Close

Лезгины и чеченцы

Лезгины

Дагестанские горцы, известные под общим именем лезгин, занимают довольно большую область восточного Кавказа. Дагестан граничит с севера Андийским хребтом, отходящим от главного кавказского хребта у горы Борбало, и реки Сулаком, с востока — Каспийским морем, а с запада и юга — главным кавказским хребтом. Дагестанские горцы, числом свыше 400,000, разделяются на множество племен. Некоторые обозначают число племен цифрой 55, другие — 51 или еще меньшей. Языки, несмотря на свое сродство, значительно различаются между собой и в свою очередь распадаются на множество наречий. Главные языки следующие: аварский, даргинский, кюринский и казикумухский (лакский). Аварский язык, господствующий в Нагорном Дагестане, по грамматическим формам и обилию звуков превосходит все языки восточного Кавказа. Он очень богат гортанными и шипящими звуками. Главные наречия его — хунзакское и анцукское; из них первое богаче как в звуковом, так и грамматическом отношении. Даргинский язык имеет три группы наречий — акушинскую, хайдакскую и вуркунскую. Из первой группы наиболее распространено хюркилинское наречие, на котором говорят главным образом в Даргинском округе (Северном Дагестане). Кюринский язык, распространенный в Самурском округе (Южном Дагестане), имеет два главных наречия — кюринское и ахтинское. Казикумухский же язык имеет распространение преимущественно в Казикумухском округе (Среднем Дагестане).
Впрочем, эти племенные и лингвистические различия лезгин не исключают вовсе единства в характере и быте их. Из их племен самое значительное как по численности (свыше 100 т. д.), так и по влиянию — это аварцы, живущие главным образом между Аварским и Андийским койсу в Нагорном Дагестане. Происхождение лезгин — неизвестно; известно только, что с VII в. по Р. X., благодаря арабам, начинает проникать ислам в Дагестан и после двухвековой борьбы утверждается в нем окончательно. Уже тогда существовали в Дагестане аварцы как передовое и влиятельное племя, что дает повод предполагать об их древнем происхождении. И в отношении языка пальма первенства, по влиянию и распространенности, принадлежит аварцам, занимающим центральную местность Дагестана. Лезгины — мусульмане-сунниты, но верования и взгляды, исходящие из обычной самобытной горской жизни, несомненно более гармонируют с их природой, чем введенный у них впоследствии ислам. Но тем не менее этот последний со времени его введения оказал сильное влияние на весь семейный и общественный быт горцев, поселив фанатизм в наиболее влиятельной части их. Тут уместно вспомнить страстное и кипучее время мюридизма и героя его Шамиля, когда религиозный фанатизм охватил горцев всецело. Нечего говорить, что тогда шариат (обыкновенные постановления Корана) брал перевес над тем, чему учил горца адат (горское обычное право), — являлись тогда вдохновенные пророки и прорицатели тариката (высших нравственных правил ислама) — мюриды, которые подстрекали всех своих соотечественников-горцев на газават (священную войну) с русскими. Нетерпимость к христианам, подозрительность, аскетизм, запрещение удовольствий — вот особенности того времени, ныне все более и более сглаживающиеся.
Лезгины отличаются храбростью, закаленностью и выносливостью натуры, устойчивым, положительным характером и хорошими умственными способностями.
Семейный быт лезгин однообразен и беден. Положение женщины в семье крайне тяжелое: мужчина смотрит на нее с презрением, как на низшее существо или как на рабыню, возлагая на нее не только все хозяйственные труды и заботы, но и то, что исполняется в другом месте домашним скотом. И в довершение всего этого он обходится с ней крайне черство и сурово. За неверность и преступление женщина беспощадно убивается в семействе, за убийство же ее кем-либо чужим взыскивается, взамен кровомщения, вдвое меньшая денежная пеня, чем за убийство мужчины. Дети, достигшие 15 лет, считаются у лезгин совершеннолетними и сочетаются браком. Когда молодая жена вступает в дом родителей мужа, то она делается помощницей свекрови, которая сваливает на нее все работы, исполняя сама лишь незначительные занятия. Свекровь этим не довольствуется и подстрекает сына своего обходиться с женой так, как бывало отец его обходился с ней. Это бывает до тех пор, покуда старое не состарится, а молодое не подрастет. Тогда роли переменяются: сыновья начинают пренебрежительно относиться к старикам, которые в другом случае пользовались бы общим почетом.
