Close

Грузины

К картвельской или грузинской народности (числом около 1 мил. душ) принадлежат карталинцы и кахетинцы, имеретины, мингрельцы, гурийцы и малочисленные грузинские горцы (сванеты, пшавы, хевсуры, тушины и др.). Все эти разновидности имеют свои характерные особенности, впрочем, не настолько резкие, чтобы могли нарушить основной картвельский тип.
Происхождение грузин, хотя о нем и говорят многие писатели с некоторой уверенностью, покрыто мраком неизвестности. Язык их культурный, также неизвестно каким образом создался и к какому корню языков принадлежит. Он общеупотребителен для грузин (у имеретин и гурийцев заметна разница в ударениях на словах и выговоре) и лишь мингрельцы говорят особым наречием. Впрочем, эти последние повсеместно хорошо владеют и грузинским языком. Язык грузин, хотя и изобилует гортанными, придыхательными и шипящими звуками, но алфавит его весьма прост (характерно также, что грузинский язык может выразить все звуки горских языков).
По религиозным верованиям грузины давнишние христиане. Еще в IV в. по Р. X. они приняли крещение от просветительницы их Нины, спасшейся у них от лютой казни, которой подверглись в Армении ее сподвижницы — Рипсимия и Гаяне. В дальнейшем религиозном развитии грузин, большое влияние имели на них греки; греческие священнослужители впервые водворили церковь в Грузии, не создав, впрочем, из духовенства отдельного, крепко сплоченного сословия. Христианство пустило глубокие корни в грузинском народе и оно-то и было тем могучим началом, которое столько веков оберегало его в борьбе с иноверными врагами и сохранило ему национальную и политическую независимость.
Переходя к наружным признакам грузина, мы должны заметить, что красота его пользуется во всем мире вполне заслуженной популярностью. Он большей частью брюнет или шатен, лицо у него овальное, глаза большие и черные, цвет лица у мужчин смуглый и здоровый, лица же женщин отличаются белизной. Грузин хорошо сложен, крепок и мускулист. Особенности характера его — веселость, гостеприимность, добродушие и вместе с тем храбрость и привязанность ко всему родному и старинным обычаям; его доверчивость и откровенность, впрочем, нередко граничат с легковерностью, а приверженность к старине и военные способности мешают развитию у него новых условий трудовой жизни и экономическому преуспеванию вообще.
Семейный быт грузина не отличается какой-либо оригинальностью, значительно отличаясь, впрочем, от быта горца, хотя бы по одному тому, что женщина в грузинской семье не играет роли такого униженного существа, как у горца. Переходя к общественному быту грузин, нельзя не упомянуть о сословном складе его. Они делились на два, сохранившиеся доныне, сословия: высшее и низшее. К высшему сословию относились тавады (князья), азнауры (дворяне) и духовные лица, к высшему же — купцы, ремесленники и крестьяне. До реформы 64-67 гг. у грузин существовало крепостное право, не в столь, впрочем, суровой форме, как в других местностях империи. По отмене крепостничества, ныне существуют у них следующие разряды крестьян: временно-обязанные, живущие на земле помещика и уплачивающие ему ¼ часть урожая впредь до выкупа надела; хизаны, живущие на помещичьей земле на правах вечной аренды, по обычаю; казенные крестьяне, живущие на казенной земле, и крестьяне-собственники (последних, впрочем, очень мало). До последнего времени у грузин, как перед присоединением их к России, так и после, действовали гражданские законы царя Вахтанга, основанные главным образом на обычном праве Востока; в настоящее же время действуют общерусские законы и лишь в отношении пользования водой и некоторых сервитутов, местное обычное право сохранило прежнюю силу. Новые суды введены без присяжных заседателей и выборных мировых судей.
Жилищами для грузин в селах служат большей частью землянки; лишь в западной части грузинских провинций часто попадаются деревянные дома. В городах грузинские дома имеют плоские крыши, покрытые слоем битой глины. Эти-то крыши в летнее время часто заменяют грузинкам балконы, столь популярные на юге. Здесь нужно добавить, что в грузинских деревнях нередко можно видеть рядом с невзрачными землянками достопримечательные памятники глубокой старины, в особенности башни-исполины, построенные очень капитально. В этих укреплениях грузины защищались в старину от многочисленных своих врагов.
