Close
Содержание книги Как живут японцы

Японский квартал в Нагасаки. Дома, их убранство, любовь японцев к ваннам

Заглянем, однако, в так называемый японский квартал в Нагасаки.
Отправимся на японский базар. На улицах видно множество народа; здесь видны старики и юноши, взрослые и дети. По обеим сторонам улицы тянутся японские лавки. Здесь продаются разные материи, табак, фарфоровые вещи, бумага, книги, разные изделия из папье-маше, вещи из черепахи и другие.
Японские лавки не имеют передней стены, поэтому с улицы можно видеть не только самые вещи, но и способ их приготовления.
Внутри лавок нередко можно увидать всю семью; здесь не только сам хозяин лавочки, но и хозяйка с детьми, даже с грудными ребятами.
Улицы в японских кварталах не так широки и чисты, как в европейских. Некоторые улицы так узки, что на них наши экипажи не могли бы разъехаться. Нет здесь и каменных двухэтажных зданий. Тут настоящая Япония с своими узкими ровными улицами. По обеим сторонам стоят маленькие картонные домики с небольшими дворами. Домики эти очень легки; их нарочно делают такими, чтобы они устояли при землетрясениях; но зато сильные ветры, тайфуны, стирают их с лица земли.
Дома в Японии строят так: выстругают столбы, вроют их в землю, вверху и внизу свяжут их брусьями; на эти брусья постелют пол и потолок, устроят крышу — и дом готов. Вместо стен устраивают два ряда сдвижных рам на расстоянии одного аршина один ряд от другого. Наружные рамы обыкновенно делают из дерева и обивают белой тканью; внутренние рамы, решетчатые, заклеивают бумагой. На бумаге обыкновенно изображаются разные цветы, птицы. Окна делают из одной рамы; вместо стекол вставляют бумагу, пропитанную маслом. Зимой и на ночь наружный рамы задвигают, днем же обыкновенно они раздвигаются. Когда проезжаешь по улице, то ясно видишь всю обстановку дома, а также и всех сидящих внутри его.
Внутри японского домика нет постоянных перегородок. Вместо них существуют бумажные перегородки, — и с их помощью можно устроить столько комнат, сколько пожелаешь.
В японском домике почти нет никакой утвари; мы видим здесь только циновки или коврики на полу. Циновки бывают вершка два толщиной; их выделывают из рисовой соломы вместе с ватой. На них-то и сидят японцы.
Посреди комнаты ставится жаровня, очаг, или «хи-бачи». Вокруг очага обыкновенно рассаживается вся семья в зимние вечера. В каждой комнате есть маленький «хи-бачи»; возле него стоит таганчик, на котором виднеется чайник с чаем или горячей водой.
Жаровня бывает высотой в пол-аршина; она наполнена золой; на золе тлеют обыкновенно уголья. Перед сном угли тушатся; горячую золу покрывают тонкими тюфяками, ложатся на них и закрываются сверху толстыми ватными одеялами. Обыкновенно японцы спят в халатах. Вместо подушки они употребляют обрубок из дерева, гладко выстроганный и покрытый лаком. Посреди его выдолблено углубление, в котором укладывается голова спящего японца.
Непригляден снаружи японский домик, но зато как уютен и удобен он внутри: чистенький, светленький, весь из дерева, из ивовых прутьев и бумаги! Он похож на игрушечный домик в увеличенном размере.
Вход представляет собой приподнятую площадку. Прежде чем ступить во внутренние покои, всякий должен оставить свою обувь у порога, и затем следовать дальше в одних чулках.
Вот как рассказывает русский путешественник про свое пребывание у одного японского ремесленника: «Решетчатая дверь или, вернее, стена раздвинулась, и я очутился в своем новом жилище.
Прежде всего меня поражает то обстоятельство, что стены моей новой квартиры имеют не только уши, но и ноги… Перед моими глазами, по мановению введшего меня хозяина-японца, меняются комнаты и вся обстановка, как в сказке. Вот я в столовой; не успел приглядеться к ней, как все в одну минуту меняется, и я уже нахожусь в другой комнате, совсем не похожей на первую. Спустя несколько мгновений, все комнаты, стены, перегородки исчезают, и я вижу себя в огромной зале, занимающей всю площадь дома. Не проходит минуты, как исчезают уже и все наружные стены залы и дома, и я вижу себя точно в палатке: стен нет — они исчезли: лишь по углам их стоят четыре столба, поддерживающие по-прежнему потолок и крышу.
С недоумением оборачиваюсь к привезшему меня сюда куруме и хозяину, и у меня уже мелькает мысль, не сыграли ли они со мной какой-нибудь скверной шутки, пользуясь тем, что я иноземец. Японцы, глядя на мое недоумевающее лицо, заливаются таким добродушным хохотом, что я забываю о всех своих подозрениях, заражаюсь их смехом и начинаю, наконец, сам хохотать».
В японских домах всегда большая чистота и порядок.
Передняя стена японских домиков днем всегда открыта. Расположившись у открытой стены ногами на улицу, японцы то сидят по-японски, поджав под себя ноги, и курят из длинных тонких трубок, то лежат или тут же работают.
Вот старушка-японка вынесла на улицу кадку, налила в нее воды и начала купаться. Проходящие по улице идут мимо и не обращают на это никакого внимания.
Японцы особенно любят горячие ванны. Они нагревают воду выше пятидесяти градусов и сидят в них четверть часа, а иногда и полчаса. Они купаются почти каждый день. В каждой семье есть уголок для ванны; ею пользуются поочередно: отец, мать, дети и прислуга. Если в доме есть гость, то выкупаться без гостя считается невежливым; угостить ванной, — значит оказать большую любезность. Если гость откажется от ванны, то этим он нанесет кровную обиду гостеприимным хозяевам.
Японская ванна, это — огромное ведро с поднимающейся посреди него печной трубой; эта труба выходит наружу, сквозь крышу дома, а иногда и сквозь стену. Ведро наполняется водой, а труба — горящими древесными углями. Когда вода нагреется, хозяин приглашает гостя войти в это ведро.
При этом хозяин и все домочадцы, не исключая женщин и детей, стоят вокруг ванны в ожидании своей очереди.
После гостя входит в ванну хозяин дома, затем хозяйка, сыновья, дочери и все домочадцы поочередно. Каждый из них сидит в ванне не меньше пяти или десяти минут.
Японцы часто посещают еще общественные бани. Такие бани можно найти на каждой большой улице. Моются здесь толпами от двенадцати до двадцати человек за раз.


Предыдущая страница | Читать далее

© Raretes 2016-2019