Обычаем мусульманской веры допускается многоженство, но среди лезгин оно редко в виду их бедности. Заключение браков у них в общих чертах отличается теми же особенностями, как у абхазцев.
Среди дагестанских горцев сословий нет, и если у них приобретали особое влияние отдельные личности, то только благодаря своим дарованиям. Прежде в Дагестане каждое владение управлялось ханом деспотически, через посредство беков, старшин и др. Писанных законов никаких не было, и правовая жизнь дагестанских обществ основывалась на адатах (обычаях). В виду же того, что суд по адату, имеющий место и теперь, изустен, то он решающего значения не имеет, и решения его приводятся в действие по согласию на то судящихся, в противном же случае обиженный расправляется с обидчиком судом Линча. Отсюда и исходит обычай кровавой мести (канлы), состоящий в том, что родственник убитого вымещает свою злобу на убийце или на одном из его родственников[*]. Но если адат, лишенный исполнительного характера, мог породить общую всем горцам кровавую месть, то он же мог воспитать в горце чувство гостеприимности, которое развито в них в сильной степени. В понятиях горца гость — лицо священное, неприкосновенное, и если его оскорбят или убьют — хозяин одинаково мстит за это. С утверждением в Дагестане ислама, среди горцев образовались два суда: суд по шариату и суд по адату. В ведении первого находятся дела, касающиеся религии, семейных отношений, завещаний, некоторых гражданских исков и частью наследства, в ведении же второго — дела уголовные, дела по нарушению права собственности, общественных постановлений и т. д. С течением времени адаты лезгин пополняются. К этому нужно добавить, что каждое общество Дагестана имеет свои адаты, которые различаются между собой лишь тем, что наказуют виновных не в одинаковой мере, штрафуют различно и т. д. В существенных же чертах юридические понятия горцев схожи между собой. В каждом округе в настоящее время учреждены суды, в состав которых входят кадий для разбора дел по шариату и депутаты, разбирающие дела по адату. Последние избираются народом по большинству голосов, по одному от каждого наибства, входящего в состав округа. В окружном суде председателем назначается начальник округа, голос которого имеет решающее значение в случае равенства мнений депутатов. Помимо этих окружных судов, существует еще так называемый дагестанский народный суд, куда переходят дела по апелляциям из окружных судов; в этот суд поступают между прочим и дела чрезвычайной важности, по назначению командующего войсками области.
С религией и общественным бытом, кратко пересказанными нами выше, находится в непосредственно тесной связи вся школа воспитания горца. Родители отдают в учение только мальчиков, которым преподаются арабская грамота и правила религии. Ученый горец во времена газавата играл значительную роль в Дагестане, но в настоящее время он или нищенствует, или является знахарем, и только в должности кадия или дибира (свидетеля при заключении браков) имеет обеспеченный доход. Ученых — 3 разряда: суфи, муллы и алимы. Их подразделяет степень учености, причем алим является ученнейшим из них.
Характер аулов в Дагестане совершенно оригинальный: они расположены или в глубоких ущельях, или на уступах гор. Дома в аулах каменные, в два этажа с земляной крышей, нижний этаж их играет роль конюшни, в верхнем — жилое помещение. Дома имеют обыкновенно балкон с навесом. В характере внутренней обстановки дагестанской сакли заметны те особенности, которые так общи для горских жилых помещений. В сакле находятся два отделения: одно для гостей — кунацкая, другое для семьи горца. Кунацкая — во 2-м этаже и состоит из 2-х или 3-х комнат (при богатой сакле) и террасы, которая вместе с тем служит и крышей для хозяйского отделения или для хлева. Двери — деревянные, без всяких запоров. Окна в комнатах — маленькие, четырехугольные, без рам и стекол, но изнутри притворяемые ставнями; в стенах можно заметить узенькие отверстия, которые служили прежде