Close
Содержание книги Исторический обзор хлопчатобумажного производства в России:

XIX в.

В 1800 году был издан указ о запрещении привоза из-за границы всякого рода шелковых, бумажных, льняных и пеньковых материй; указ этот, однако, был вскоре отменен Александром I. […] В 1802 году увеличена была пошлина на суровое бумажное полотно и на миткаль, a именно: вместо прежних 10 к. с аршина стали брать 20 к., причем ситцевые фабриканты получали обратно 15 копеек при представлении товаров в Казенную Палату той губернии, где находилась фабрика. В этом указе сделан был примерный подсчет всех вырабатываемых в России ситцев. Оказалось, что к этому времени в России вырабатывалось всех ситцев более чем на миллион рублей, причем на портовые города приходится 500.000 рублей, a иностранных ситцев, полуситцев и выбойки привозилось на 300.000 рублей.
В 1804 году запрещено было привозить по сухопутной Европейской границе белый миткаль, ситцы, полуситцы, выбойки и платки.
В 1806 году издан был указ пропускать беспошлинно всякие машины, в тарифе непоименованные, служащие к сокращению труда на мануфактурах. В том же году стала взиматься добавочная пошлина с пряденой хлопчатой бумаги, как суровой, так и крашеной, в размере 1 рубля на пуд.
Бумагопрядильные фабрики распространялись сначала довольно слабо. Кроме Александровской мануфактуры в 1808 году основана была небольшая прядильная фабрика Ф. И. Пантелеевым в Москве, получившая машины с Александровской мануфактуры. Этому примеру последовали некоторые московские капиталисты и в 1812 году в Москве было 11 бумагопрядилен с 780 прядильными машинами. Все эти фабрики сгорели при пожаре Москвы. Что касается ситцевых фабрик, то в одной Москве в 1811 году их было 27. По сведениям Министерства Внутренних Дел, в 1804 году всего в России было 199 бумаготкацких и ситцевых фабрик с 3709 ткацкими станками и 6566 рабочими. Из числа рабочих, 5430 были вольнонаемные, 986 — поссессионные и 144 — вотчинные. В отчете отмечается, что вольнонаемные рабочие всегда работали лучше остальных. На всех этих фабриках вырабатывалось бумажных материй и платков 4.287.655 аршин. […] В отчете Министерства Внутренних Дел за 1811 год насчитывается лишь 150 хлопчатобумажных фабрик, которыми приготовлено разных бумажных материй и платков более 8 миллионов аршин. По словам отчета, «толь ощутительная разность в количестве изделий не от чего иного произошла, как от того, что многие фабрики при усиливании других сами собою должны были уничтожиться».
Наряду с увеличением количества хлопчатобумажных изделий, изготовляемых в России, шло уменьшение количества этих изделий, приобретаемых за границей. Так, в 1803 году было привезено в Россию бумажных материй на 5.626.117 рублей, в 1804 году их привезено было на 4.462.329 рублей, a в 1812 году только на 1.425.966 рублей (считая все на ассигнации). […] О кумачном производстве этого времени рассказывается в труде профессора Казанского университета, Вуттига, который ездил в 1810 году в деревню Уракбешаки и другие, находящиеся от Казани на расстоянии верст 90. Там были фабрики, изготовлявшие более 50 тысяч кусков кумача в год. Об этой работе делал доклад в Обществе для содействия улучшению и развитию мануфактурной промышленности Сергей Иванович Прохоров. Вуттиг знал татарский язык и потому мог получить много ценных указаний технического характера. «Кумачные фабрики в России существуют уже более 30-ти лет», пишет Вуттиг; «крестьяне покупают кумач для нарядного своего платья, потому что оный красив и прочен. Бухарские мастера, занимающиеся на Казанских кумачных фабриках сами сею работою получают за свое искусство и внимание, для такого дела необходимо нужные, прибыли от 1500 до 2000 рублей и, сверх того, еще с каждого куска кумача по 3 копейки, так что доходы их часто простираются свыше 3000 рублей. На фабриках введено в обыкновение ткать куски материи длиною в 8 аршин, a шириною в 10 вершков, из бухарской пряжи; на каждый кусок материи идет один фунт пряжи, следовательно, из пуда бумажной пряжи выделывается сорок кусков кумача, включая в то число и ущерб или к употреблению негодные места кусков. Ткач, за каждый вытканный кусок, получает по 15 копеек. Рабочие, занимающиеся тканьем, должны отправлять и все прочие работы, так что все они большую половину года ткут, a весною целые два месяца занимаются крашением кумача и прочими работами».
