Close

Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25


11

Кроме изученных в предыдущих главах видов архитектурной декорации, были еще другие ее виды, имевшие относительно ограниченное применение при декорировании зданий, как резьба по камню, или украшение зданий резным деревом — резными деревянными дверями и колоннами, или, наконец, резьба по необожженной глине.
Только в последнее десятилетие удалось установить наличие на территории Средней Азии зданий из периода до арабского завоевания, облицованных художественно обработанным камнем. Известные еще с 60-х годов XIX в. развалины Ахыр-Таш (в 45 км от Аулиэ-Ата, ныне г. Джамбул), о которых высказывалось предположение, что — это руины здания домусульманского периода, может быть, буддийского монастыря, не поддаются пока точному хронологическому определению. Из рассказа о нем китайского путешественника Чан-Чуня видно, что уже в 1221 г. н. э. Ахыр-Таш лежал в развалинах; но это не разъясняет вопроса о времени его построения. Ахыр-Таш был построен из плит железистого песчаника темно-коричневого цвета; некоторые плиты орнаментированы или оформлены как карнизы, полуколонны и пр.
Кое-какие материалы были найдены во время экспедиций Музея восточных культур в Термезе, когда были обнаружены фрагменты архитектурных деталей из мергелистого известняка с профилировкой в духе греко-буддийского искусства; найдена была целая база из того же материала с размерами квадратного основания 0,96 x 0,96 м. Но особенно интересны были раскопки М. Е. Массона в Айртаме близ Термеза в 1933 г. (изучение продолжено в 1937 г.), обнаружившие обширное здание, облицованное скульптурно и орнаментально обработанным камнем[*]. «На укрепленной возвышенности, — пишет М. Е. Массон[*], — возводились, а может быть, переделывались здания из крупных сырцовых кирпичей, облицованные каменными плитами, возможно, колоннами, великолепным скульптурным карнизом, волютами и антефиксами. Это мог быть или укрепленный буддийский монастырь или дворец правителя с культовыми сооружениями…». Исключительный художественный интерес представляют плиты от скульптурного карниза с изображением музыкантов, держащих в руках музыкальные инструменты и другие предметы (рис. 106).