амбразурами для ружейной стрельбы против неприятеля. Комната — с глиняным полом, без особенного убранства, отапливается камином. Вся мебель ее состоит из низеньких 3-х и 4-х-угольных табуреток, преимущественно из орехового дерева, украшенных иногда резьбой, но без всякой обивки. Кунацкая опрятна: стены ее смазаны глиной, и в них поделаны ниши, в которых сохраняется кое-какая посуда. Кроме того, необходимым украшением этого отделения для гостей служат ковры и паласы (кунацкая бывает только у состоятельных горцев). Небольшое помещение самих хозяев совмещает в себе в одной комнате и спальню, и кухню, а иногда и кладовую. Отапливается оно очагом, а не камином. Комната тесна и неудобна. На стенах ее обыкновенно понавешаны разного рода оружие и одежда.
Повседневный костюм горца состоит из бешмета или архалука, черкески, ноговиц, чевяков, бурки и папахи с башлыком. Зимой к этим аксессуарам лезгинского костюма прибавляется тулуп с меховым воротником. Оружие горцев состоит из шашки, ружья или винтовки, кинжала и пистолета. Из них кинжал — необходимая принадлежность одежды. Кроме того, на черкеске у горца по обеим сторонам груди красуются газыри с ружейными патронами, а на поясе — маленькая сумка с вещами для чистки оружия. Что же касается лезгинок, они носят шаровары и рубашку из панки или ситца, сверху же надевают бешмет или архалук. Обувь у них такая же, как у мужчин. Вдобавок они, как последние, зимой носят тулупы.
Лезгины занимаются главным образом земледелием и скотоводством, но так как земли у них в очень малом количестве, то им для добывания средств к жизни приходится отправляться на дальние заработки — в Терскую область и Закавказье (оружейники). Выше было упомянуто, что труд в семье лезгина неравномерно распределен; действительно, большая часть домашнего труда ложится на женщину: она выделывает сукна из шерсти молодых коз, ткет серебряные позументы для черкески, шьет черкеску и папаху, ноговицы, туфли из сафьяна, сапоги из телячьей и козьей кожи, выделывает ковры, войлоки, бурки, словом весь кустарный промысел горца — в женских руках. Нечего говорить о хозяйстве, забота о котором также целиком ложится на жену.
Горцы очень умеренны и воздержны в пище; к этому приучило их прошлое, когда в бранных подвигах нужно было выносить всевозможные лишения. Их повседневное любимое кушанье — хинкал — это куски пресного теста, приготовляемого из кукурузной, просяной, бобовой и изредка пшеничной муки, сваренной в чистой воде. Куски эти, после того, как были вынуты из воды, приправляются сывороточным или виноградным уксусом, чесноком и некоторым количеством соленого коровьего сыра. Хинкал часто заменяет хлеб, который тонкими лепешками печется в золе или на каменной плитке, заменяющей сковороду. Для той же цели служат печи, но он редки. В пищу употребляются еще баранина, молоко, овсяное толокно, сыр и проч. Роль сластей играет халва, приготовляемая из муки, масла и меда.
Игры и развлечения у горцев крайне примитивны; к ним относятся: конские скачки, джигитовка, травля собак и бросание камня. Пляска и пение наиболее характерны у горцев. Их танец карс (лезгинка) исполняется с разными вариациями; если танцуют скорым темпом, он носит название табасарани, а если медленным, то — перизады. Танцоров выбирают сами девушки, вызывая их на состязание. Когда танцор устает, он дает чаушу (крикуну) серебряную монету, которую последний завязывает в забрасываемый сзади угол длинного головного платка танцорки, — тогда танец прекращается. Танцуют обыкновенно под звуки зурны и далдама (барабана) или бубна (куса). Что же касается пения, то оно происходит под аккомпанемент чангуры (род балалайки) и балабана (дудки, в роде кларнета). Любимыми играми, особенно горских стариков, считаются шахматы и шашки, но понятно шахматы — самодельны. Среди некоторых горцев, как например жителей сел. Ахты (в Южном Дагестане) есть обычай справлять праздник цветов. Он справляется, когда окрестные луга покрываются цветами и травой, и сопровождается ружейной пальбой, плясками, шествием так называемого шаха празднества и другими церемониями.
Из дагестанских племен, кроме аварцев можно упомянуть о казикумухцах или лаках, отличающихся преимущественно склонностью к торговле и промышленности.