Для крашения употреблялись следующие материалы: ворвань, коровий помет, зольная щелочь, чернильные орешки, сумах, квасцы, мариона и кровь. Главное отличие от способа крашения, употреблявшегося в то время на западе, заключалось в том, что после масловки товар складывался довольно плотно в ящики размером 4 аршина на 5 аршин, причем повышалась от химического процесса температура, a также употреблялась вместо турнантного масла ворвань, то есть рыбий жир.
Из кумачных фабрик, основанных в 18-м столетии, в 1828 году существовали следующие:

  1. Фабрика Арского 1-й гильдии купца, Муссы Усманова, при деревне Кешарах, при собственном доме, на усадебной земле; основана в 1767 г.; сработано кумачей 10.000 кусков при 58 рабочих.
  2. Фабрика Арского купца, Мухаметрахила Мамашева, в деревне Почилка Урламбам, на усадебной земле; устроена в 1778 году покойным отцом его. Число рабочих 20 вольнонаемных; сработано кумачей 3.000 кусков.
  3. Фабрика Арского 3-й гильдии купца, Курмангалея Бурлаева, при деревне Вереслах; устроена покойным отцом его в 1775 году. Сработано кумачей 10.000 кусков.
  4. Арского 3-й гильдии купца Халзы Мамашева, при деревне Урнажбан; устроена в 1776 году дедом его. Сработано кумачей 5.000 кусков.
  5. Арского 2-й гильдии купца, Сулеймана Хозясеитова, в Царевококшайском уезде, в деревне Служилой Уре; устроена в 1795 году нынешним содержателем; сработано кумачей 15.000 кусков.
  6. Арского 2-й гильдии купца Мукмина Хозясеитова, в том же уезде, в деревне Служилой Уре, устроена в 1799 году нынешним содержателем; сработано кумачей 20.000 кусков.
  7. Фабрика Сулеймана Назарова Хузе-Сеитова, при деревне Кугунуре, Вятской губернии, Уржумского округа, Буйской волости, основанная в 1782 году татарином Манасыпом Маматовым. Сработано кумачей 3.000 кусков.

Примечание. Выработка на вышепоменнованных фабриках показана за 1828 год. […] В 1813 году был издан указ о взимании пошлины с хлопчатой бумаги пряденой белой по десяти, a с крашеной по двенадцати рублей с пуда.
После 1813 года решено было пересмотреть тариф и министр финансов, граф Гурьев, хотел сильно сбавить ставки, но против этого восстал министр внутренних дел Козодавлев, которому был подчинен в то время Департамент Мануфактур и Внутренней торговли, a в Государственном Совете — адмирал Мордвинов, считавший необходимым развитие мануфактурной промышленности в России.
В 1816 году был выработан тариф, носивший запретительный характер по отношению к ввозу большинства хлопчатобумажных изделий.
В 1819 году, однако, сильно убавлены были пошлины и запретительная система для большинства товаров была отменена.
По словам графа Канкрина, тариф этот, введенный в 1820 году, убил русское производство, но уже в 1822 году вернулись к тарифу, очень близкому к прежнему.
По Европейской границе, за трехлетие 1802-1804 гг. привозилось в среднем в год хлопчатобумажных товаров на сумму 2.118.685 рублей серебром, a в 1824 году всего лишь на сумму 1.798 тысяч рублей серебром (в 1818 году привезено было хлопчатобумажных товаров на 11.904 тысячи рублей ассигнациями, в 1819 году — на 7.894 тысячи, в 1820 году — на 22.930 тысяч, в 1821 году — на 18.949 тысяч и в 1822 году на 6.253 тысячи рублей ассигнациями. […] В октябре 1813 года заключен в Гюлистане трактат вечного мира и дружбы с Персией, по которому пошлина, как с вывозных, так и с привозных товаров, назначена не свыше 5% стоимости. […] В 1820 году издан был указ о возврате ситцевым фабрикантам пошлин, взятых за белый иностранный товар, считая на ситценабивную машину по 60.000 кусков в год, a на стол по 250 кусков, мерою 30 аршин и весом не более 4¾ фунта в куске.
