Close

Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25


4

Разбирая прикладное искусство Средней Азии в эпоху после арабского завоевания страны в VIII в., мы обнаруживаем архитектурную декорацию в виде резьбы по стуку только начиная с IX в. К IX в. относим мы фрагменты резьбы по стуку на стенах мазара Хаким-аль-Термези в древнем Термезе. Эта стенная декорация состоит из повторяющихся трилистников, очень обобщенно и монументально трактованных. Она была открыта в 1926 г. экспедицией Музея восточных культур[*]. В настоящее время резная орнаментация раскрыта более полно (рис. 22).

Эта орнаментация выполнена в технике графической углубленной резьбы. Ближайшая аналогия этому архаически трактованному мотиву трилистников находится среди орнаментов второго стиля в Самарре в Месопотамии[*]. Стилистическая близость к памятникам IX в. (постройки Самарры) и соображения историческою порядка (Хаким-аль-Термези умер в 869 г., и мавзолей над его могилой мог быть поставлен непосредственно после его смерти) подтверждают датировку рассматриваемой резьбы второй половиной IX в.
Встречается применение техники резьбы по стуку и в выдающемся памятнике архитектуры Средней Азии — мавзолее Исмаила Саманида в Бухаре (X в.). Внутри здания в угловых нишах восьмигранного купола оба углубления в тромповых нишах, где помещены небольшие отверстия, украшены обрамлениями из стука со вдавленным орнаментом в виде стилизованных растительных побегов, находящих себе ближайшие аналогии в резьбе, украшающей стены жилых домов в Самарре[*].
Наибольший интерес из ранних памятников представляют резные панели и михраб, раскопанные на городище Афрасиаб (Самарканд до эпохи монгольского завоевания — XIII в.). Вместе с афрасиабской стуковой панелью при раскопках были найдены монеты саманидской эпохи (X в.), что и позволяет датировать панель этим временем. Панель, высота которой достигает 1 м, была раскопана археологом В. Л. Вяткиным в 1912 г. (в настоящее время находится в Самаркандском музее). Она была найдена в гражданской постройке площадью 14×6,5 м. Возможно, что панель происходит от одного из дворцов саманидов, о которых упоминает арабский путешественник X в. Ибн-Хаукаль. В орнаментации панели геометрические элементы сочетаются с растительными. Геометрические элементы — это круги, треугольники (мотив из двух треугольников составляет шестиконечную звезду), ряд квадратов с удлиненными шестиугольниками между ними (рис. 25).

Пространство между двумя концентрическими окружностями заполняется иногда сосочками, столь часто применяемыми в сасанидском искусстве. Главные вертикальные и горизонтальные композиционные членения обрамляются иногда вытянутым меандрообразным орнаментом (рис. 24). Все промежутки между основными членящими орнаментальную композицию элементами заполнены сильно стилизованными растительными орнаментациями: побегами, полупальметгами, трилистниками и пр. Все создает впечатление искусства, имеющего долгий путь развития, очень уверенно разрешающего задачи заполнения композиционных частей и гармоничным применением сравнительно небольшого количества орнаментальных мотивов достигающего богатства и полноты впечатления от композиционного целого.
Датированная, по нумизматическим данным, X в. резная стуковая панель, раскопанная на Афрасиабе, в число своих композиционных мотивов включает мотив двух перекрещивающихся треугольников, образующих шестиконечную звезду, вписанную в круг; композиция эта в дошедшей до нас части панели обнаруживает два различных варианта: один вариант (рис. 23) дает еще мотив вписанного в четырехугольник круга и розетку из шести полукругов, вплетенную в шестиконечную звезду; в другом варианте та же композиция, но несколько более упрощенная. Очень близка к упомянутым композиция в резной деревянной панели из Такрита (в Месопотамии на р. Тигре к северу от Багдада), ныне находящаяся в Нью-Иоркском музее искусств (New York Metropolitan Museum of Art). Панель эта датируется второй половиной VIII в.[*] Здесь видим мы и шестиугольную звезду из двух скрещенных треугольников, и круг, в который она помещена, вписанный, в свою очередь, в центральную часть звезды. Но растительный орнамент, размещенный внутри и по сторонам геометрических фигур, образующих основные линии композиции, другого характера: он более разработан в деталях, менее обобщен, менее стилизован. Четырехугольная панель из Такрита образует густой узор из побегов виноградной лозы между геометрическими элементами (круги и пересекающиеся треугольники). Все компартименты и центральный медальон заполнены мотивом виноградной лозы с отходящими от нее листьями, по большей части трехлепестковыми, маленькими усиками, иногда полупальметтами. В центральном медальоне и в угловых медальонах изображен прямой ствол виноградной лозы, завершенный ланцетовидным листом, от которого отходят направо и налево ветви с листьями и упрощенными полупальметтами, напоминающими полупальметты Мшатты. Мотивы переплетений и пересекающихся треугольников встречаются также на мимбаре Кайруанской мечети (рис. 39 у Диманда, цит. соч.), а мотивы переплетений заставляют вспомнить резные стукко Ктесифона (IX в.) и Хиры (вторая половина VIII в. — рис. 3, 9-11 и 13 в ст. Т. Rice).
Очень своеобразен и чрезвычайно архаичен открытый раскопками в 20-х годах XX в. на Афрасиабе михраб (рис. 26). Орнаментирован он по очень тонкому слою стука в очень графичной и обобщенной манере путем вдавливания линии палочкой (об этой технике дает яркое представление рис. 27 — деталь михраба).

