Close

Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25


13

Изразцовая декорация

Появление глазури в архитектурной декорации Средней Азии, судя по дошедшим до нас примерам, относится к XII в. Голубой поливой, согласно Якуту, был украшен купол мавзолея султана Санджара в Мерве (середина XII в.). Покрыт голубой поливой фриз с рельефной надписью, бывший на минарете Калян в Бухаре (ныне в Бухарском музее). Отметим еще единственный голубой изразец в замке портальной арки Северного узгенского мазара и изразцы раскопанных на Афрасиабе мечетей, относимых к XII-XIII вв. В обеих мечетях, раскопанных В. Л. Вяткиным и В. В. Бартольдом на Афрасиабе[*], были найдены покрытые поливой фрагменты. «При раскопках, — пишет В. Бартольд[*], — было найдено большое количество кусков жженого кирпича с синими и белыми изразцами …».
Согласно Вяткину, откопанная в 1930 г. рядом с соборной другая мечеть относится, судя по найденным плитам резной терракоты, аналогичным резьбе Южного узгенского мазара, к эпохе караханидов. В терракоту были вставлены куски бирюзовой и темно-синей глазури.
Таким образом, можно сказать, что в домонгольский период в Средней Азии применялась только голубая полива (очень редко темно-синяя), и притом в виде поливных кирпичей, и лишь в минарете Калян в Бухаре — покрытые поливой плиты с рельефной надписью. Покрытую бирюзовой поливой терракоту в Намазге и Магок-и-Аттари в Бухаре, видимо, следует отнести к более позднему времени.
Об основных этапах распространения глазури в архитектурной декорации сооружений Средней Азии можно сказать следующее. Первым этапом было появление поливных кирпичей в украшении куполов (купола небесно-голубого цвета). Затем глазурь появляется на неполивной резной терракоте, сначала частично; затем покрывается глазурью вся поверхность резных или штампованных терракотовых плиток. В дальнейшем появляются новые виды техники: кирпичная мозаика, майолика различных типов и мозаика из цветных глазурей на кашинном черепке. Эти виды изразцовой декорации появляются и получают сколько-нибудь значительное распространение начиная с XIV в., мозаика — с половины XIV в. Вообще XIV в. является периодом особенно интенсивного развития изразцовой облицовки; в течение этого периода входят в употребление все известные виды и типы изразцовой декорации. В дальнейшем происходит развитие уже найденных в эту эпоху типов декора, причем некоторые виды его даже отмирают.
Здания, украшенные изразцами, встречаются в XIV в. в различных районах Средней Азии — и в Самарканде, и в Бухаре, и в различных местах Хорезма. В XV в. особенное развитие получает изразцовая мозаика (и главным образом в Самарканде). Именно к эпохе XIV-XV вв. относятся пользующиеся мировой известностью памятники Самарканда, блистающие многоцветной поливой и поражающие мастерством выполнения. В XVI в. ведущая роль в архитектуре переходит к Бухаре, и изразцовая декорация получает там в XVI и XVII вв. значительное и своеобразное развитие. Начиная с XVI в. техника поливы начинает падать. В XVII в. наиболее интересные образцы находим в Самарканде и Бухаре. В XVIII и XIX вв. происходит дальнейшее ухудшение технического и художественного качества изразцов. Дольше традиции изразцовой декорации держатся в Коканде, а особенно в Хиве, где этот вид архитектурной декорации просуществовал до начала XX в.
Остановимся теперь на вопросе о классификации и технике изразцов.
Больше всего этими вопросами занимался С. М. Дудин, посвятивший этому предмету две работы[*]. Дудин по технике делит изразцы на следующие виды: а) изразчатые мозаики, б) майолики (изразцы) и в) рельефные изразцы. Эту классификацию он делает на основании памятников Самарканда, Бухары, Аннау, Байрам-Али и Шахрисябса.