На другой группе плит карниза, более грубой по исполнению, даны поясные изображения женских фигур между листьев аканфов. Капитель с листьями аканфа была найдена также в Термезе (рис. 107). Эти скульптурные изображения тесно стилистически связаны с памятниками греко-буддийского и ирано-буддийского искусства. Изображения в Айртаме связаны в своем стиле со скульптурами I-II вв. н. э. греко-буддийского стиля северной Индии. Родственной стилистически к изображениям музыкантов является также скульптура солнечного бога ирано-брахманского круга ІV в. н. э., раскопанная недавно в Хайр-Ханэ близ Кабула в Афганистане[*].
Затем чуть ли не в течение тысячи лет в архитектурной декорации зданий применения камня не встречается. Не исключена, конечно, возможность, что раскопки дадут со временем кое-какой материал. Но по теперешнему состоянию наших знаний мы можем говорить о памятниках резьбы по камню лишь XIV в. и позднее.
В архитектуре Средней Азии в период после арабского завоевания резным камнем украшались панели, из камня делались решетки, наличники входов, надгробия, надгробные плиты, из камня высекались нередко базы колонн.
Особенно ранних образцов резьбы по камню до нас не дошло. Самые ранние относятся к XIV-XV вв. Мы остановимся на наиболее ярких примерах. Богато была украшена каменной облицовкой соборная мечеть Тимура в Самарканде, известная под именем Биби-Ханым, начатая постройкой в 1399 г. и оконченная в 1403-1404 гг. н. э. Камень играл необычно большую роль в Биби-Ханым, — значительно большую, чем в других постройках этой эпохи, в которых основным строительным материалом был обожженный кирпич. Во время раскопок территории мечети Биби-Ханым в 90-х годах XIX в. было установлено, что было 338 колонн, на которых держалось арочное перекрытие портиков, выходивших на внутренний двор мечети. И все колонны были из камня. А теперь одиноко стоит у бокового здания мечети только одна колонна, да во дворе лежит несколько обломков цилиндрических колонн из песчаника. У автора истории Тимура — «Зафар-Намэ» («Книга Побед») — Шереф-ад-дин-ал-Язди в рассказе о грандиозных работах, развернувшихся при постройке мечети, сообщается, что «двести человек каменотесов из Азербайджана, Фарса, Индостана и других стран работали в самой мечети, и 500 человек в горах упорно трудились над обтесыванием камня и отправкой его в город… Для сосредоточения материалов 95 гороподобных слонов доставлены были из стран Индии в Самарканд и пущены в дело. С помощью телег, запряженных волами, и большого числа людей волокли они огромные камни… Высокий потолок и чудесный пол полностью были покрыты мраморными тесаными плитами[*]. «Стены вокруг всего здания площадью 83 x 62 м стояли на каменном цоколе. Щековая стена главного входа была выложена белым мрамором; она рухнула при землетрясении 1897 г., но ее разбившиеся плиты сберегаются во дворе мечети.
На рис. 111 воспроизводим этот мраморный портал в том виде, каким удалось его зафиксировать в конце XIX в. Стрельчатая арка перерезывает портал в его средней части; портальная ниша разработана каменными сталактитами и декоративными нишами в семь рядов; тимпан арки покрыт растительной орнаментацией, выполненной низким рельефом с тщательной, но несколько суховатой разделкой деталей. Над тимпаном находится панно с надписью, заключенное в орнаментальную раму. В верхней надписи читается дата начала работ и родословная Тимура. Мрамор хорошо полирован, работа отличается особой тщательностью. Нижние части стен внутри главного входа и помещений снаружи и внутри всех зданий архитектурного комплекса мечети Биби-Ханым были облицованы резным камнем. Теперь лишь немногое сохранилось от облицовки.

