Close

Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25


3

Наиболее ранние до сих пор известные примеры резной стуковой декорации относятся к парфянской (III в. до н. э. — III в. н. э.) и сасанидской (III-VII вв. н. э.) эпохам.
От парфянского (арсакидского) времени дошло лишь очень немногое.
Отметим прежде всего орнаменты из стука парфянского времени из Ассура[*]. Над руинами древнего Ассура в парфянское время было поселение, в строительных остатках которого, кроме эллинистических элементов, были обнаружены стуковые облицовки неглубокого рельефа. Три мотива воспроизведены у Глюка и Дитца (стр. 127): это часть стены, украшенной рядами рельефных треугольников со ступенчатыми сторонами, затем фрагмент сильно стилизованного изображения ланцетовидных листьев и завитков и часть капители.
К парфянскому времени (I в. н. э.) относятся также фрагменты двух стуковых капителей огрубелого классического стиля, бывших на багдадском антикварном рынке и происходящих, по предположению Зарре, из неизвестных еще месопотамских руин парфянского времени (может быть, из Салихийи на Евфрате)[*]. Здесь, между прочим, видим выполненные слабым рельефом человеческие головы иранского типа.
От сасанидской эпохи дошло значительно большее количество образцов резьбы по стуку и стуковых рельефов, служивших облицовками стен зданий. И многие из этих памятников, как произведения искусства, имеют большое художественное значение. Особенно замечательны предметы, найденные из раскопок последних лет в Иране (Дамган) и в родственной по культуре Ирану Месопотамии (в Ктесифоне и Кише), бывшей в сасанидское время частью Иранского государства. Остановимся прежде всего на находках в Ктесифоне.
В археологических кампаниях 1928 и 1931-1932 гг. в Ктесифоне были обнаружены украшения из стука сасанидского времени. Первая экспедиция проработала в Ктесифоне четыре месяца (с октября 1928 г. по март 1929 г.) и преимущественно раскапывала и изучала самый город. О. Рейтер выпустил краткий отчет[*], на который В. А. Крачковской была написана рецензия. При обследовании так называемого «южного» сооружения на «Холме гиен» были найдены штукатурные украшения фасада, части рельефа с фигурами животных, мужская голова, характерные пучки сасанидских локонов и пр. О. Рейтер предполагает, что рельеф изображал царскую охоту.
Вторая экспедиция (американско-германская) 1931-1932 гг. дала также значительный материал резного стука[*]. Украшения из резного стука были найдены в жилых домах на «Золотом холме»: две стуковые плиты с рядами рельефных гранат и крестом. Как показали раскопки, рельефный стук употреблялся исключительно для украшения сводов и ниш приемных помещений с частью прилегающей стены. В отчете экспедиции 1931-1932 гг. («Syria», 1934 г.) дается реконструкция большого айвана, выходящего во двор одного здания в Умм-ас-Саатир близ Ктесифона. В архивольте айвана мы видим рельефы с очень жизненно трактованными изображениями кабана и медведя (рис. 17).

Есть попытка в этих рельефах передать и пейзаж. Деревья переданы в виде стилизованных кустов, горы в виде треугольных холмиков (причем масштаб в отношении фигуры медведя совершенно не соблюден). В рельефе с изображением кабана видно характерное для сасанидского искусства этой эпохи (V-VI вв. н. э.) изображение воды в виде волнообразных спиралевидных завитков.
Подобным же образом трактована вода на стуковом рельефе того же времени, происходящем из раскопок в Тепе-Гиссаре близ Дамгана в северном Иране, где изображен олень, пьющий воду из источника (рис. 18).

Ср. также трактовку воды на рельефе с рыбами из Варахша. Стилистически близкое к изображениям медведя и кабана, изображение оленя здесь моделировано мягче и еще более жизненно. Отметим теперь ряд человеческих изображений. Замечательны также (к сожалению, дурно сохранившиеся) рельефы с изображением танцовщиц, которые могут быть сопоставлены с изображениями танцовщиц на позднеэллинистических тканях из Александрии, в которых еще чувствуются отголоски эллинистической традиции. Были также обнаружены рельефы с погрудными изображениями женщин (предположительно — портреты принцесс), фрагмент изображения музыканта, играющего на арфе, и пр. Затем мы видим изображения животного мира — это пластины с павлинами, цесарками, бегущими собаками и пр. Очень богата также резьба с чисто орнаментальными изображениями (пальметты, розетки, геометрические мотивы). Рельефы нередко носят следы окраски, так что можно сделать вывод, что первоначально всю стуковую резьбу сплошь окрашивали.
Исследования в Ктесифоне и в других центрах иранской культуры сасанидского периода, где производились раскопки за последние годы, например в Дамгане и Кише, доказывают, что облицовки стуковыми рельефами играли господствующую роль в декоративной отделке сасанидских жилищ. Раскопки в Тепе-Гиссаре близ Дамгана, проводимые экспедицией музея в Пенсильвании (США) в 1931 г., обнаружили обширный дворец сасанидской эпохи. Там встречаются резные стуковые облицовки и чисто орнаментальные и с изображениями людей и животных[*]. Из чисто орнаментальных отметим фрагмент архивольта с мотивами пальметт и растительных завитков очень благородного стиля (рис. 19). Замечательны также растительные орнаменты на мощных колоннах дворца. Встречаются и рельефы с сасанидскими девизами. Из изображений животных, кроме вышеотмеченного рельефа с оленем, следует упомянуть пластину с головой кабана, вписанной в круг с типичными сасанидскими перлами (рис. 20). Кроме того, отметим погрудное изображение женщины, вписанное в раму с пышным растительным орнаментом (рис. 21).

