Close

Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34


25

Обратимся теперь к памятникам турецкой миниатюры 16 века. Здесь наибольший интерес представляют миниатюры из альбома Константинопольской библиотеки[*]. Согласно объяснению Карабачека, основанному на комментировании надписи на двух из них (одна представляет продолжение другой), представлен научный диспут на ипподроме в Константинополе в 1530 году. В верхней части миниатюры представлен происходящий в павильоне диспут, о котором рассказывают турецкие источники эпохи. На великолепно орнаментированном троне сидит Сулейман Великолепный в чалме особого введенного им фасона — «юсуфи», кругом ученые и муллы в огромных белых тюрбанах. В нижней части миниатюр константинопольский ипподром с его обелиском и другими памятниками, частью дошедшими до нашего времени, частью уничтоженными (заслуживает быть отмеченной не дошедшая до нас статуарная группа: воин со знаменем и с двумя мальчиками, в которой Карабачек видит произведение ренессанса, и изображение Марса с Ромулом и Ремом; эта группа могла быть привезена, как военный трофей из Венгрии). На ипподроме мы видим живо схваченные фигурки спешащих туда-сюда носильщиков с мешками за плечами в любопытных головных уборах и янычаров. В колорите отмечается преобладание красного и золота. По мнению Карабачека, эти миниатюры должны быть датированы последней третью 16 века[*].
Другие две миниатюры, относящиеся примерно к той же эпохе, изображают одна — осаду Вены турками при Сулеймане І в 1529 году, а другая — взятие венгерского города Штульвейсенберга[*]. На одной мы видим идеальный ландшафт города Вены (подобный изображавшимся на европейских гравюрах 17 века) с башней св. Стефана, укрепленными стенами, башнями; протекающий у стен города Дунай; лагерь с богато орнаментированными шатрами; в одном из них, по-видимому, собравшиеся на военный совет военачальники; вокруг палаток воины, янычары. Эпизод из осады Штульвейсенберга в 1543 году дает пример занимающей почти всю миниатюру архитектурной декорации, изредка оживленной непропорционально крупными фигурами. Курьезна фигура в чалме стоящего на крыше церкви и жестом рук призывающего к молитве муэдзина. Ко второй половине 16 столетия относятся также две миниатюры из собрания В. В. Голубева[*], изображающие смотр турецкой конницы и пехоты. Эти многофигурные композиции, весьма аморфно построенные, по предположению Марто, написаны, однако, персидским художником. Черт западного влияния в двух последних миниатюрах совершенно не замечается, В миниатюрах же, изображающих «диспут на ипподроме», очевидно некоторое знакомство с перспективою (например, в архитектурной декорации), хотя и довольно неумело примененною. Что знакомство с западным искусством и интерес к нему существовали в это время в Константинополе, доказывается тем фактом, что еще в 1480 году Джентиле Беллини был вызван в Стамбул. Придворный живописец Сулеймана Хайдар бей копировал портреты Клуэ[*]. Имен турецких художников дошло до нас очень немного. Упоминают о Сийивуше — грузине, который был учителем Вали Джана, пользовавшегося особенным успехом в Константинополе во второй половине 16 века. Ему принадлежит очень индивидуально понятый женский портрет в собрании Sears в Бостоне[*]: очень удлиненных пропорций фигура диагонально вписанная в узкую продолговатую плоскость фона. Подписной рисунок Вали Джана — портрет дервиша есть в собрании Stoclet[*]. Рисунок сделан немногими очень уверенными линиями; фигура, как и на предыдущей миниатюре Вали Джана, вписана в фон диагонально. Несколько вещей относит Кюнель к турецкой школе по данным стиля. «Более сильный колоризм, пишет он[*], непреодолимая наклонность к карикатуре в типах, при упорном следовании композиционным законам 16 столетия — вот черты, свойственные этому направлению, но лишь в редких случаях произведения поднимаются выше среднего уровня». К таким произведениям принадлежит миниатюра, изображающая Соломона и царицу Савскую[*], относимая им к 16 веку.

1 — Женский портрет (собрание Sears в Бостоне); воспроизведен по изданию: Kühnel E. Miniaturmalerei im islamischen Orient. — 1922 г.

2 — Миниатюра, изображающая Соломона и царицу Савскую; воспроизведена по изданию: Marteau G. et Vever H. Miniatures persanes… exposés au Musée des Arts décoratifs. — 1912.

Картина поражает блеском и роскошью красок, пышностью и изобилием деталей. Соломон в золотом пламенеющем нимбе и царица Савская сидят на золотом троне; напротив них визирь Асаф; за ним 3 ангела и 3 дива (демоны с человеческим туловищем и со звериными головами). И на ярко-голубом небе с китайской формы облаками и на почве и около трона — всюду самые разнообразные животные, птицы, насекомые, — реальные и фантастические звери: и белый слон и голубая лошадь, олень, носорог и обезьяна, удод, цапля, белая бабочка и пр. Наконец, многофигурная сцена с персонажами с турецкими чертами в типах и головных уборах — лист из персидской эпической поэмы — с господствующей над всей сценой огромной фигурой ангела, трубящего в семитрубный тромбон, относится Кюнелем также к турецкой школе 17 века.
Много понадобится еще счастливых находок, внимательного изучения в памятниках стилистических и культурно-бытовых черт и тщательного анализа литературной традиции, чтобы вполне ясно начертать облик турецкой школы миниатюры в ее развитии. Очень интересно было бы выделить турецкие черты в миниатюрах монгольского периода, в среднеазиатских школах Персии. Пока же с достаточной уверенностью мы можем судить лишь об особенностях живописи турок-османов 16 века.


Предыдущая страница | Читать далее

© Raretes 2016-2019