Close

Обьярь

Обьярь — одна из излюбленных тканей в русском быту, шедшая преимущественно на верхние одежды: платна, опашни, кафтаны, ферези, телогреи, шубы, верхи шапок, а также на всякие церковные одежды. Употребление обьяри на Руси относится к раннему времени. По документам раннейшее упоминание обьяри мы встретили в известной духовной грамоте великого князя Ивана Даниловича Калиты 1328 года, где значится оставленный сыну Ивану «кожух обирь «, и во второй духовной того же князя тот же кожух показан скроенным из «обири желтой». Лингвистическое объяснение обьяри в нашей литературе — двоякое. Савваитов указывает его происхождение от персидского «абдар» (аб — вода), что значит «волнистый, струйчатый», тогда как Строев, ссылаясь на Рейфа, переводит abdar, как «блестящий». Как правильнее истолковать абдар — мы не знаем, но по отношению внешнего вида этой ткани оба указанные значения правдивы. Образцов обьяри дошло до нас довольно много, и можно точно указать внешний вид этой ткани и ее строение. По происхождению эта ткань как-будто восточная, но по технике выработки, по крайней мере в XVII веке, она в равной степени принадлежит и Западу. При изучении обьяри резко замечается, что по строению ткани обьярь восточная резко отличается от западной, — это мы увидим на образцах. Далее, в западной литературе, даже у Ф. Мишеля, нигде нет упоминания о ткани с названием обьярь. Б. Г. Курц переводит встречаемое в бюллетене московской торговли 1652 г. у Родеса название какой-то западной (?) ткани — Tobyen, как обьяр, но на основании каких данных, — совершенно неизвестно. (Б. Г. Курц. Состояние России в 1650 г. но донесениям Родеса.[*] При знакомстве с обьярью, начнем с рассмотрения обьярей западных. Они встречаются двух родов: простая обьярь, т.е. чисто шелковая одноцветная, без узоров, и обьярь золотная, т.е. с применением нитей пряденого золота и серебра.
Образец первого рода хорошей обьяри можно видеть на мантии патриарха Адриана, изготовленной в мастерской боярыни Дашковой (Оруж. Пал. № 12055) (рис. 28). В описи 1720 г. она названа «осинивой», потому что матовый зеленовато-серый цвет ее шелка вполне подходит под цвет осиновой коры. Уже на детальном снимке этой мантии (рис. 29) замечается характерная особенность этой ткани: она вся расчерчена мелкими горизонтальными полосками. Это — та выработка, которая носит название «репсовой». Сущность выработки состоит в том, что нити основы и нити утка берутся различной толщины; так как в основе они тонкие, а в сквозном утке значительно толще, то толстая уточная нить будет всегда лежать более рельефно на поверхности ткани, давая горизонтальные рубчики. Рубчатость или «репс» и составляет существенную особенность в строении западных обьярей, в их наиболее простых и гладких сортах, без узоров.

В таком виде эта техника сохранилась до наших дней в шелковой ткани, называемой муаром. Другой род обьяри составляет та же безузорная шелковая ткань, обогащенная введением сквозного утка из тончайших полосок золота или серебра. Лучший образец «белой серебряной обьяри», т.е. с серебряной нитью, имеется по указанию Описи 1720 г. на великолепном омофоре патриарха Адриана (Оруж. Пал. № 12085) (рис. 30).

Двум упомянутым видам обьяри обыкновенно придается наименование «струйчатые». Струйчатый — это обозначение особого вида узора шелковых тканей, узора, который достигался не переплетением нитей и не введением цветных шелков, а исключительно аппретурой. Для этого готовую, выработанную ткань пропускали между горячими валами, на одном из которых был выгравирован узор из волнистых тонких струек. Узор выдавливался на репсовой поверхности ткани, отчего получал матовый цвет. Обыкновенно, наименование «струйчатый» не только связывают с обьярью, но считают для этой ткани обязательным, полагая, что именно указанный узор, в виде струек, дал наименование самой ткани. Однако, это явная ошибка, так как такой же узор имеется не только на обьяри, но и на других шелковых тканях, которые в документах также называются «струйчатые». «Струйчатость» встречается только на западных обьярях; на Востоке же, предполагаемой родине этой ткани, струйчатого узора совсем нет; как увидим, выполнение его на обьярях восточных технически невозможно. Поэтому мы полагаем, что персидское наименование abdar дано ткани но от «струй», как это указывает Савваитов в своем переводе abdar — волнистый, струйчатый, а от необычайного блеска и искристости, которую придавали ткани золотные и серебряные нити. Для нас, очевидно, будет более убедителен перевод abdar, данный в словаре Рейфа, а также и Строевым, со значением «блестящий».
Вернемся снова к тканям западной работы, которые в России именовались также обьярями золотными и серебряными, но по технике резко отличающимися от обоих родов, рассмотренных ранее. На рис. 31 дана деталь ткани саккоса патриарха Питирима (1672-73) (Оруж. Пал. № 12027), которая в описи 1720 года названа «обьярью золотной с розными шелки». Также «золотной обьярью» названа ткань на одном из саккосов патриарха Никона (Оруж. Пал. № 12036), (рис. 32). Уже на снимках ясно видно, что земля обеих тканей имеет сатиновое переплетение нитей, а не репсовое.
Эти разновидности в выработке обьярей наблюдаются на предметах XVII века и только на тканях западной работы. Большинство западных обьярей имеет очень богатый узор, густо вытканный нитями пряденого или ленточного золота и серебра. По-видимому, русские торговые люди, из золотного блеска — яри, отличающего эти ткани, нашли возможным объединить их под общим названием обьярей.

Савваитов указывает пример, когда в обьяри по серебряной земле с золотыми разводами имелись травы «петельчатые». Образцов петельчатых обьярей нам неизвестно. Разумеется, они должны быть также западной выработки.
Совершенно иначе вырабатывались обьяри восточные. Строение восточных обьярей значительно устойчивее и характеризуется, насколько нам удалось подметить, всегда правильным саржевым переплетением нитей шелковой основы и золотого или серебряного сквозной утка. По такой гладкой, искристой земле выводится подкладными челноками соответствующий узор из цветных шелков (см. образец в собрании Российского Исторического Музея № 44/23491). (рис. 33).
Турские и Кизилбашские обьяри были чрезвычайно распространены в русском быту, и прекрасных образцов этих тканей имеется множество как в Оружейной Палате, так и в собр. Российского Исторического Музея.
Особую группу среди обьярей занимают обьяри греческие. Они характеризуются опять-таки своеобразным переплетением основы и утка, известным теперь под названием гроденаплевого, т.е. тем, которым вырабатываются холст, полотна, ситцы и пр. Земля, как и в восточных обьярях, закрыта золотной или серебряной пряденой нитью, проброшенной сквозным утком. Греческие обьяри имеют довольно отличный от других тканей узор, состоящий из священных изображений: спасителя, богоматери, херувимов, крестов и пр., что указывает на специальное назначение этих тканей для церковных одежд. Образцов греческих обьярей имеется довольно много в предметах бывш. Патриаршей Ризницы, как например, саккос патриарха Иосифа (Оруж. Пал. №12007), (рис. 34), и на другом саккосе, с вытканными изображениями крестов, надписей при них, и херувимов (Оруж. Пал. № 12008). (рис. 35).

© Raretes 2016-2018