Сначала о мозаиках. Как они приготовлялись? «Сперва приготовлялись, — пишет С. М. Дудин, — плоские изразцовые плитки толщиной около 15 мм. Масса, из которой они приготовлялись, содержит в себе весьма значительный процент очень мелкого (очевидно, просеянного предварительно) песка при сравнительно небольшом содержании глины. Такое отношение составных частей массы делает ее крайне слабой и хрупкой… Покрывание глазурями производилось простым погружением в краску… Температура печей, необходимая для расплавления глазурей, была не высока… Глазурь наносилась на подслой довольно толстым слоем (иногда до 0,75 мм); она отличается удивительной глубиной и прозрачностью». В чем же заключалась техника самого производства мозаик? Отдельные элементы того или иного орнамента, расчлененные предварительно на простейшие составные части, выпиливались из изразцовых плиток и притачивались подпилками — плоскими и круглыми. Выпиленные таким образом кусочки собирались на гладких досках лицом вниз и заливались слоем белого крепкого гипса. Залитые в гипс куски мозаик прикреплялись затем на стенах в оставленных заранее местах слоем гипса, имеющего более темный цвет вследствие добавления лёсса, так как такая смесь стынет медленнее. «Тоны изразцов, служивших материалом для мозаик, исчерпываются ультрамариновым, употреблявшимся преимущественно для фонов, бирюзовым — для стеблей и листьев орнамента и изредка для фонов, белым — для цветков, розеток, каемок и т. п., зеленым — для фонов и мелких вставок в розетки, желтым — для каемок, цветов листьев и надписей, черным — для фонов, вставочек и более широких каемок. Во вставочных розетках, кроме упомянутых изразцов, встречаются еще бирюзовые и матовые кирпичики, выкрашенные в матовый темный охровый тон, сохранившийся в своем первоначальном виде только на мозаиках внутри зданий…». «Части орнамента, исполненные на мозаиках из желтых изразцов, по-видимому, всегда были покрыты позолотой, которая наносилась на них холодным путем, при помощи какого-нибудь лака или другого вещества, без всякого участия обжига. Следы этой позолоты заметны и теперь на всех почти мозаиках, какие мне пришлось видеть»[*].
В 1921 г. А. Т. Федотов сделал в Ленинграде доклад о технике мозаик Самарканда[*] и высказал взгляд, что «отдельные частицы их не выпиливались из глазурованной готовой доски, как это предполагали раньше, а вырезывались посредством перегородчато-контурного резца — трафарета на сырой пласт основной массы черепка, после чего наносился цветной плавень (аналогия с перегородчатой эмалью). Скреплялась масса алебастром и закреплялась на стене так же, как и изразцы, посредством лёсса; согласованность коэффициентов расширения керамики и скрепляющих растворов обусловила значительную сохранность этих керамических изделий».
Таким образом, Федотов противопоставил теории Дудина свою. В ответ на это Дудин в 1925 г. опубликовал новую статью, в которой опровергает взгляд Федотова и подкрепляет новыми аргументами свою первоначальную теорию, каковая нам представляется более правильной.
Весьма веским аргументом против работы штампом является приводимый пример из орнаментации Улуг-Бека (1420 г.)[*]. Здесь орнамент узкого бордюра, обрамляющего панно с надписью на левой стенке средней арки главного портала, составлен из перемежающихся городчатых кружков и комбинации из двух пар стрельчатых листочков, связанных симметрично основаниями. В углах бордюра должны были бы располагаться кружки. Рассматривая бордюр, мы видим (табл. IX при статье Дудина) в правой части нижнего бордюра, что в одном случае к комбинации из двух пар стрельчатых листочков прибавлен лишний стрельчатый лепесток. Как же это могло случиться при штамповке?
