Close

Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25


11

Окраска

Весьма важная роль в ковровом производстве принадлежит окраске. По справедливому замечанию Хирта, «окраска бессознательно захватывает глубину нашего существа; человеку с восприимчивым глазом она так же необходима, как воздух, как тепло и пища, тогда как форма является в некотором роде продуктом интеллекта. Краски воспринимаются чувствами, форма же требует понимания». Краски, таким образом, являются необходимым условием всякого декоративного искусства. Для красоты ковров поэтому яркость, интенсивность, чистота, а также и прочность красок являются важнейшим условием. Красотой своей среднеазиатские, как и вообще восточные, ковры обязаны тому обстоятельству, что с давних времен для их окраски применялись исключительно растительные краски. В настоящее время это, к сожалению, изменилось к худшему. Своеобразная мягкость оттенка, приобретаемая шерстью от этих красок, объясняется главным образом тем, что во всех старинных восточных коврах шерсть поступала в окраску обезжиренная, и таким образом собственный ее мягкий золотистый жирный блеск сохраняется и сквозит чрез всякую окраску. По этой причине белый цвет в коврах всегда имеет желтовато-сероватый оттенок, и некоторые туркменские племена применяют бумажную пряжу в тех случаях, когда для узора требуется яркий белый цвет.
В Средней Азии, как и в Персии, правильные сведения о подробностях крашения получить очень трудно. И туземцы, и европейцы соблюдают на этот счет ревнивое молчание. Обычное явление, что раз истощился запас какой-нибудь краски, ее негде достать и приходится подбирать оттенки, лишь по возможности близкие к тем, что имеются уже в начатой работе. Это вполне понятно, ввиду весьма примитивного состояния красильного дела и невозможности заготовки значительных запасов, в то время, как изготовление ковра тянется месяцы и даже годы. Поэтому мы часто встречаем на коврах целые полосы или части иного оттенка. Туркмены, киргизы и узбеки обыкновенно сами производят окраску шерсти; бывает, что они сами же готовят ту или иную краску для собственных нужд, но главную массу красок они получают из Персии, где некогда преимущественно в руках евреев находилась торговля красящими веществами. С давних пор Персия являлась главным источником последних и там существует для них богатая номенклатура. Уже в «1001 ночи» упоминаются большие красильни во многих персидских городах под названием «масбагэ», обычно изготовлявшие лишь одну определенную краску.
К сожалению, лет двадцать тому назад германские и французские анилиновые краски проникли в Среднюю Азию и чуть ли не окончательно погубили ковровое производство. При помощи комиссионеров по всему Востоку, как зараза, распространились дешевые, яркие, легко и ровно красящие химические краски, а тому еще наше правительство обложило высокой пошлиной ввоз натуральных красок из Персии. О последствиях этого не заботились, а может быть и не догадывались, что эта мера может принести ущерб ковровому производству; во всяком случае, спохватились, когда уже было поздно. Результаты весьма печальны: во-первых, искусственные краски выцветают и изменяются в оттенке; во-вторых, они разрушительно действуют на шерсть. Однако, в настоящее время туземцы так привыкли к ним и к дешевизне их, что даже при большом старании вряд ли удастся их отучить от этой «фальсификации окраски», как в данном случае следует выразиться.
Остановимся теперь вкратце на старинных натуральных красках Востока. Из кислот в красильном деле применялись лимонная и серная, из щелочных реагентов — особенно для пурпура — моча. До крашенья шерсть предварительно выдерживалась в известковой воде и в краску пускалась не рыхлая шерсть, а готовая пряжа. Железный купорос, известный уже в древности, и квасцы, добывавшиеся в Месопотамии уже в X в., являлись важнейшими протравами.
Красный цвет занимает первенствующее место в гамме красок среднеазиатских ковров; он встречается во всех оттенках, начиная с чисто-красного до темно-бурых тонов, особенно излюбленных и среди туркменов; важнейшим красным красящим веществом является драгоценное «coccum» (кермез). До недавнего времени в литературе имелось о нем много неверных сведений; насколько нам известно, Карабачек впервые дал полные и достоверные данные об этом веществе. Древние считали его растительного происхождения; на самом деле это кермес или дубовый червец (coccus ilicis), насекомое шарообразной формы и фиолетово-черного цвета. Живут эти червецы массами на листьях одного вида дуба; их собирают, убивают и сушат. Уже в древности это красящее вещество имело важное значение и употребление его распространилось по всему Востоку; только им и пользовались до появления американской кошенили. Красящее вещество дубовых червецов, называемое иногда ненастоящей кошенилью, дает более прочную окраску, чем настоящая кошениль, но зато уступает ей по красоте окраски. Кошениль, которая впервые ввезена в Малую Азию в 1840 г. из Марсели и затем распространилась в Персии и делее, давно уже успела вытеснить в Европе, где она появилась в 1526 г., краску кермесовых червецов. Кошениль также принадлежит к семейству червецов и дает великолепную краску для красных и фиолетовых тонов. Другим