Close

Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34


22

Кроме сефевидской школы в 16 веке в персидской живописи должна быть отмечена деятельность бухарской школы, особенности стиля которой постепенно выясняются[*]. В Бухаре при правившей династии Шейбанидов (1510-1599) поддерживались традиции тимуридской школы живописи с отголоском китайского влияния.
Главным живописцем двора Шейбанидов был Шейх Сада Махмуд; его подпись можно прочесть на одной миниатюре Национальной библиотеки в Париже (Suppl. Persan 1416). Он был учеником и Бехзада и Мирека. Демотт в Париже имел большое количество манускриптов из библиотеки Шейбанидов, украшенных миниатюрами Шейх-заде. Ранние миниатюры бухарской школы узнаются по огромным тюрбанам. Продолжалась в 16 веке и работа гератской школы, верной еще долгое время традициям Бехзада.
В русских собраниях есть и манускрипты и отдельные миниатюры, относящиеся к этой эпохе. Согласно каталогу Дорна, в Публичной библиотеке одних только точно датированных рукописей с миниатюрами до 20.
Отметим миниатюры ms. № 256 Джами — 1568 года; всего миниатюр 5; стиль школы Султан Мухаммеда; на одной из миниатюр изображен Тахмасп юношей с раскрытой книгой в руках; возле него ангел в золотой короне[*]. Прелестны также миниатюры в рукописи Гуй у Чуган, переписанной шахом Тахмаспом в 1524. Две из них изображают игру в поло; особенно пленяет в них красота композиции[*]. В московских собраниях есть персидские миниатюры этой эпохи в собр. П. И. Щукина (из числа находящихся теперь в «Ars Asiatica» и Музее-институте классического Востока).
Период последнего расцвета персидской миниатюры относится к эпохе шаха Аббаса I (1587-1629). Эпоха характеризуется сношениями с Европой. Попадали в Персию и европейские картины. Из основанной Аббасом в Исфахане академии посылались стипендиаты в Рим для изучения итальянских мастеров. Но в этот период западное влияние сказалось не столько на художественной форме, сколько на сюжетных мотивах. Технические средства оставались те же самые, также лишь очень немного изменились основные воззрения на задачи картины, на проблемы света и пространства. Как на примеры такого воздействия европейского искусства на сюжеты персидских миниатюр эпохи шаха Аббаса укажем на рисунок 17 века из собрания Зарре «Слепые». Здесь типы и фигуры чисто иранские, хотя и разработанные карикатурно, но сюжет и композиция восходят, хотя может быть, и не непосредственно, к известной картине Брейгеля на тот же сюжет в Неаполитанском музее[*]. Другой пример — «Оплакивание Христа» из собрания Зарре (17 век) по Кюнелю, несомненно, работы Ризы Аббаси. О. Фишель и Ф. Зарре выводят композицию из «Оплакивания Христа» Перуджино в палаццо Питти во Флоренции[*]. Эта грубоватая миниатюра с гротескными типами производит впечатление странное и смысл написания ее кажется нам неясным и непонятным.
В исфаханской школе украшение манускриптов играло только подчиненную роль и ничего нового не внесло в персидское искусство. Схема в выборе изображений оставалась прежняя и не могло быть и речи об обогащении композиций. Рутина и эклектизм начинают проникать в искусство. Мы встречаем в миниатюрах переработки и реминисценции самых разнообразных стилей и манер прошлого искусства — и отголоски тимуридского стиля 15 века и варианты нежных и изысканных композиций сефевидского стиля 16 столетия. В миниатюрах на отдельных листах господствующую роль играет портрет, и портретные миниатюры являются наиболее характерными памятниками нового периода. «Академия производила, замечает Мартин[*], многие сотни портретов молодых мужчин и женщин в аффектированных позах, которые сохраняют еще известную прелесть, но не могут идти в сравнение со здоровым и сильным искусством Бехзада или Ага Мирека». Стиль и особенности портретных миниатюр исфаханской школы характеризует в своей книге Э. Кюнель[*]. В костюме изображаемых персонажей прежде всего поражают вычурные головные уборы, вытеснившие простые и величавые тюрбаны эпохи Тахмаспа с султанами в виде, столбиков.
Эта возникшая в Бухаре при дворе узбеков мода позже распространилась в Персии. Тюрбаны на головах юных щеголей принимают самые разнообразные, самые причудливые формы (см. Kühnel, рис. 74-78). Эти изысканные, утонченные красавцы с нежными женственными физиономиями томно позируют на миниатюрах и портретных рисунках эпохи. То это юноша с соколом, натягивающий на маленькую изнеженную руку перчатку, то это юноша с букетом; один читает в задумчивости письмо, другой, кажется, сочиняет любовную газеллу; то это сплетшиеся в любовном томлении пары (Kühnel, о. c., рис. 79, 80), причем не разберешь, где девушка, а где женоподобный юноша; костюмы верно отражают эпох у, а иногда персонажи одеты в костюмы, подражающие франкским (европейским), как это мы видим на миниатюре из альбома 1572 г. Венской библиотеки[*]. Часто рисунки, сделанные жидкой тушью камышовым пером или кисточкой, слегка расцвечены; одноцветный фон обычно украшен декоративным растительным узором, сделанным жидким золотом. Порядочное количество дошло до нас не вполне законченных эскизов, набросков, позволяющих проследить процесс творческой работы.


Предыдущая страница | Читать далее

© Raretes 2016-2018