Close

Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25


4

Прежде чем обратиться к подробному изучение коврового производства Средней Азии, нам следует несколько ознакомиться с устройством этого общего всем кочевникам жилища — кибитки, давшей главный толчок возникновению ковров, и для разных частей которой изготовляются особые, отличающиеся друг от друга по форме и названиям, ковры. Шатер или кибитка, в ее конусообразной, крышевидной или круглой формах, — весьма древнего происхождения и является для всех народов Востока одним из первоначальных типов жилища. Уже в Ветхом Завете неоднократно упоминается о шатрах с указанием вполне определенных деталей. Напр.: Кн. прор. Исайи, 54, 2. «Распространи место шатра твоего, расширь покровы жилищ твоих; не стесняйся, пусти длиннее верви твои, и утверди колья твои».
Кибиткой пользовались в походе или на охоте и оседлые народы Востока до последнего времени. Уже в древнейшем типе шатра мы находим остов из жердей, обтянутый тканями, образующими стены и кровлю. Веревки, которые крепились к кольям вокруг шатра, придавали всему сооружению устойчивость и защищали от порывов ветра. В конструкции и плане кибитки всегда преследовалась быстрота сборки и разборки ее, что, конечно, являлось крайне важным моментом в жизни кочевника, а также в походе и на охоте. Сборка и разборка кибитки лежали почти исключительно на женщинах и требовали большого навыка и ловкости. Таким образом, отдельные семьи и даже целые племена могли в кратчайший срок менять местопребывание. Изучая внимательно описания кибиток, оставленные нам Марко Поло (1230 г.), Плано Карпини (1246 г.), Клавихо (1403 г.), Барбаро (1436 г.) и другими путешественниками средневековья, мы убеждаемся, что конструкция, способ крепления и внутреннее убранство кибитки остались теми же доныне; разница лишь в том, что теперь нам не видать уже прежних грандиозных шатров восточных князей или пышных завес из расшитых тканей, которыми окружались и отгораживались отдельные части табора. То, что мы теперь видим в Средней Азии, представляется в сравнении с прошлым весьма бедным и мелким, несмотря на сходство и общность принципа. Некогда там стояли целые города кибиток и были настоящие шатры-дворцы с высокими просторными покоями, с окнами и дверьми, с крытыми галереями — вытянутыми в длину шатрами, соединявшими одни кибитки с другими, — с нишами, верандами и вестибюлями. Всюду проскальзывает намеренное подражание архитектурным формам, желание придать постройке вид массивного каменного здания; из материи делались даже зубчатые стены, которые, вероятно, держались на рамах из легких деревянных планок. Главными врагами обитателей степей являются солнце и ветер, в гораздо меньшей степени дождь и холод, ввиду кратковременности зимы. Поэтому одной из первых забот является защита от палящих солнечных лучей; но легкие кибитки должны также обладать достаточной прочностью, чтобы противостоять свирепым буранам пустыни и тучам пыли и песка, которые они поднимают и несут с собой; наконец, кибитка должна давать защиту жителям пустыни и их домашнему скарбу от весьма чувствительного даже в жаркую пору ночного холода, от продолжительных зимних и все смывающих грозовых ливней. Путем тысячелетнего опыта трудная задача эта на Востоке разрешена была в совершенстве, несмотря на то, что она усложнялась еще требованиями быстроты сборки и разборки и крайней ограниченности веса для кочевки.
Уже Гораций упоминает о кибитках на колесах у скифов; впоследствии подобные кибитки имели монголы[*]; кочевники Азии перевозили свои кибитки на четырехколесных арбах[*]; у отдельных семей или у мелких племен они навьючивались также на лошадей и верблюдов. Как в прежние времена, так и ныне, у разных племен кибитки покрываются разными материями; такое разнообразие наблюдается и в формах самых кибиток, в которых то имеется выходное отверстие для дыма, то его нет; вместе с формой кибитки у разных племен различно и расположение входа — у некоторых они неизменно обращены на юг, у других на восток или на запад[*]. У одних бока и верх кибитки обтянуты собачьими шкурами, у других кошмой (войлоком), холстом или гладкими (нестрижеными) коврами; столь же разнообразен цвет их: то черный, то белый, то, наконец, пестрый. Часто вход завешивается ковром или вся кибитка опоясана ковровой полосой. Внутренность этих легких построек обтягивается и украшается, в зависимости от достатка хозяев и племенных обычаев, кошмами, звериными шкурами, коврами или тканями. Пол застлан коврами, вдоль стен расставлены покрытые коврами ящики или же по стенам развешаны ковровые сумы, заступающие место шкафов и служащие для хранения всевозможной утвари. Нам трудно представить себе все великолепие и роскошь убранства парадных кибиток прежних времен, в котором ковры занимали первое место. Чтобы читатель сам мог составить себе понятие о таких великолепных шатрах, мы позволим себе привести несколько примеров из правдивых описаний знаменитых путешественников. Так, Марко Поло (1271-1323), описывая соколиную охоту у Кубылей-хана, в которой он сам принимал участие, рассказывает следующее: «Его Величество выезжает на двух слонах, иногда, смотря по местности, и на одном; обыкновенно же он выезжает на четырех (связанных между собой), на спинах которых возвышается удивительной работы деревянный шатер. Внутри он обтянут парчой, а снаружи покрыт львиными (т.е. тигровыми и барсовыми) шкурами. В этом шатре Е. В. пребывает во время всей охоты, так как страдает приступами подагры. При нем всегда находятся 10-12 соколов и столько же приближенных вельмож». По окончании охоты хан отправляется к так называемому «Какзар-Модин» — сборному пункту, где уже разбиты его шатры, шатры его сыновей, телохранителей, знатнейших сановников, охотников и т.д. «Шатров этих тысяч десять и они представляют великолепное зрелище. Шатер Е. В., в котором обыкновенно происходят приемы, так просторен, что вмещает до десяти тысяч человек. Входом он обращен на юг. С восточной стороны к этому шатру примыкает другой, с большой залой, где обычно пребывает хан с приближенными и где принимает лишь тех, с кем желает говорить лично. Далее следует другой, тоже прекрасный и просторный, покой, служащий опочивальней Е. В. Кроме того, рядом с главным шатром разбито множество мелких кибиток — помещений для прислуги ханской — но они стоят отдельно и не соединены с главным шатром. Все эти залы и покои построены следующим образом: каждый шатер покоится на трех позолоченных, превосходно отделанных столбах; снаружи шатры покрыты львиными шкурами с белыми, красными и черными полосами. Шкуры сшиты так тщательно, что не пропускают ни дождя, ни ветра; внутри же шатры обтянуты горностаевым и собольим мехами, т.е. самыми драгоценными, так как цена собольей шубы из лучших шкурок доходит до 2.000 золотых (византийских), из средних — не ниже 1.000; поэтому татары и называют соболий мех царем мехов. Из таких лишь мехов состоит внутренняя обивка шатров Е. В., причем она сделана необыкновенно искусно и с большим вкусом. А восемь веревок, при помощи которых она натянута, сплетены из чистого шелка. Недалеко от шатра Е. В. помещаются шатры его жен, тоже великолепно и красиво убранные»[*].

© Raretes 2016-2019