В 1824 году возврат пошлин на суровые товары для набивки продолжен еще на четыре года.
В 1825-м году сделаны были изменения в пошлинах на некоторые товары; так, с хлопчатой бумаги пряденой, крашеной в Турецкий красный цвет, бралось по 8 руб. с пуда.
Хлопчатобумажное производство не перестает расти, в особенности в Иванове, не взирая на то, что, благодаря континентальной системе, цены на пряжу стояли очень высокие. В 1809 году Яманский употреблял английскую пряжу, стоившую по 150 руб. и бухарскую по 130 рублей за пуд; с этого года английская пряжа ввозится уже под другим наименованием, вследствие введения континентальной системы. В 1810 году ивановские фабриканты покупали бумажную пряжу Александровской Мануфактуры по 200 рублей, a Бухарскую по 150 рублей, a в 1812 году пряжу Александровской Мануфактуры по 100, a иностранную по 150 рублей.
Пожар Москвы в 1812 году сильно увеличил хлопчатобумажное производство в Иванове, так как производство в Москве остановилось надолго. С 1812 года В. М. Киселев в Иванове начинает вести большую торговлю английской пряжей. В 1813 году пряжа Александровской Мануфактуры стоит 120 рублей, a иностранная 160 рублей. Мера ситцев в этом году была 25 аршин в куске, a платков — 18-19 в куске. В 1814 году ситец был мерою 37 аршин в куске и ценился в 45 рублей за кусок, полуситец — 17 аршин в куске, ценою в 25 рублей, выбойка — 25 аршин в куске, ценою 35 рублей, платки — 51 рубль за 18 платков. Яманским в Иванове выработано было за этот год 40.000 кусков ситцев и платков на 1.650.000 рублей (в 1815 году y Яманского выработано было 45.000 кусков на 1.805.000 рублей). В 1817 году, в Иванове, на фабрике Варвары Ефимовой Грачевой было 900 станов, выработавших 29.369 кусков миткаля, мерою 25-37 аршин и 103 набивных стола, на фабрике Михаила Ивановича Яманского — 1.000 станов и 110 набивных столов (рабочих около 1.500 чел.), на фабрике Мефодия Ивановича Гарелина — 1.021 стан и 85 набивных столов (рабочих — 1.407 человек).
В 1814 году ситцевая фабрика Лимана, совсем расстроенная, продана была купцу Веберу. Получив пособие от Правительства, Вебер построил несколько зданий; он оценил свою мануфактуру в 1.000.000 рублей ассигнациями. Через 12 лет, вследствие тарифа 1819 года и закрытия владельцу кредита в Коммерческом Банке, фабрика пришла в упадок и была продана купеческой жене Гордон. В это время выработка ее была 33.000 кусков ситца по 14 р. ассигнациями за кусок, но Гордон рассчитывала, что при выработке даже 18.000 кусков (14.000 машинами и 4.000 ручной работой), ценою от 15 до 20 рублей за кусок, можно было получить 290.000 рублей, так что, за вычетом 144.000 рублей расходов, можно было получать хорошую прибыль. После смерти Гордон, фабрика поступила в заведывание казны. Ценность фабрики определялась тогда в 567.500 руб. ассигнациями. В 1830 году граф Канкрин продал ее за 200 тысяч рублей ассигнациями Битепажу. Битепаж всю ее перестроил и выписал из-за границы машины. Изделия фабрики Битепажа были очень хороши и выделялись на всех русских выставках. В 1847 году владелец фабрики, Федор Федорович Битепаж, вследствие преклонного своего возраста (77 лет) передал фабрику своим наследникам: Ф. В. Шинеману и иностранцу И. X. Шварцвальду.
В 1816 году Тимофей Васильевич Прохоров основывает при своей ситценабивной фабрике первую профессиональную школу.