материалом для получения красного окрашивания служат корни нескольких видов растений из семейства мареновых, «rubia», известные под названием крапа или марены. Корни марены собирают на второй и на третий год после посадки отводок; длиною они сантиметров 20-30, покрыты красно-бурой, морщинистой корой, в разрезе корень желто-красного цвета. Корни сушатся и размалываются и в виде порошка поступают в продажу. Порошок нужно тщательно охранять от действия воздуха и света, так как иначе он быстро портится. Марена является важным предметом торговли по всему Востоку и была известна уже в древности; у Плиния она называется «Rubia». Большие количества марены производят Малая Азия и Сирия. Она дает весьма прочную и нелинючую окраску. Для желтовато-красных тонов прибавляют куркумы. Наконец, следует здесь же упомянуть о растении, которое дает материал для окрашиванья в четыре разных цвета: в красный, зеленый, желтый и коричневый. Этим материалом являются плоды крушины (rhamnus tinctoria); ее различные породы водятся в Персии, Средней Азии и Китае. Плоды крушины, величиной с горошину, сушатся и размалываются в порошок; с ручными протравами незрелые плоды окрашивают в желтый цвет, зрелые — в красивый зеленый (сочная зелень), а перезрелые — в светло-красный; кроме того кора ветвей употребляется для получения желтых и коричневых тонов.
Для получения синего цвета по всему Востоку пользуются, главным и почти исключительным образом, индиго. Индиговые растения, которых насчитывается до 250 видов, представляют собой кустарники и относятся к семейству бобовых (leguminosae). Красящее вещество из них добывается таким образом, что срезанные в цвету растения предают брожению в чанах с водой. Жидкость затем перемешивают, осевший индиго собирают и сушат. В продажу он поступает в виде кубиков или плиток. Чем сильнее металлический блеск такого куска, получающийся при трении, тем лучшего он качества. Индиго не имеет ни запаха, ни вкуса, не ядовит и не растворим ни в одном из обычных растворителей. Уже в древности это превосходное красящее вещество было известно; евреи с древнейших времен занимались его культурой и еще в 1320 г. разводили его в окрестностях Иерихона. Плинию было известно, что вещество это привозится из Индии, а арабы называют его индостанским словом «nil» — синий; Марко Поло описывает приготовление его в Азии. Очень темные синие тона получаются, если шерсть, предварительно окрашенную мареной, обработать затем в индиговой ванне. Приемы окраски индиговой синью, различные в разных местностях, всюду хранятся в тайне, как драгоценный секрет.
Красивые желтые тона среднеазиатские красильщики добывают разными способами. Чаще всего употребляется для этой цели корень куркумы (curcuma longa). В Китае, а также в Ярканде, Хотане и Кашгаре, для крашенья в желтый цвет, преимущественно шелка, применяют цветочные почки растения sophora japonica, однако обыкновенно еще примешивают к ним куркумы, так как иначе краска легко блекнет и выцветает. Очень часто пользуются и ягодами крушины, причем очень яркие желтые тона получаются с квасцовой и оловянной протравами. Другой оттенок получается из листьев винограда, а лимонно-желтые тона — при помощи «isperak» и «zerdtschube», после вымочки шерсти в известковой воде. «Isperak» (идет в индийской торговле под названием «sparak» или «isparik», называется в Персии gul-i-zalil) представляет собой содержащие красящее вещество измельченные цветочные стебли растения delphinium camptocarpum (живокость) из семейства лютиковых; производится он главным образом в северной Персии, где туркмены и прочие племена западной части Среднеазиатской области приобретают его путем меновой торговли. На Кавказе эта краска также применяется часто, но, как это ни странно, ею никогда не пользуются в Малой Азии.
Зеленые тона получаются различным образом: во-первых, с помощью крушинных ягод и куркумы вместе с индиго. Для более светлых зеленых и голубовато-зеленых тонов (цвета морской воды) обрабатывают медные опилки кислым молоком, или уксусом, или же кислым виноградным соком; получается весьма прочная окраска. Изумрудный оттенок в отличающихся своим шелковистым блеском яркендских и тибетских коврах достигается, по словам Робинсона, окраской шерсти с помощью «персидских» ягод после предварительной индиговой подкраски.
Белый цвет получается отбелкой шерсти известковой водой, кремовый же с помощью гранатовой шелухи без квасцовой протравы.
Фиолетовые тона получаются из крапа с железным купоросом, с квасцовой протравой, или же из крапа с кислым виноградным соком, небольшого количества молока и известковой воды.
Для стальных тонов употребляют крап, сернистое железо, квасцы и прибавляют сюда «gul-i-beneh» (pistacia acuminata), сушеной шелухи гранатовой, ореховой скорлупы и т.п.
Чернильные орешки, два разных сорта которых привозят из Месопотамии (Мосул), Сирии, Курдистана и Китая, также играют важную роль в красильном деле для получения черных и серых, или, вместе с крапом или желтыми красками, для темных тонов.
Черная краска получается из смеси железных опилок с гранатной шелухой при обработке уксусом, квасцами или серной кислотой. Весьма прочная коричневая краска делается из крапа, квасцов и железного купороса.

© Raretes 2016-2018