Close

Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25


3

Пути торговли и караванные дороги Средней Азии остались те же ныне, как и в древности. Один из них идет из Бухары, и через Казалинск и Оренбург ведет пустыней и степью в Россию. Он существует уже много веков, а быть может, и несколько тысяч лет. Уже в 1344 г. Ибн Батута совершил путешествие с Урала в Бухару, причем ехал вначале на арбе, сперва с конной, затем с верблюжьей тягой, а затем и верхом на верблюдах. Товары, направлявшиеся в Бухару из Индии, также шли обычным неизменным путем через Афганистан; этот путь шел из Пешевара через Кабул и Кашгар. Лишь когда в Афганистане бушевали восстания, направление это временно заменялось другим через Бендер, Абассию, Мешхед, Герат и Керки. На основании русских посольских отчетов нам известно, что уже около 1600 г. в Астрахани был бухарский каравансарай. Керки, как мы увидим в дальнейшем, имеет для нас важное значение, как один из крупных центров производства. В средние века, и даже раньше, среднеазиатские товары шли еще через Персию на Трапезунд, бывший одним из самых цветущих торговых городов с X и до XV вв.; отсюда они направлялись уже морем в Европу. Путь через Каспийское море на Баку — Тифлис — Батум, конечно, совсем нового происхождения.
Хотя мы с уверенностью можем предположить, что употребление ковров распространено, особенно среди живущих в кибитках кочевых племен, уже не меньше двух тысяч лет, тем не менее наше знание деталей, орнамента и техники, словом более подробное и обширное знакомство с коврами, представляется весьма неполным и отрывочным. Мы взяли на себя труд внимательно просмотреть в этом отношении большое число описаний путешествий по Средней Азии, начиная с наиболее старинных, причем впервые использованы были и русские источники. Постоянные передвижения племен, опустошительные войны, которые вели друг с другом народы Средней Азии, расовая борьба, театром которой являлся этот край, оставляли здесь свои разрушительные следы и делали почти невозможным посещение этих стран европейцами и ознакомление их с этим далеким сказочным миром. Как известно, найденная в Керчинских развалинах гранитная плита с монгольской надписью, разобранной академиком Шмидтом в Петрограде, представляет собой единственный дошедший до нас памятник Чингис-хана. Ею увековечивалось покорение царства Саратагол (Каракитай) и относится она к 1219-20 гг. Надо думать, что лишь в азиатском ковре до нас дошли еще некоторые формы из той эпохи, передающие нам последнее воспоминание о великом погибшем царстве Чингис-хана.
У Марко Поло, знаменитого путешественника, посетившего Двор Чингис-хана, упоминается о коврах, но, к сожалению, не имеется описания хотя бы одного из них. Но на основании встречающихся уже с XV в. в итальянской живописи точных копий восточных ковров, мы знаем, что таковые, во всяком случае в типах малоазиатских, персидских и среднеазиатских, претерпели с тех пор лишь самые незначительные изменения и поэтому вполне допустимо предположение, что и в более раннее время общий характер орнамента был почти таким же. Это относится, главным образом, к коврам кочевников, так как парадные ковры, конечно, находились под влиянием моды; по крайней мере, в них ясно отражается несколько разных стилей. По этому вопросу столько уже писалось, что мы не станем утруждать читателя повторением известного и отсылаем его к перечню литературы в конце нашей статьи.
В области коврового производства наибольший интерес представляют не великолепные ковры Персии, а именно ковры кочевых народов, в замкнутой среде которых преемственно живет это искусство. В этих коврах есть особая прелесть; они находят живой отклик в эстетическом чутье и чувстве стиля европейцев. Размеры их, правда, обыкновенно не велики, орнаментика часто кажется наивной и примитивной, но по технике своей они иногда приближаются к лучшим изделиям персидским и не уступают им в колорите. Подражание восточным коврам началось уже очень давно. Средневековые итальянские и французские копии стояли значительно выше современных изделий этого рода, особенно в отношении чувства стиля и присущей ему гибкости орнамента, а также и благодаря настоящим растительным краскам, которые, как известно, давно уже вышли из употребления в Европе. Эти подражания являются блестящими памятниками тонкого и художественного чутья; качество их было так превосходно, что они могли на самом Востоке конкурировать с местными изделиями.
В настоящее время все это изменилось коренным образом: скупщики и комиссионеры из Англии, Германии и Америки в течение нескольких десятков лет так успешно поработали, как в Малой Азии и Персии, так и в Средней Азии, что там почти не осталось предметов старины, но хуже того — они, в качестве представителей европейских фабрик, распространяя анилиновые краски, раздавая заказы на имитации старинных образцов, ухудшили качество, понизив тонкость и добротность материала, и вообще принесли ковровому производству Востока столько вреда и ущерба, что вряд ли оно сможет оправиться. Наконец, в самой Европе в таких размерах производится подделка восточных ковров, что в изобилии их утопают и гибнут все зачатки настоящего искусства и промышленности. Отрадно хоть то, что в подделке старинных ковров пока не достигнуто почти никаких успехов; навести «старину» на современные настоящие ковры тоже, по-видимому, не удается. Красота настоящего старого ковра растет с каждым годом; наоборот, новый ковер, подделанный под старину, только теряет и ухудшается от времени. Все приемы, применяемые для обманного наведения старины в других отраслях художественной промышленности, как обработка всевозможными протравами, подкапчивание и запыление, тут, по-видимому, ни к чему не ведут. До сих пор не удается искусственно получить эту характерную очаровательную серебристость, являющуюся, вероятно, следствием разрушения наружных слоев отдельных шерстинок. Шелковистость старых ковров, прелесть оттенков их окраски и некоторая мягкость всей ткани их получаются только действием времени и многих привходящих обстоятельств, которые не удается воспроизвести искусственно. Будем надеяться, что в этом направлении современная техника надолго еще останется бессильною.

© Raretes 2016-2018