Чеченцы

Чеченцы населяют местность между Осетией и Кумыкской плоскостью, на западе от Дагестана. Чечня делится рекой Сунжой на Малую или низменную и Большую или горную (ныне вся Чечня в административном отношении входит в состав так называемой Терской области). Численность этих горцев простирается до 195,000, стало быть, по количеству они занимают второе место после лезгин. Чеченцы делятся на множество обществ, имеющих особые наречия, впрочем, схожие между собой по корням. Происхождение этих обществ, по-видимому, различное, но судьба их тесно сроднила между собой. Чеченцы прежде были язычниками, но во времена Тамары, когда Грузия была сильна и счастлива, среди некоторых чеченских обществ, ближайших к Грузии, распространилось христианство, что видно по оставшимся там до настоящего времени развалинам христианских церквей. Но с начала прошлого столетия, под влиянием дагестанских горцев, они приняли ислам и ныне стали такими же усердными приверженцами его, как и последние. Они — мусульмане-сунниты.
По наружности и характеру чеченец несколько отличается от лезгина. У него большей частью нос орлиный, взгляд беспокойный, он строен и изящен, горд и ведет себя с достоинством. Живость, ловкость, проворство и самоотверженность — его постоянные качества; в степенности же и положительности характера он значительно уступает лезгину.
Семейный и общественный быт чеченцев — общегорский. При заключении браков жених дает невесте калым, которым обеспечивается ее будущность. Размер калыма — различный, смотря по материальному положению жениха, во всяком случае не больше 250 и не меньше 28 р. При отказе невесты, бывают случаи кражи ее женихом, но дело большей частью кончается тем, что родители невесты дают согласие на брак. Бывают и такие случаи, что жених уже формально признанную невесту свою не увозит, а крадет тайно только ради удальства. Характерен у чеченцев похоронный обряд. Умирающего обыкновенно напутствует мулла при громком плаче женщин, но лишь только больной испустил дух, — последних или заставляют молчать, или уводят из комнаты. Покойника хоронят в тот же день, причем во время зарытия тело кладут на правый бок, головой к западу. Как только окончился обряд, мулла присылает мутаалима (ученика), который читает Коран на могиле 3 дня и 3 ночи (иногда это чтение происходит в доме умершего). Других особенных поминок не бывает.
Чеченцы делятся на различные племена или общества: собственно чеченцы, ичкеринцы, ауховцы, кистины и пр. В противоположность черкесам и кабардинцам, они отличаются демократическим складом жизни, не признают никаких сословий, состоя сами из вольных, свободных людей (узденей); имеющих одни права и различающихся только по личным качествам. В виду этого как прежде, так и теперь у них не было и нет господ и подчиненных. Впрочем, у них были рабы, которые набирались из военнопленных. Они были 2-х категорий — лай (вечные рабы) и ясир (временные). Чеченские постройки ничем не отличаются от других горских строений.
К чеченскому племени принадлежат и ингуши, населяющие верхнюю часть бассейна реки Сунжи (Владикавказский округ Терской области) в количестве около 28,000 человек.
Ингуши произошли от тех чеченских племен (кистин, галгаевцев и др.), часть которых в давнее время переселилась из гор на плоскость. На это происхождение указывает и ингушское наречие, которое сходно с чеченским языком. Ингуши в прежнее время придерживались неопределенной религии и только в последнее время, под влиянием Чечни и Дагестана, стали последователями ислама.
Умственно ингуши неразвиты, но обладают хорошими способностями. Благодаря прошлым невзгодам, ныне характер их значительно исказился: они подозрительны и недоверчивы, что, впрочем, можно сказать и относительно всех других горцев.
Семейный и общественный быт ингуш — общегорские, и поэтому излишне говорить о них; заметим только, что у ингуш, также как и у чеченцев, сословных подразделений не существует, что, между прочим, служит предметом их гордости. В бедной жизни ингуш праздники байрама, свадьба и похороны составляют событие. По праздникам выходят за селение и устраивают джигитовку и призовые скачки. Призами прежде служили лошади, оружие, платье и прочее, теперь же последние заменены менее ценными предметами, которые жертвуются в память усопших их родственниками. Призы присуждаются несколькими почетными стариками, которые играют и роль судей.
В быту ингуш, делами их регулирует адат, но под административным воздействием круг судебных дел, находящихся в ведении адата, с течением времени суживается все более, и многие тяжебные дела переходят в окружный суд.
Костюм и домашняя обстановка ингуш — общегорские. Пища их крайне однообразна и скудна. Она состоит из кукурузного чурека и перекипяченной сыворотки, оставшейся после сбитого масла; яичница и поджаренный на масле творог — редки; впрочем пища ингуш разнообразится по степени их состоятельности. Здесь нужно прибавить, что днем они едят сухую пищу (чурек, сыр и прочее) и только вечером принимаются за приготовление себе обеда.
Переходя к занятиям ингуш, нужно предварительно заметить, что земельные наделы их крайне малы, притом земля в большинстве случаев скудна и негодна. Кроме кукурузы ничего не произрастает на ней, да и та не из лучших сортов. По тем же причинам не может развиться у них и скотоводство. В виду этого, они едут во Владикавказ заниматься отхожими промыслами и отчасти торговлей.


[*] Впрочем, не всякое убийство порождает кровавую месть, например, преступник, застигнутый на месте преступления, убивается без права возмездия со стороны родственников убитого. Кровавая месть существует только среди знатных родов. Бек, убивший кого-либо из простых людей, наказуется тем, что после трехмесячного изгнания платит вознаграждение родственникам убитого (раб, убивший бека или узденя, делался рабом семейства убитого). Таким образом, только между равными существует то кровомщение, которое передается часто из поколения в поколение. За убийство расплачивается иногда не только убийца, но и его родственники; во избежание этого, последние тотчас должны заплатить денежную пеню родным убитого, зарезать в их честь быка и помириться с ними при участии кадия или муллы. По адату убийца удаляется в изгнание на известное число лет и в это время всячески старается избегнуть встречи с родственниками убитого. По истечении срока он может просить примирения, после чего с него берется денежная пеня. Если родственники простят его, то устраивается пир с церемониями прощения.


Предыдущая страница | Читать далее

© Raretes 2016-2019