Возможно, что эта техника возникла в эпоху, предшествующую IX в. и вряд ли — позднее. Орнаментация михраба весьма скупа и проста. Углубленная средняя часть его заполнена вертикально идущим плетением в центре, по сторонам которого расположены строго стилизованные растительные элементы; вся композиция образует как бы схему дерева в той форме, какая известна еще в искусстве древнего Востока; ниже — две простых форм арочки с закругленным верхом. Эта углубленная ниша с обеих сторон обрамлена троечастной рамой, состоящей из колонки со сложной базой, затем полоска прочерченных лепестков, наконец, выпуклая полоса с ячеистым орнаментом. На боковых стенках углубленной ниши виден орнамент из полупальметт простейшего архаического типа. Стиль резьбы рассматриваемого михраба — первое выражение одного из основных видов среднеазиатской стуковой резьбы, который в дальнейшем получает некоторое развитие наряду с типами более глубокой резьбы и наиболее законченное выражение которого мы встретим в более позднем памятнике — мавзолее в Сафит-Буленд. Технические приемы этой графической резьбы хорошо видны на фрагменте фриза с полупальметтами из числа раскопанных на Афрасиабе.
Весьма большой интерес представляет стуковый михраб из мечети Мешхед-и-Мисриан, развалин древнего города в глуби пустынь Туркмении, в 50 км от р. Атрека (рис. 28; снимок сделан в 1902 г. инженером Б. Н. Кастальским).