Рис. 112 дает понятие об этой каменной панели: в верхнем фризе идут надписи, ниже — тройной ряд сталактитов различных типов и стрельчатых нишек; панель заканчивается полированными плитами. Б другом памятнике тимуровской эпохи — в Гур-Эмире (1404-1405 гг.) — каменная панель отличалась особенно тонкой работой и подбором ценных и редких материалов. При исследовании мавзолея в 1924 г. были обнаружены многие детали, незамеченные ранее. Одним из участников этого исследования, M. Е. Массоном, дается следующее описание этой панели с восстановлением ее первоначального вида. «На узкий мраморный бордюр, — пишет M. Е. Массон[*], — пропущенный по полу, выложенному мраморным известняком, опиралась чудная панель, состоящая из отдельных плит, словно полупрозрачного молочно-зеленоватого мраморовидного оникса различных оттенков. Разбитая на площади, как на отдельные рамы, она была инкрустирована шестигранными зеленовато-черными призматическими бордюрчиками змеевика-серпантина, которые вкладывались в проточенные по линиям геометрического орнамента желобки… В выступающих углах были поставлены полуколонки, выточенные из того же мраморовидного оникса, но более светлого оттенка, и покрытые сверху донизу красочной росписью. Непосредственно над панелью стены были одеты двумя поясами мраморных плит, из которых на нижнем высечены плоские сталактиты, а на верхнем — два ряда надписей с текстами, приличествующими усыпальнице и гласящими о смерти и загробной жизни».
В медресе Улуг-Бека в Самарканде, начатом постройкой в 1417 г. и законченном в 1420 г., может быть отмечено два вида применения камня в архитектурной декорации. Во-первых, в пиштаке этого медресе мраморные плитки с растительным орнаментом чередуются в орнаментации с многоцветными мозаичными розетками. Это создает очень своеобразный эффект противопоставлением одноцветного мрамора и многоцветной мозаики и вместе с тем ровной поверхности мозаичных розеток и рельефа мраморных плиток. Другой вид каменной декорации сохранился во дворе медресе, где панели столбов, разделяющих ниши хуждр и служащих опорами для их столбов, обложены плитами мраморовидного известняка, инкрустированными по выдолбленным желобкам тонкими бордюрами из синих изразцов (M. Е. Массон, Регистан и его медресе, 1926).
Из памятников ХVІІ в. особенным богатством в применении каменных облицовок отличается убранство мечети при медресе Тилля-Кари в Самарканде. Здесь пышно украшенным резьбой камнем облицованы не только нижние части стен, но и вся михрабная стена и михрабная ниша. Нижние части стен облицованы панелью из плит серого мраморовидного известняка с колонками из того же материала; выше идут фризы тройного ряда плоских сталактитов и фризы с надписями. Михраб весь выложен из мраморных плит с надписями и главным образом геометрическим орнаментом с обильной позолотой, откуда и название медресе Тилля-Кари, что значит «покрытая позолотой».
Скажем еще несколько слов о других примерах применения каменных облицовок. Прежде всего — о мраморных решетках в зданиях, порой поражающих тонкостью своей художественной работы. Особенно замечательна решетка из белого мрамора вокруг намогильных камней во внутренней части мавзолея Гур-Эмир[*]. Средняя прорезная ее часть составлена из симметрической повторяющейся композиции геометрического орнамента, рама украшена орнаментацией растительного типа с рельефными изображениями стеблей с листьями и цветами и замкнутыми композициями растительного орнамента в медальонах. Резным мрамором облицовывались надгробия, орнаментальной резьбой покрывались надгробные плиты. Славились резчики по мрамору из Газгана (в 20 км от Нур-Ата в Узбекистане). Целая коллекция такой резьбы была привезена в 1937 г. в Ташкентский музей из Газгана. Образцом такого рода резьбы по камню XIV-XV вв. является плита, вделанная в стену у входа в мечеть при архитектурном ансамбле Шах-и-Зинда в Самарканде. Здесь резьба тончайшей работы из арабесок в тимпане, образованном стрельчатой аркой ложной нишки; в орнаментации этой плиты проведен принцип сплошного заполнения узором и надписями всей поверхности камня.
Замечательнейшим памятником резьбы по камню в Средней Азии является величественное надгробие Хаким-аль-Термези в Термезе (рис. 108, 109 и 110).

По мнению В. В. Бартольда[*], гробница воздвигнута не ранее XIV в., как показывает арабская надпись на ней, написанная почерком насх. Но вместе с тем она не могла возникнуть позднее начала XV в., так как она упоминается в истории Тимура («Зафар-Намэ»), написанной в начале этого столетия. Исторические соображения совпадают с данными стиля, так как орнаментация гробницы близка по мотивам и технике к орнаментации каменных ажурных решеток в мечети Гур-Эмир, относящихся к эпохе Улуг-Бека (первая половина XV в.). Термезскую гробницу вероятнее всего датировать XIV-XV вв. Памятник очень велик по своим размерам (длина около 4 м, высота около 2 м и ширина по цоколю около 1 м). Гробница состоит из трех частей: цоколя и средней части на прямоугольном основании и верхней части в виде саркофага со стрельчатым завершением. Гробница состоит из плит белого мрамора, покрытых многочисленными надписями[*] и орнаментацией. В средней части есть пояс из четырех рядов сталактитов, подобный поясу каменных панелей в мавзолее Гур-Эмир. Задняя торцевая сторона, примыкающая к стене памятника, необычна по композиции; она расчленена тремя стрельчатыми нишами; в боковых нишах находятся выполненные рельефом изображения ламп, подвешенных на цепочках.


Предыдущая страница | Читать далее

© Raretes 2016-2018