В заключение своей второй статьи Дудин формулирует свои выводы в виде утверждения (стр. 203): «Способ выполнения мозаичных наборов всех самаркандских сооружений и других, не только в Туркестане, но и во всех тех местах, где встречаются облицовки из изразчатых мозаик, происходил путем сборки их из кусочков, выпиленных из изразцовых плиток, покрытых глазурями». Подтверждает правильность выводов Дудина о технике выполнения мозаик нахождение в 1922 г. проф. Баллодом при раскопках в Старом Сарае керамической мастерской целой груды изразцовых выпиловок, приготовленных для мозаичных узоров, но не бывших в употреблении (эпохи 20-30-х годов XIV в.); были найдены подобные же выпиловки при раскопках г. Увека (ныне в МАЭ).
Теперь переходим к майоликам (расписные изразцы). Дудин[*] подразделяет их на три типа: «Первый, самый ценный и красивый по технике и краскам, представляет то же, что и плитки, из которых выпиливались мозаики. Поддержка их хрупка и мягка, светлого тона, с большой примесью песка. Краски ограничиваются ультрамарином, бирюзой, белой и черной, желтый тон не встречается вовсе. Черный тон служит только контуром, нанесенным на поверхность подслоя для разграничения разных тонов и для определения рисунка орнамента. Указанные тона наносились поверх контура и давали сливающийся неопределенный рисунок, что, понятно, было неизбежно при обжиге».
«Второй тип изразцов отличается от первого только тем, что часть рисунка нанесена на обожженный уже фон, — чаще всего красный контур и белые места орнамента. К тонам прибавляется еще зеленый; глазури несколько мутны, краски их не так чисты и прозрачны. Рисунок несколько более груб и небрежен. Некоторые части орнамента покрыты позолотой, нанесенной холодным путем (без обжига)».
«Третий тип майолик — более грубый. Он располагает большим количеством красок глазурей, — к упомянутым уже тонам прибавляются желтый и охряно-красный, но глазури эти мутнее, менее прозрачны и чисты по тону. Подслой — желтый или красный, содержит много глины и потому значительно прочнее, чем у изразцов первого типа. Большинство изразцов этого типа носит следы позолоты по белому узору».
Кроме этих типов изразцов, есть еще один вид — рельефные изразцы; они бывают двух видов: резные от руки и штампованные. Первые бывают или покрыты одной голубой глазурью или глазурью двух-трех тонов: белого (большей частью для букв надписей), бирюзового и ультрамаринового. О технике резьбы можно судить по некоторым изразцам, найденным при случайных раскопках Дудиным в Самарканде; на иных из них сохранились следы подготовительных работ, предшествовавших резьбе (точки, линии, круги), свидетельствующие о том обстоятельстве, что рисунок на них не наносился припорухой, а прочерчивались только необходимые вспомогательные линии, а затем резьба велась прямо резцом.
Проследим теперь пути распространения глазури на памятниках Туркестана в хронологическом порядке. В XII в. мы находим глазурь и в Мерве, и в Самарканде, и в Бухаре, и в Узгене (но все это почти на единичных примерах). От XIII в. памятников сохранилось мало. Лишь в пределах Хорезма, в Куня-Ургенче, находим мы памятник, который можно отнести к началу XIII в., — это мазар Фахр-ад-дин-Рази. Облицовка его купола выполнена глазурованным (с зеленым отливом) кирпичом. Переходным моментом от неполивной резной терракоты к покрытой поливой является тот вид резной терракоты, в которой голубой глазурью покрыты только выпуклые части, общий же тон остается матовым; фрагменты подобного рода находили в Самарканде, и целые плитки схожего типа обнаружены были в Каракалпакии в мавзолее Мазлум-Сулу в 8 км от Ходжейли и в 25 км от Куня-Ургенча[*]. В Мазлум-Сулу сталактиты угловых тромпов украшены своеобразным сочетанием узора голубой поливы по желтоватой неполивной терракоте. Эти узоры бирюзовой поливы представляют собой растительные орнаменты в виде однолистников, двулистников и трилистников. Следующие хронологические памятники, украшенные изразцами, также находятся па почве Хорезма, но относятся уже к первой половине XIV в.


Предыдущая страница | Читать далее

© Raretes 2016-2018