее посетить. В этой школе работало около 12 человек взрослых девушек, которые собрались с разных местностей Австрийской империи. Некоторые даже не умели говорить по-немецки, некоторые были стипендиатами министерства торговли, другие различных деревенских общин, и собрались они для того, чтоб усовершенствоваться в плетении и шитье кружев. Художественно-промышленная рисовальная школа отпускает рисунки, министерство торговли отпускает необходимые суммы для найма квартир, освещения и отопления, для найма двух учительниц и для покупки материала. Все сработанные вещи оставляются в школе. Так как ученицы были обеспечены стипендией, то они имели полную возможность посвятить все свое время своему усовершенствованно. Из музеума присылались рисунки старинных образцов, и учительницы показывали ученицам как воспроизводить старинные техники. Мне пришлось видеть еще не вполне оконченную шитую кружевную отделку для платья, предназначенного в подарок принцессе Стефани, невесте принца-наследника. За работой отдельных частиц этого кружева сидело несколько человек; все цветы были сработаны «en relief,» и все кружево работалось по тому же способу как старинные points de Vénise, и отличалось чрезвычайным изяществом и прекрасной работой. Но это была единственная вещь, которую делали в школе; вообще было принято за правило работать только образцы, так чтобы ученицы имели полную возможность вынести наибольшую пользу. Школа эта существует всего 2-й год, в виде опыта. Полагают, что вернувшись домой эти девушки, часто полуграмотные, в своем родном местечке, в свою очередь будут обучать односельчанок своих. Вполне удавшиеся рисунки рисовальной школы художественно-промышленного музеума, отпечатываются в большом количестве и рассылаются по всем местностям, где занимаются кружевным промыслом.
Этим мы закончим наш обзор положения кружевного производства в других странах. Мы видим, что и здесь только в исключительных случаях мы наталкиваемся на мало-мальски сносное положение самих кружевниц. Машина захватывает все большую область производства, и победительницами из борьбы выходят только те местности, где кружевницы достаточно подготовлены, чтобы легко переходить к другим отраслям кружевного производства, где, следовательно, профессиональное образование ведется в широких размерах, где оно не ограничивается обучением лишь одной какой-либо узкой специальности, а знакомит кружевниц с различными отраслями их производства.
[…]


Предыдущая страница

© Raretes 2016-2018