Повседневный костюм грузина состоит из цветной рубахи, архалука и белой или серой чохи (видоизмененной черкески). Характерная особенность женского костюма — головной убор с тавсакрави (широкая, большей частью бархатная повязка с выведенными на ней разноцветными узорами; у аристократок она усыпана драгоценными камнями), с головного убора спускается на затылок лечаки (нечто в роде вуали), а лицо окаймляют свисающиеся по обеим сторонам головы черные букли.

Грузинские крестьяне — земледельцы; хлебопашество и садоводство (преимущественно виноградарство) — главные их занятия, но, разумеется, познания грузин крайне отсталые, патриархальные, как патриархален вообще их быт. Они пашут стародавним прадедовским плугом; делают вино простым выдавливанием виноградного сока и держат его в зарытых в землю кувшинах (квеври), а затем вливают в кожаные мешки (бурдюк). У грузин нет почти вовсе среднего сословия, занимающегося торговлей и обширной промышленностью, но зато кустарная промышленность нашла среди них подходящих тружеников. Дворянское сословие мало живет в деревнях и стремится к государственной службе, преимущественно военной.
Жизнь грузин вообще отличается разнообразием и одушевлением. Они любят очень песни и танцы; у них часто по целым дням поют под звуки даиры (бубны) или чонгури (3-х струнной балалайки), а также танцуют лезгинку, перхули, самаиа и др. незамысловатые национальные танцы. Труд свой в поле и дома крестьяне обязательно сопровождают пением. У грузин вошло в обычай торжественно справлять множество церковных праздников — мцхетский (близ Тифлиса), 1 октября, алавердинский (в Кахетии), 15 сентября, и др. К народным музыкальным инструментам нужно отнести общие для закавказских народов «дудуки» (нечто в роде кларнета) и зурну (нечто в роде трубы). В прежнее время в Грузии сплошь и рядом можно было встретить певцов-бардов, ходивших из дома в дом и воспевавших тех или других национальных героев; очень часто в импровизированных стихах они воспевали и тех, которые их приглашали петь, но, к сожалению, эти миннезингеры ныне почти перевелись. К числу зрелищ (гульбищных) нужно было бы отнести кулачный бой (ныне почти он вывелся) и борьбу, устраиваемую на праздниках в тифлисских гульбищных садах. Не говоря о Масленице и об общих праздниках, в Грузии ежегодно великим постом чествуется интермедия «кееноба» в память освобождения ее от персов; смысл «кееноба» заключается в том, что персидский шах, якобы взятый в плен грузинами, сажается на осла и торжественно топится в Куре. В этих праздниках, играх и зрелищах значительную долю участия принимают вместе с грузинами и тифлисские армяне.
Все вышеизложенное относится вообще к грузинскому народу, что же касается отдельных его отраслей, то мы упомянем, прежде всего, о карталинцах и кахетинцах, из которых первые населяют уезды горийский, душетский, ахалцихский и часть тифлисского и ахалкалакского уездов, а вторые — телавский и часть сигнахского и тионетского уездов, т. е. почти всю Тифлисскую губернию (их вместе 300 т.). Иначе говоря, карталинцы занимают от Сурамского хребта все верхнее течение Куры включительно до впадения Арагвы в эту реку, где находится древняя столица грузинских царей — Мцхет; отсюда они, распространяясь, достигают к северу до Дарьялского ущелья и истоков Терека, где живут грузины-горцы, известные под именем мохеве. Грузины-кахетинцы же живут в долинах Иоры и Алазани, к востоку от грузин-карталинцев. Вся эта местность составляла некогда центр грузинского царства, распавшегося впоследствии на отдельные царства и княжества, из которых некоторые отошли к Турции и Персии.
Язык карталинцев и кахетинцев более всего подходит к литературному языку, общее же умственное развитие в народной массе более заметно у западных грузин, имеретин, отличающихся большей подвижностью, впечатлительностью и любознательностью.
Имеретины населяют кутаисский, шорапанский, рачинский и отчасти лечхумский и сенакский уезды, Кутаисской губернии. Расселены они несравненно гуще карталинцев и кахетинцев, да и численностью (320 тыс. душ) превосходят последних. Кроме характера, они и по наружному виду несколько отличны от других грузин. Черты лица у них более тонки и симпатичны; обращение крайне вежливое, соответствующее их гибкому характеру.