Михраб покрыт поверх местами обнажившейся кирпичной кладки довольно тонким слоем стука, украшенного богатой и разнообразной по мотивам орнаментальной резьбой и надписями. В своей общей структуре михраб образует три различным образом обрамленные ниши, расположенные так, что каждая ниша меньших размеров является частью большей и более ее углублена. Главная ниша включена в прямоугольную раму с тимпаном арки, украшенным резным стуком, от которого сохранилась только часть с правой стороны: круг с резьбой, напоминающий круг тимпана на михрабе мечети X в. в Наине (Иран).
От этого обрамления сохранилась еще на две трети своей высоты резная колонка. Главная ниша завершается стрельчатой пятилопастной аркой, лопасти которой украшены резьбой с сердцевидным орнаментом. Внутренняя часть той же арки имеет стрельчатый характер; крайний бордюр составлен из стилизованных растительных элементов. Щековая стена арки заполнена орнаментом в виде двух больших кругов (внутри которых помещено по два завитка) и двух малых; между ними находится шишкообразный орнамент вверху и отрезки побегов виноградной лозы. Ниже идет фриз из повторяющихся семь раз двух мотивов: двух попарно соединенных листков и двух чашеобразно соединенных лепестков побегов; еще ниже — фриз с куфической надписью. Еще далее вниз — тимпан следующего арочного обрамления с кругами по сторонам и растительными завитками, трактованными в духе третьего стиля Самарры в Месопотамии. Тяга арки также несет куфическую надпись; еще одна надпись в шесть строк заполняет верхнюю часть щековой стенки ниши. Арочное обрамление самой внутренней ниши — подковообразной формы; тяга этой арки вновь несет на себе надпись. Тимпан арки украшен сильно стилизованным растительным орнаментом, как и все поле этой внутренней ниши.
Близкая аналогия в орнаментации и технических приемах с орнаментацией мечети в Самарре (IX в.) и мечети в Наине, которая датируется X в., позволяет и михраб из Мешхед-и-Мисриан отнести к X в.
Следующий хронологически памятник, украшенный резьбой по стуку, относится уже ко второй половине XI в. — это Рабат-и-Малик, построенный Шемс-Аль-Мульком в 471 г. (1078 — 1079 гг. н. э.). Об украшающей его фигурной кирпичной кладке мы говорили в главе о кирпичной декорации. Резьба по стуку в украшении Рабат-и-Малика играет лишь второстепенную роль. В этом памятнике резьба по стуку находится в двух местах. Во-первых, она была применена по фасу портала, где промежутки звездообразного орнамента из обтесанного кирпича заштукатурены и покрыты мелкими симметрично расположенными завитками, и, во-вторых, орнаментация по стуку заполняла всю нишу пиштака. Теперь полукупол пиштака покрыт позднейшей гладкой штукатуркой и только в восточной части видна орнаментальная резьба XI в. Эта резьба, сколько можно судить по фрагменту, представляла довольно большое богатство мотивов: стилизованный растительный орнамент нескольких типов, сосочки и пр.[*] Из памятников XI в. резьба по стуку встречается еще в так называемом Среднем мавзолее в Узгене, относимом нами к XI в. (он значительно старше двух пристроенных к нему мавзолеев, так называемых Северного и Южного, датированных надписями 1152 г. н. э. и 1186-1187 гг. н. э.).
По наружной стене резьба по стуку наблюдается в виде простейших линейных образований растительного орнамента в заполненных стуком промежутках плетения, составленного из неполивных кирпичей. Это плетение образует восьмиугольные звезды и пересекающиеся под прямым углом удлиненные шестиугольники. Следует отметить близость орнаментации Среднего узгенского мазара с орнаментацией пиштака Рабат-и-Малика XI в. Внутри мазара сохранилась резьба в нижних частях угловых тромпов, где отчетливо видны несколько стуковых панно с полукруглым завершением и растительным линейным орнаментом во внутренней части. В этой орнаментации можно насчитать до десяти мотивов, главным образом сильно стилизованных растительных побегов. Ниже яруса тромпов шел стуковый фриз с куфической надписью, от которого сохранился лишь небольшой фрагмент.
Теперь остановимся на более обширном цикле резьбы, относящейся к XII в., — на резьбе в мавзолее султана Санджара (1157 г.) в Мерве. В этом памятнике стуковая декорация покрывает столбы, стены, арки и своды на верхней галерее. Эта резьба уже неоднократно воспроизводилась; в частности, Кон-Винер[*] в своей статье отмечает ее изолированное место в искусстве. Нам эта резная декорация середины XII в. не кажется изолированной; мы ясно ощущаем ее стилистическую связь с такими памятниками, как только что рассмотренная резьба в Рабат-и-Малике и здание № 1 в Термезе, хронологически ему близкими. Материал декорации Кон-Винер неправильно называет терракотой.
В мавзолее султана Санджара покрыты стуком (с примесью лёсса) некоторые архитектурные части верхней наружной галереи. Лучше сохранились резные орнаментации арок, но и от них уцелели лишь больших или меньших размеров фрагменты, дающие, впрочем, достаточное представление о декорации целого.
Из орнаментальных мотивов следует отметить мотив симметрично расположенных парных закругляющихся побегов, заполненных стилизованными листочками (рис. 12 у Кон-Винера). Этот мотив вытекает из некоторых орнаментов в Самарре, например № 263 (по Герцфельду), хотя, конечно, лишь здесь существует генетическая связь этого орнамента с ранней общей схемой, так как памятники разделяет трехсотлетний промежуток времени. Затем следует отметить мотив замкнутых заостренных овалов, наполненных цветочным орнаментом, мотив волнообразно повторяющихся растительных побегов (рис. 29 и 30).

Весь орнамент исключительно растительный, иногда в него вплетаются надписи.
Есть также стуковая резьба и на точно датированном памятнике XII в., так называемом Северном мавзолее в Узгене, датированном 1152 г. Наряду с резьбой по терракоте и кирпичной орнаментацией он украшен резьбой по стуку. Здесь рельефной стуковой резьбой облицована верхняя часть щековой стены в портальной нише и щековые части портальной арки. От некогда сплошь покрывавшей поверхность ниши рельефной стуковой композиции сохранилась лишь часть (рис. 31).

Орнамент состоит из симметрично расположенных сочетаний крупных растительных элементов с дробно разделанной поверхностью[*], в угловых треугольниках размещены по две пышные полупальметты. Прекрасно сохранилась исключительная по качеству резьбы и гармоничной симметричности композиции стуковая резьба на щековых частях портальной арки (рис. 32).

Часто встречающийся в архитектурной декорации Ближнего Востока мотив чередующихся звезд и крестовидных фигур трактован здесь весьма своеобразно. Звезды образованы широкими, четко выступающими рамами и переплетены узкими лентами; в центрах звезд помещаются восьмилепестковые розетки, а промежутки между рамами и лентами сплошь заполнены стилизованным растительным орнаментом, чаще всего спиралевидными побегами.
Теперь перейдем к рассмотрению двух чрезвычайно богатых циклов резьбы по стуку домонгольской эпохи в Средней Азии: одного — в так называемом здании № 1, раскопанном в Термезе, а другого — в мазаре Сафит-Буленд.


Предыдущая страница | Читать далее

© Raretes 2016-2018