Close

Резной камень

Резной камень Дагестана представляется в разнообразных видах пластики. Редко выступая в крупной полной скульптуре, он дает по преимуществу и монументальный рельеф в округлых тонах с графикой в деталях и вырезанный плоский рельеф силуэтного или контурного порядка. Этот вид резного камня, имевший место в южном Дагестане, стоит на ступени чистой пластики, стремясь моделировать те или иные мотивы в реально-стилистических тонах. Совершенно иной характер в графике северного Дагестана. Здесь тот или иной мотив передается в чрезвычайно примитивной графике в типе graffiti, близкой иногда к детскому контурному рисунку без малейшего стремления к моделировке передаваемого сюжета композиции. Но, как последняя резьба ни проста, все-таки ее сюжетный багаж и весьма разнообразен и по своему смысловому значению весьма интересен.
Пластика южного Дагестана тесно связана и в стилистическом и в композиционно-сюжетном порядке с искусством южного Кавказа; графика же северного Дагестана является своеобразной ветвью искусства преимущественно северного Кавказа.
Художественные композиции южной пластики и северной графики (точнее — петрографики), связанные обычно с монументальными памятниками, одновременно украшают разнообразные предметы быта, входя, таким образом, в широкий и повседневный его обиход. Если сложная техническая трактовка южной пластики является достоянием инвентаря имущих классов, то простая северная резьба примитивного рисунка была доступна бедняку и была его орнаментальным делом по преимуществу. В последней можно видеть произведение народного искусства, смысл которого в данном случае не в сложной форме и виртуозности технического приема, а в содержании композиции, которая передает только схему или скорее упрощенный контур художественного замысла, имеющий определенный реальный смысл для автора и понятный для окружающих.

Южная каменная монументальная пластика украшает архитектурные сооружения и надгробные памятники. В архитектуре она преимущественно там, где нужно подчеркнуть какую-либо конструктивную деталь: в обрамлении дверей и окон (тимпаны, косяки, наличники и т.п.); в украшении подпор тех или иных перекрытий и их частей (столбы, колонны, пилястры и т.п.); опорных выступов перекрытий (карнизы, фризы кронштейнов, гаргули и др.); в подчеркивании этажей (фризы под карнизами и т.п.) и в ряде других случаев.
Надгробные памятники стелообразные (вертикальные) или саркофагообразные (горизонтальные) украшаются на лицевой стороне и на других свободных плоскостях разнообразными символическими изображениями и надписями в орнаментальном тоне.

Монументальная пластика, обслуживающая архитектуру и надгробные памятники, имея разнообразные сюжетные композиции, переходя на предметы быта, также имеет служебную орнаментальную роль и подчиняется их архитектонике.
Многообразие художественных композиций южной пластики охватывает в трактовке изображение человека, диких и домашних животных, птиц и растительный мир, нередко объединяя их в одной композиции. При внимательном просмотре, разнообразные композиции классифицируются по определенным группам. Так, изображение человека наблюдаем в 4-х основных видах: гарцующего на коне, верхом на крылатом коне (Пегасе) или слоне, выступающего в конном или пешем единоборстве на разных состязаниях — своеобразных турнирах (борьба на поясах, конная битва с палицами, стрельба из лука конника или пехотинца), пирующего (сидящий или стоящий с кубком или кувшином), танцующего (у трапезы, может быть, священной и пр.) и даже находящегося в домашней рабочей обстановке (кузнец изготовляет котел, женщина прядет пряжу и пр.).
Из животного мира пластика южного Дагестана дает нам изображение: льва (быть может барса или гепарда), коня, оленя, лани, верблюда, слона, кабана, крылатых львов, коней, оленей, драконов, химеровидных существ, хищных птиц (орлы, соколы), голубей, павлинов и др.
Растительный мир представлен в виде стилизованного плюща или лилии, трактованных или одним волнистым побегом, или массой причудливо и тесно переплетающихся многочисленных побегов в волнистых и спиралевидных формах.
Растительный орнамент, стилизуясь, часто переходит в геометрические схемы, сосуществуя с ленточно-плетеным орнаментом. Звери и птицы изображаются и в особых сложных композициях, например, в симметрично-геральдических позах по сторонам дерева или заменяющего дерево листа, стебля, ветки, а иногда загеометризованного растения в форме ленточного плетения или жгутов. Эти трехчастные композиции, возникновение которых относится к глубокой древности и которые имеют определенный смысл геральдическо-символического характера, не являются единственным мотивом; в групповой композиции трактуется и не менее древняя композиция — борьба животных. Обычно четвероногий, или пернатый хищник или сказочный зверь (лев, барс или гепард; орел или сокол; грифон, дракон или химера) нападает на лань, быка, оленя, зайца, рыбу, птицу или какое-либо другое существо.
Нередко художественные композиции южного Дагестана сопровождаются эпиграфическим орнаментом из арабских букв, который, утратив смысловое значение, часто сохраняет лишь свою эпиграфическую внешность в чрезвычайно архаических тонах, придерживаясь уставных форм письма. Очень часто персонажи художественной композиции трактуются или в спокойной позе или развитом действии на фоне или в среде растительного орнамента.
Все указанные пластические композиции получают свое развитие в Дагестане в эпоху XI-XIV вв. В дальнейшее время разнообразие их исчезает. Это сказывается прежде всего на фантастических персонажах пластики, затем утрачивается человеческая фигура, и только некоторые животные: — лев или барс, олень или лань, хищная птица остаются в орнаментальном ансамбле. Вместо живых существ все больше занимает место растительный мотив, трактовка которого представлена в плоско-силуэтной технике; да и сам растительный орнамент пользуется преимущественно видами садовой и луговой культуры.

