Close

Тафта

Тафта всецело принадлежит к числу шелковых тканей, так как даже нити пряденого золота или серебра в нее вводились весьма редко. Техника выработки тафты отличается устойчивостью и сохранилась до наших дней в тождественной ткани — канаус (по указанию академика Ф. Е. Корша — канаус от польского kanawas). Для тафты всегда берутся сравнительно тонкие нити одинаковых №№ как для основы, так и для утка. Характер переплетения нитей — полотняный (гроденаплевый), т.е. каждая нитка утка чередуется с каждой нитью основы. Эти два условия делают поверхность тафты совершенно гладкой, однородной и без всяких узоров; как лицевая или правая сторона, так и обратная, левая, совершенно одинаковы. Образец тафты можно видеть на подкладке и опушке макарьевского саккоса из Патр. Ризницы (Оруж. Пал. № 12005). Несмотря на однообразие техники в выработке тафты, она но количеству сортов не уступала остальным шелковым тканям. Отличие одного сорта от другого выражалось в толщине нитей. Торговые книги XVII в. очень подробно характеризуют особенности каждого вида тафты. Так: «Шамская тафта не линяет, широта ей 9 вершков, тонконита, без покромок (лучшая червчатая)». Название шамская мы отождествляем с другим распространенным названием тафты и шелка: «Шамоханская или Шамохейская». Тафта «Бурская (т.е. брусская) толстонита, как узор на ней, ширина 9 вершков, покромок нет». Упоминаемое выражение «как узор» указывает, что толщина нитей, выступая на поверхности, имела подобие узора, но во всяком случае не того характера, как обычные узоры на тканях. Тафта Виницейская или Виницейка: «широта ее полтора аршина, линяет, а иная не линяет…, покромки хороши у тое тафты». Тафта китайка «хуже всех, широта поларшина с покромью». Наконец тафта неизвестного происхождения, называемая «клеенка (клеянка), одна сторона клеена, ширина поларшина». Эти наименования тафты, необходимые для торговых людей, по-видимому, очень мало были распространены в практике казначеев и составителей описей. Например, в таких подробных описях, как описи Патр. Ризницы, где имеется большое количество предметов с применением тафты, ни разу не показано вышеперечисленных ее наименований. По старинным описям известна еще тафта Вавилонская[*], упоминаемая один раз в книге «Выходов царей» под 1641-м годом (стр. 93), тафта немецкая, гунгулиная или ангулинная, и тафта такатцкая. Этих образцов тафты нам еще не встретилось, и указать их характерные особенности затрудняемся.
Следует отметить еще два вида тафты, которые не вошли в торговые книги. В описи Саввы Сторожевского монастыря за 1676 год упоминаются «тафта двоеличная: шелк зелен да лазорев», «тафта двоеличная: шелк таусинной с рудожелтым». Наименование «двоеличный» указывает на два «лица», которые получает тафта от присутствия двуцветных нитей, причем один цвет введен в основу, а другой в уток. Двоеличная тафта имеется на подкладке упомянутого Макарьевского саккоса (Оруж. Пал. № 12005) и на других предметах Патр. Ризницы. Другой род тафты связан с знакомым нам термином «струйчатый». На одной из пелен Патриаршей Ризницы имеется подкладка из тафты струйчатой, такой же, как в гладких обьярях (Оруж. Пал. № 12247), (рис. 48). Струйчатость достигается аппретурой (пропуском между металлическими валами с узором). Из узорных сортов тафты нам встретилась только один раз «тафта золотная с травками розных цветов» на оплечьи и зарукавьях стихаря XVII в. из собрания Патриаршей Ризницы (Оруж. Пал. № 12135), (рис. 49). Тафта персидского производства, обычной выработки, и отличается от других сортов тафты только тем, что подкладными челноками, для образования узора, в нее введено тонкое пряденое золото и нити цветного шелка.

О происхождении названия тафты приходится сказать то же самое, что и по отношению названий большинства шелковых тканей, — оно восточное и производится от персидского «тафтэ». В России тафта появилась не позднее XV века и встречается в духовной кн. Иулиании, супруги князя Василия Борисовича Волоцкого, около 1503 года, под именем «тавта».

© Raretes 2016-2018