Close

Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34


18

В упомянутой уже муракке № 489 Публичной библиотеки есть еще две миниатюры, которые следует приписать руке Бехзада — последнему периоду его творчества[*]. На одной (л. 28 об.) на фоне пейзажа с золотым небом многофигурная (до 20 фигурок) сцена. Одна сцена на ковре: учитель с учениками (6 фигур); еще подобная сцена с 8 фигурами. Среди листвы протекает серебряный, потемневший от окисления серебра, ручей. Забавный бытовой эпизод: развешанное белье. На другой миниатюре (л. 29) ряд сценок: негр готовит кушанье; негритянка с белым ребенком; двое играют (в шахматы?) — один из них темнокожий.
Относятся к творчеству Бехзада еще 20 миниатюр в манускрипте Низами Британского музея 1442 года (Add. 25900)[*]. По Мартину эти миниатюры относятся к последним его работам, так как тюрбаны у персонажей имеют сефевидскую форму и краски более вялы. Они, вероятно, написаны в этот старый манускрипт (1442 г.) по заказу шаха Исмаила. Из числа многочисленных миниатюр и рисунков, относимых к творчеству Бехзада, нам кажется особенно близкой к его старейшей манере, выраженной в «Сафер наме» — 1467 года, миниатюра (страница из рукописи), воспроизведенная у Marteau et Vever на т. 69 (№ 87): «Приготовление к завтраку в саду». Здесь и типы лиц, и композиционное мастерство, и трактовка широкоствольного и ветвистого дерева, и негритянка с корзиной фруктов на голове — все бехзадовское; под столом читается подпись: «амале Бехзад» (работал Бехзад)[*]. Из портретов, приписываемых руке Бехзада, Кюнель считает возможным оставить за ним только портрет Султана Хусейна Мирзы и написанный на шелку на золотом грунте совершенно в его красочной скале портрет князя-узника[*]. Самое изображение князя в полном вооружении с саблей, луком, колчаном со стрелами и с рогаткой на шее, вызывало противоречивые толкования. Первоначально хотели видеть в одном из подобных портретов портрет раненого Тимура и в рогатке думали видеть прибор для поддержания раненой или больной руки[*]. Гораздо вероятнее другое объяснение, что это портрет пленного принца в палаханге, обычном орудии наказания на востоке, о котором упоминают еще Шарден и Тавернье. Мартин (о. с., стр. 46) объясняет этот портрет, как изображение Мурада, последнего принца Ак Куюнь ли, взятого в плен в битве сефевидским шахом Исмаилом в 1502 году. Известен целый ряд таких портретов, частью с других оригиналов; манера живописи их стоит обычно под влиянием Бехзада и его школы[*]. Мартин приписывает еще руке Бехзада портрет задумавшегося дервиша, и копию с портрета турецкого принца по Джентиле Беллини[*]. К этому Кюнель не видит решительно никаких оснований, а Карабачек приписывает эту миниатюру Бехзаду младшему. Вопрос этот настолько интересен, что стоит остановиться на нем несколько подробнее[*]. Во первых, о миниатюре, определенной, как работа Джентиле Беллини во время его пребывания в Константинополе. Мартин приобрел в старинной турецкой семье альбом, составленный любителем искусства около 1600 года. Кроме образцов персидской и турецкой каллиграфии, он содержал 30 европейских гравюр на меди, по большей части середины или конца 16 столетия, и 32 восточных миниатюры, 2 японских, одну китайскую и одну работы европейского мастера. Последняя — по Мартину работы G. Bellini на бумаге, писана водяными красками и золотом. На картине изображен пишущий молодой человек. Одежда голубого бархата с золотым орнаментом, воротник темно-фиолетового шелка. Маленькие цветочки в левом верхнем углу приписаны поздним турецким художником. На картине есть надпись: «работа ибн-Муедзина, который был славным художником у франков»[*]. Из работ Беллини в Константинополе сохранились лишь портрет в собрании Лайярд в Венеции и 2 рисунка в Британском музее. Копию с этой миниатюры, подписанную: «Бехзад», в 1909 году Vigner купил в Персии. Тона копии и оригинала различны; вместо манускрипта в руках принца миниатюра; рисунок одежды иной (чисто восточный). Лицо скопировано точно, кроме глаз, которых восточные художники никогда не изображали в профиль; они всегда изображали глаза в полный фас.
Тона миниатюры следующие[*]: юноша-художник одет в темно-фиолетовую одежду с золотом узором, рукава зеленые, тюрбан белый с красным верхом; на миниатюре, которую он заканчивает, изображен персонаж в белой чалме, в красном кафтане с синими рукавами. Карабачек (о. c., стр. 77) не считает эту миниатюру работой Бехзада. Еще в 1910 году он не сомневался, что эта копия не имеет никакого отношения к знаменитому Бехзаду, что она относится к значительно более позднему времени. Копиист был, очевидно, перс, т. к. он одетого в оригинале в турецкий костюм юношу облачил в персидский костюм (за исключением тюрбана). Разбирая отдельные частности костюма, Карабачек находит, что они соответствуют модам эпохи шаха Аббаса — конца 16 и начала 17 века. Точно прочитанная подпись по своему характеру представляет автограф: «нарисовано бедным (божиим) слугою Бехзадом». Является вопрос, принадлежит ли эта миниатюра кисти другого какого-либо Бехзада или она просто подложна, т. к. считать ее работой знаменитого Бехзада, по совокупности стилистических и историко-культурных признаков, невозможно.
Карабачек предполагает, что подпись аутентична и что здесь идет речь о персидском художнике Бехзаде младшем, который жил до середины 17 века и работал в Константинополе.
Влияние Бехзада на современное ему искусство и на дальнейшее развитие персидской миниатюры было очень велико; его копировали еще два века после его смерти. Мартин считает, что как портретист Бехзад поднимается до уровня великого мастера; равен Мемлингу, Дюреру и Гольбейну.
Общее впечатление от его творчества — впечатление уравновешенности и гармонии; «Бехзад не был изобразителем военных событий, замечает Мартин, он любил спокойное и мирное созерцание жизни и было замечено, что он любил рисовать дервишей и учителей. Он должен был быть человеком с мягким сердцем, позволявшим мальчикам из своей школы играть и забавляться. Его ландшафты также мирного характера; по большей части он изображает в них лето и весну».


Предыдущая страница | Читать далее

© Raretes 2016-2019