Рядом, а иногда и совместно с растительным миром, как бы соперничая, выступает геометрический орнамент, создающийся из ромбов, треугольников, квадратиков, кружков (чистых, заполненных розетками, звездами, или вписанных один в другой), или пересекающихся и переплетающихся в разные формы кругов, волнистых, ломаных, зигзагообразных, спиралевидных и других линий.
Геометрический орнамент в резьбе по камню иногда достигает монументальных размеров (на древних памятниках), иногда же, как и растительный, трактуется с чисто ювелирной виртуозностью (на памятниках XVIII-XIX вв.).
Чем древнее памятник, тем проще и изящнее его растительный и геометрический орнамент; чем он позднее, тем его художественная композиция сложнее, витиеватее, загромождена деталями и притом или до сухости ригористична или же излишне оживлена в деталях.
В древних памятниках ярко выступает большая сила творчества, изящество и художественный размах; в поздних — измельчание стиля, кустарная ювелирность, установившаяся схема, застывший шаблон и застой форм. Все это — яркие признаки вымирания стиля, свидетельствующие о том, что господствовали условия, неблагоприятно сказывавшиеся на свободе народного творчества.
В эпоху XVIII и XIX вв. резьба по камню и на монументальных памятниках и на бытовых вещах однотонна. Всмотревшись в нее, видишь яркую одностильность с гравировкой на металле, с инкрустацией из разных материалов, с работами в стуке, с ковровым тканьем и с другими видами художественной промышленности.
При наблюдении над памятниками пластического искусства южного Дагестана в эпоху феодального общества и в период его разложения весьма ярко видна неразрывная связь с искусством Переднего Востока, центры которого в своем художественном творчестве стоят значительно выше культурных периферий, среди которых и Дагестан занимает не последнее место.
На севере Дагестана резьба по камню имеет, как мы уже указали, иной характер в сравнении с пластикой юга. Это скорее будет петрографика, весьма слабая в художественном отношении, имевшая для человека отчасти символическое значение в своей одной группе, а отчасти реально-бытовое — в другой. В символике сказываются элементы тотемного порядка, возникшие в глубокой древности. В реально-бытовых явлениях выявляется трудовая жизнь человека и окружающая природа.
К символической группе относятся разнообразные знаки на камнях и вещах; среди них имеются: квадраты, круги, треугольники, отдельно существующие и пересекающиеся в усложненные композиции; спирали круглые и квадратные, ординарные и двойные, отчасти выродившиеся [?] крестов и свастики; отдельные кресты (часто явно христианской иконографии) и самостоятельные свастические знаки. За символическими знаками скрывается часто реальная ее природа и структура, характеризующая часто сложную систему миропонимания. В большей своей части эти знаки играют роль апотропея, отгоняющего то или иное зло от жизни человека.
Среди апотропеев прежде всего наиболее употребительны свастические знаки и лабиринтообразная спираль. Не имея возможности остановиться на них подробно, что отвлекло бы нас слишком далеко, мы укажем только на то, что эти знаки имеют свое смысловое значение еще во времена неолита, проходят через богатейшую художественными образами эпоху бронзы и широко распространены в эпоху средневековья.
Резчик изображает сцены битвы людей, причем сражающиеся пользуются копьями, стрелами, кинжалами, палицами и др. предметами вооружения; сцены охоты на оленя, козла и др. животных (оружием для охотника служат те же предметы). Человека на охоте иногда сопровождает собака. Охота в некоторых случаях трактуется на фоне горного и архитектурного пейзажа, переданного в схематических тонах. Пейзаж изображается и отдельно, оживляемый дикими и домашними животными.

Петрографика. Дагестан, Андийский округ, с. Хушдада
Петрографика. Дагестан, Андийский округ, с. Хушдада

Кроме указанных реально-бытовых композиций встречаются изображения разных отдельных предметов, например, солнца, луны в виде округлых личин, звезд. Этот космический элемент сопровождается более или менее волнистой чертой, передающей горы или землю. Далее среди изображений видим: человеческие маски устрашающего вида, изображение раскрытой кисти руки, представляющей, по нашему мнению, апотропеический знак, или же своеобразное клеймо строителя сооружения, как думают некоторые исследователи, и затем — отдельные головы разных животных (лошади, быка, козла и др.).
Резьба по камню в Аварии встречается и монументальным композиционным комплексом; например, она покрывает целые фасады дома. Нам известны два дома в Гунибском округе: один из них находится в ауле Корода, другой в ауле Рухджа. Первый дом принадлежит кр-ну Ачанкилау и сохранил дату его построения «1673 г.» и второй — кр-ну Муртази али Гебет, по времени постройки он близок к первому.

© Raretes 2016-2019