Мингрельцы живут еще западнее, а именно в зугдидском и сенакском, а отчасти и в лечхумском уездах, Кутаисской губернии, в числе около 200 тыс. душ. Они более схожи с имеретинами, чем с карталинцами и кахетинцами, но и от первых достаточно отличаются. По наружным признакам, мингрелец — высок ростом, мужествен, представителен, по характеру же он, при всей своей гибкости, самолюбив и мстителен. Мингрельцы, быть может, наиболее бедны из грузинских племен. Жилища их — грязные деревянные лачуги или шалаши. Костюм их также более беден, чем у других грузин (характерен головной их покров — так называемый папаника — кусок материи, стягиваемый у подбородка тесемкой). Хозяйство мингрельцев ограничивается почти одним возделыванием кукурузы, а пища — отварной кукурузой или пшеном. Кроме земледелия они занимаются и мелкой торговлей, к которой выказывают большие наклонности. Если Мингрелия и Имеретия, в историческом прошлом, влиянием далеко уступали собственно Грузии т. е. Карталинии и Кахетии, то крепостничество и рабство низших слоев здесь нашло более благодарную почву (кстати отметить, что между рабами числились не только крестьяне, но даже и священники).
Племя грузинское, живущее к югу от мингрельцев — гурийцы. Они населяют Гурию, т. е. нынешний озургетский уезд, Кутаисской губернии, в количестве 52-53 тыс. душ. Это — самое красивое и мужественное племя из грузинских. Гуриец строен и обыкновенно — брюнет, по натуре — положительный, степенный и набожный человек; он горд, благороден, отважен, но и крайне самолюбив, обидчив, вспыльчив, упрям и мстителен. Он очень ловок, в ходьбе — легок и грациозен, известен как ходок и стрелок. Гуриец одет очень живописно; он носит на голове изящный башлык, а при поясе — всякого рода оружие, начиная с кинжала и кончая пистолетом. Главное занятие гурийцев, как и имеретин — возделывание гоми (проса) и кукурузы.

Здесь необходимо упомянуть также о тех грузинах, которые будучи присоединены к Турции в XVII в., отпали от первоначальной своей религии. Они населяют ахалцихский и ахалкалакский уезды Тифлисской губернии и всю бывшую Батумскую область, входящую ныне в состав Кутаисской губернии. О числе этих грузин трудно судить, так как со времени присоединения к России означенных провинций, они не перестают по настоящее время понемногу выселяться в Турцию, но приблизительно их можно определить в 100 тыс. душ. Под влиянием турок, эти грузины приняли мусульманство, но язык, нравы и некоторые обычаи остались у них грузинские; те из них, которые населяют ахалцихский и ахалкалакский уезды (древнее Саатабаго) более схожи с карталинцами, другие же, населяющие бывшую Батумскую область (аджарцы, кобулетцы, шавшетцы и др.), принадлежат к гурийской ветви грузин. Все эти грузины-мусульмане, по преимуществу весьма трудолюбивые земледельцы и довольно состоятельны, чем значительно отличаются от других грузин, находящихся в экономическом отношении в довольно плачевном положении. Бывшую Батумскую область населяют еще, но в количестве всего около 2 т., лазы, большая часть которых, впрочем, занимает так называемый Лазистан, лежащий к югу от Батумской области до Трапезунда. Лазы (тоже мусульмане) принадлежат к мингрельской ветви грузин, и язык
их схож с мингрельским, хотя в нем и попадается множество турецких и греческих слов. Они известны как ловкие и опытные мореходы, вообще деятельны и достаточны в материальном отношении. Лазы, как мингрельцы, выказывают большую способность к торговле: они содержат торговые лавочки по всему черноморскому побережью от Мингрелии до Синопа и занимаются вывозной торговлей на судах, по этой же линии.
К востоку от Грузии, в Закатальском округе, занимающем юго-восточную часть Алазанской долины, также живут грузины-мусульмане — так называемые ингилойцы. Число ингилойцев незначительно, их будет от 14 до 15 тысяч. Они обращены в мусульманство в течение XVII столетия, когда персы и лезгины сильно враждовали с грузинами (ныне несколько тысяч их выкрещено в христианство). У ингилойцев остался грузинский язык, но в значительно искаженном виде; кроме того, все знают татарский язык и в общем на их семейной и общественной жизни лежит горско-татарский отпечаток. Занятия их — земледелие, скотоводство и шелководство.
