Close

Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25


19

Прямым последствием взятия Мерва и принятия жителей его в русское подданство было возникновение сношений с жившими между Мервом и Афганистаном туркменами, в частности с «сарыками» и «салорами», убедившимися в невозможности дальнейшего сопротивления. К тому же торжества коронации Императора Александра III произвели такое потрясающее впечатление на присутствовавших туркменских ханов, что им удалось убедить большую часть соплеменников в бесцельности продолжения враждебных действий. Тем не менее, полное успокоение еще не наступило и некоторые племена легко увлекали за собой колеблющуюся еще часть населения при малейшем удачном аламане. Туркмены не забыли своих успехов в вековой борьбе с считавшимися непобедимыми Персией и Хивой, и брожение стало усиливаться. Летом 1883 г. повсеместно предпринимались аламаны и даже Мервский оазис находился в состоянии полной анархии. До 1884 г., когда был покорен Ахал-Текинский оазис, русским почти не приходилось сталкиваться с сарыками. Набегов на русские владения это племя не могло водить, как за дальностью расстояния, так и ввиду враждебных отношений с мервскими туркменами, землями которых им для этого приходилось проходить. С утверждением в Мерве русского владычества обстоятельства сразу изменились, так как сарыки оказались в непосредственном соседстве с русской территорией.
Кроме того, между оазисом Иолатан и Мервом существовала тесная связь. Около 1787 г., после разгрома Мерва бухарским эмиром Маассумом и увода жителей в Бухару, Мешхед и Герат, земли по Мургабу около Бай-рам-али-кала были заняты племенем сарык. Здесь они оставались до конца 1850-х гг., производя отсюда по всем направлениям разбойничьи набеги и аламаны, причем не щадили и своих родичей других туркменских племен. Хива, постоянно враждовавшая с салорами и текинцами, понесла в 1855 г. такое решительное поражение от живших близ старого Серакса текинцев, что всем, жившим в Сераксе и Мерве, хивинцам пришлось спасаться бегством. Однако, так как в это же время персы сильно потеснили текинцев, они покинули Серакс и постепенно проникли в Мервский оазис, откуда, после двухлетней ожесточенной борьбы, вытеснили сарыков к Пендэ. Из последнего сарыки вытеснили сидевших там салоров, часть которых вернула себе Иолатан в 1867 г. Взятие нами Геок-Тепе и Мерва вызвало большие изменения в отношениях сарыков к соседям. Во время похода персов против Мерва и текинцев в 1860 г. сарыки действовали заодно в персами и с той поры между мервскими текинцами и пендинскими сарыками шла непрерывная борьба, проявлявшаяся в разбойничьих нападениях и внезапных, обычно ночных, набегах — пресловутых аламанах.
По данным генерала Петрусевича салоры делятся на три ветви: кипчаг, дазарду-ходжа и караман-ялавач.
У старого Серакса жили в 1884 г. около 4000 юрт; по Мургабу среди текинцев и сарыков около 1000 юрт; близ Чарджуя — около 400, в Майманэ — 200 и близ Герата около Пуль-и-салара — около 100 юрт салоров. Это, некогда столь богатое и сильное, племя, производившее красивейшие ковры, в настоящее время является самым слабым и бедным среди туркменов. Почти ни у кого из них нет более настоящих юрт — они все живут в тростниковых, обмазанных глиной хижинах. Стада, лошади и верблюды имеются лишь у очень немногих и земледелие составляет их единственное занятие.
Около 1830 г. салоры жили близ старого Серакса, который считался весьма важным пунктом. В 1832 г. Аббас-мирза взял город приступом. Хотя уже тогда салоры не делали более самостоятельных набегов, они все же оказывали помощь всем прочим врагам Персии, снабжая их оружием в обмен на персидских пленников; поэтому Аббас-мирза предал разграблению поселки салоров и перебил большую часть жителей. Остатки их, в числе 5000 душ, были выкуплены за 50.000 туманов хивинским ханом, обязавшимся сверх того защищать персидскую границу от текинцев и сарыков. После такого тяжкого поражения, салоры покинули берега Герируда и перекочевали к среднему течению Мургаба, где основали крепости Таза-Пендэ[*] и Иолатан, среди развалин которых впоследствии поселились сарыки. Из Пендэ салоры при этом вытеснили живших там чоршангов племени эрсари; однако, разгром салоров персами был настолько решительный, что они не смогли уже оправиться. Когда через 25 лет сюда проникли сарыки, теснимые текинцами, то они почти не встретили сопротивления; салоры откочевали и поселились с разрешения Персии в окрестностях Сур-Абада. Пробыв здесь 12 лет, они захотели переселиться в старый Серакс на правом берегу Герируда. Это им было разрешено под условием защиты границы от сарыков и текинцев. Последние, однако, предупредили это соглашение внезапным нападением на салоров, причем угнали весь салорский скот, объявив, что возвратят его, если все салорское племя переселится в Мерв; на это салоры и принуждены были согласиться. Лишь небольшая часть их продолжала прежний кочевой образ жизни, а значительно большая часть перешла на земледелие, отдавая в качестве ежегодной подати мервским текинцам четвертую часть своей жатвы. В 1881 г. текинцы опять вернули свободу салорам, в числе 2000 кибиток направившихся к Сераксу, прося у персов разрешения опять поселиться здесь. Однако, хорасанскому вали удалось убеждением и подкупом старейшин склонить большую часть к поселению в Сур-Абаде, дабы таким образом создать своего рода «буфер» от текинцев и сарыков. Здесь салоры заняли все удобные для земледелия места по реке, начиная от Пуль-и-Хатума до Сур-Абада и южнее. Но ввиду неисполнения персами своих обещаний и притеснений, салоры сейчас же после взятия русскими Кучук-Калы вернулись в старый Серакс и поселились здесь в количестве около 3000 юрт на правом берегу Герируда.
Вот что говорят данные Лессара. Из них ясно, каким образом у салоров, некогда производивших прекраснейшие ковры, окончательно погибло это производство. Полное обнищание, в связи с переходом к земледельческому труду и жизни в тростниковых хижинах, за полвека уничтожили все необходимые условия для коврового производства. Все прелестные старинные ковры их, которые теперь еще встречаются в Центральной Азии или увезены в Европу, приходится, таким образом, отнести по крайней мере к началу XIX, а то и к XVIII и XVII вв. Если когда-либо впоследствии салоры и выделывали ковры, то уже вряд ли придерживались еще старинных племенных рисунков. А насколько отдельные племена, пересаженные куда-нибудь со своих старых мест, подчиняются влиянию новой обстановки и новых своих соседей, видно из следующего примера. В Дагестане находится аул Геокча, основателями которого были туркмены салорского племени, бежавшие сюда из-за Каспийского моря; в коврах этих салоров трудно найти теперь какое-либо сходство с коврами соплеменников их на родине; они переняли характер прочих дагестанских ковров с типичным восьмиконечным крестом, повторяющимся по всему полю ковра; так же несвойственны им стилизованные птицы и фигура вроде двуглавого орла. То же можно сказать и о «черных туркменах», племени, давно уже откочевавшем к западу и осевшем вблизи Тавриза в Персии; их ковры приняли совершенно характер прочих северо-персидских и кавказских.

© Raretes 2016-2018