На примере последнего изображения уясняется стилистическая и сюжетная близость резных стуковых облицовок Дамгана с облицовками из Ктесифона[*]. Схожее по композиции изображение раскопано было и в Кише (в Месопотамии), но там изображена только голова женщины (судя по короне, видимо, царицы или царевны). Раскопки 1930-1931 гг. в Кише англо-американской экспедиции под руководством проф. Лангдона обнаружили там три дворца сасанидской эпохи[*] с замечательными стуковыми облицовками, родственными по стилю дамганским и ктесифонским, но, вероятно, несколько более ранние. Кроме отмеченного выше рельефа с изображением женской головы, можно отметить еще скульптурное изображение бюста царя (по сравнению с изображением на монетах определяемого как Кавада II), женское статуарное изображение, ряд интересных орнаментальных мотивов и, наконец, ряд рельефов с изображением животных. Из последних особенно интересен по исполнению рельеф с изображением льва, терзающего зебу. На этом рельефе отчетливо видны следы окраски желтым и красным; фон рельефа голубой.
Диманд в своей статье «Studies in islamic Ornament» («Ars islamica» t. IV 1937, стр. 315), изучая вопросы развития раннеисламского орнамента, останавливается на рассмотрении некоторых типов орнамента сасанидской эпохи, в частности резных стукко IV-VI вв. из Ктесифона и Киша. Сердцевидные пальметты трактуются в этой стуковой резьбе то как полные пальметты (рис. 26 у Диманда), то как их разновидность, составленная из двух пополам разрезанных частей (рис. 27 у Диманда). Наряду с сердцевидной формой пальметты встречается и ее вариант, подобный трехлопастному мотиву лотоса. Полупальметта также играет значительную роль в сасанидском орнаменте; иногда она встречается в композиции из ряда повторяющихся тождественной формы полупальметт, в других случаях как сочетание полупальметт или с мотивом плода граната или розетки (на рис. 35 у Диманда); в обрамлении рельефа видно сочетание мотива полупальметты со стеблем, чем подготовляется основа для развития характерной для раннеисламского искусства арабески. Приведенные выше мотивы сасанидского орнамента из Ирана и Месопотамии показывают, что в них-то и заключаются прототипы раннеисламской декорации в виде пальметт, которые развились затем в арабеску. Из сасанидских элементов художники раннеисламского периода развили новые, абстрактные, чисто декоративные формы с элементами сильной стилизации.
Успехи археологической работы последних лет и более углубленное изучение сасанидского искусства за последние годы позволяют более точно датировать материалы как археологических раскопок, так и случайных находок. Так, передатировка рельефов в Так-е-Бустане близ Керманшаха, произведенная Куртом Эрдманном, позволила по-новому датировать целый ряд стилистически близких к рельефам в Так-е-Бустане произведений сасанидского искусства. Эти рельефы считались, согласно преданию, исполненными для Хосроя II (590-628 гг.), и изображение его хотели видеть в этих рельефах, привлекая для сравнения его изображения на монетах; но Курт Эрдманн доказал[*] более внимательным анализом нумизматического материала, что изображен Пероз (457-483 гг.) и что рельефы относятся к концу V в. н. э.[*] Из известных рельефов особенно интересны в художественном отношении рельеф с птицей в круге, очень мягко и жизненно трактованной, и рельеф с изображением горного барана в двойном круге из шариков с сасанидской развевающейся повязкой на шее (патиф — знак принадлежности сасанидским царям или почетный знак).
После обзора развития резьбы по стуку в Иране и Месопотамии в парфянскую и сасанидскую эпохи, что поможет для определения уже открытых предметов той же эпохи в Средней Азии (например, вышеописанной резьбы из Варахша) и будет иметь значение для научного определения находок этого периода в пределах Средней Азии в будущем, обратимся вновь к среднеазиатскому материалу.


Предыдущая страница | Читать далее

© Raretes 2016-2018