К грузинам-горцам принадлежат с одной стороны пшавы, хевсуры и тушины и с другой — сванеты. (Мы здесь не упомянаем о мохеве — грузинах, живущих в кавказских горах, близ военно-грузинской дороги, и почти ничем не отличающихся от соседей своих, карталинцев). Хевсуры и пшавы живут в западной нагорной части тионетского уезда, Тифлисской губернии, первые на северной окраине ее, в верховьях рек Арагвы и Аргуна и в Эрцойском ущелье, а вторые — на южной, в верховьях рек Арагвы и Иоры, тушины же населяют восточные нагорные части тионетского уезда, верховья реки Алазани. Что касается сванетов, то они составляют особое приставство в лечхумском уезде, Кутаисской губернии, и кроме того, населяют долину верхнего течения рек Цхенис-цхали и Ингура, входящую также в состав лечхумского уезда. Сванеты подразделяются на дадиановских, княжеских или дадишкелиановских и так называемых вольных сванетов. Это подразделение указывает главным образом на влияние на них тех или других княжеских фамилий, в тяжелой крепостной зависимости которых они находились. Численность всех этих горцев превышает 30,000, из которых более ⅓ приходится на одних сванетов. Что же касается происхождения их, то о нем существуют различные мнения, но, по всей вероятности, горцы эти происходят от тех беглых грузин, которые укрывались в недоступных горах, от рабства и преследований своих собратьев; на новых местах они, по всей вероятности, смешались с бывшими там туземцами различных мелких национальностей и насадили там свои особенные порядки, неизвестные на низменности. Но несмотря на это, в них все-таки преобладает грузинская кровь и научное их изучение тесно связано с изучением грузинской народности. Относительно языка можно сказать, что у одной части этих горцев — шпавов, хевсуров и тушин — вполне сохранился грузинский язык, хотя и в очень старообразной форме (за исключением тушин цовского общества, говорящих по-чеченски), у другой же части горцев — сванетов — в языке только корень остался грузинский, а в остальном он скорее обнаруживает близость к мингрельскому, чем собственно грузинскому языку.
У этих горцев сохранилась древняя их христианская вера, чем они даже гордятся. Особенности характера этих горцев — необыкновенная храбрость и суеверность. У некоторых обществ сванетов замечается ужасный обычай умерщвления детей (девочек)[*], у женщин — склонность к воздержанию от деторождения, а у хевсуров существуют совершенно произвольные брачные отношения, в силу чего жена может быть отвергнута на следующий же день после брака. Казалось бы эти горские племена диче и менее развиты даже горцев-мусульман, но, в действительности, однако, их обычаи имеют своим основанием скорее крайнюю скудость природы и неблагоприятные экономические условия жизни: в их положении всякое размножение есть увеличение бедствия. В своей общественной жизни эти горцы не признают никакой княжеской власти. Каждая община разбирает сама свои дела и решает их большинством голосов. В частных отношениях у этих горцев сильно развита, как у соседей их, горцев-мусульман, кровавая месть и вообще закон возмездия. Занятия их крайне однообразны и скудны; все они занимаются скотоводством, а хевсуры кроме того и пчеловодством. Хевсуры и сванеты отличаются, как хорошие горные охотники. В общем они, в особенности сванеты, не трудолюбивы и склонны к праздности. Помимо того, что суровая природа не способствует развитию в них трудолюбия и склонности к разнообразным занятиям, она отзывается крайне неблагоприятно на них и физически: зоб и кретинизм — не редкость у сванетов, занимающих высокую долину Цхенис-цхали.
Наиболее характерный костюм из этих горцев носят хевсуры. Они любят яркие одежды с украшениями, но особенно характерен тот средневековый рыцарский костюм с вооружением, который единственно еще у них остался в употреблении. Броня, кольчуга, щит и пр., в которые они облекаются, играют большую роль в их обычаях кровавой мести, служа, как для нападения, так и для обороны.


Предыдущая страница | Читать далее

© Raretes 2016-2019