В 1817 году владельцу Шлиссельбургской ситцевой фабрики Михаилу Веберу дана на 10 лет привилегия на цилиндрическую печатную машину для набивки ситцев, с разрешением воспользоваться этой привилегией и фабриканту Либу, для его фабрики в Ямбурге. По чертежам, приложенным при этой привилегии, можно заключить, что это копия машин, употреблявшихся в то время в Мюльгаузене. В 1818 году выдана была привилегия на 10 лет Федору Битепажу на ту же машину, но только с легкими изменениями. Битепажем выстроена была ситцевая фабрика по Петергофской дороге около Петербурга. В 1821 году выдана была привилегия на 10 лет Гребенщикову в Москве тоже на цилиндрическую печатную машину, которая приводилась в движение не паром, a людьми или лошадьми. Гребенщиков работал на этой машине уже с 1816 года.
В указе 1821 года о возврате пошлин на миткаль, дозволено было получить обратно пошлину Веберу для его Шлиссельбургской фабрики за 60.000 кусков, ему же, для его Царевской фабрики в Московской губернии, за 40.000 кусков, С.-Петербургскому фабриканту Битепажу за 45.000 кусков и Ямбургскому фабриканту Либу за 35.000 кусков, a всего за 180.000 кусков.
Вследствие протекционного тарифа 1822 года, начинается в России развитие бумагопрядильной промышленности. В 1824 году, в Санкт-Петербурге основана была бумагопрядильня Ренненкампфа, в Московской губернии бумагопрядильня Похвиснева.
В 1825 году бумаготкацких и ситцевых фабрик было 484 с 47.021 рабочим. Они изготовляли в год 12.551.770 аршин миткаля, 10.622.660 аршин ситца, 8.209.997 аршин нанки и китайки, 2.452.200 аршин кумача и выбойки, 3.120.551 аршин холстинки и перкаля и 5.170.765 штук платков, всего на сумму 37.033.354 рубля. Красильных фабрик было 66 с 506 рабочими; они изготовляли в год 2.885.199 аршин и 9.917 кусков ситца.
При министре финансов, графе Д. А. Гурьеве, (1810-1823 гг.) в 1819 году Департамент Мануфактур и Внутренней Торговли переходит из Министерства Внутренних Дел в Министерство Финансов; этот переход был очень важен для промышленности, вследствие того, что с 1823 года пост министра финансов занимает Егор Францевич Канкрин, при котором и создалась в России бумагопрядильная промышленность. […] В царствование Александра I сильно развивается ситценабивная промышленность, начинается бумаготкачество и, в самом конце этого царствования, бумагопрядение.
В начале царствования Императора Николая I Александровская мануфактура вырабатывала в год 25.000 пудов бумажной пряжи (1827 г.).
В Московской губернии, в 1827 году, было 4 прядильных фабрики: в самой Москве — фабрика Огаревой, которая имела 2.808 веретен и вырабатывала 2.160 пудов пряжи, a в уезде — фабрики: Пушкина, имевшая 4.720 веретен и вырабатывавшая 2.500 пудов пряжи, Похвиснева, имевшая 3.840 веретен и вырабатывавшая 1.200 пудов пряжи и Виндергерта с 7.776 веретенами, вырабатывавшая 4.000 пудов пряжи.
В Калужской губернии было две прядильных фабрики: Алексея Горяинова, имевшая 1.920 веретен и вырабатывавшая 900 пудов пряжи и Ивана Горяинова, с 1.000 веретенами, вырабатывавшая 450 пудов пряжи, a в Курской губернии — Рахманова с 5.616 веретенами, вырабатывавшая 4.000 пудов пряжи.
В 1828 году, близ Москвы, в Горенках, была основана Волковым бумагопрядильная фабрика в заброшенном дворце гр. Разумовских. Волков перевел туда крепостных из своих деревень. Это была типичная вотчинная фабрика; на ней вырабатывались не только миткалевые номера пряжи, но и более высокие.
По инициативе графа Канкрина, в 1828 году учрежден был Санкт-Петербургский Технологический Институт, старейшее в России учебное заведение «для подготовки людей, имеющих достаточные теоретические и практические познания для управления фабриками или отдельными частями оных», как говорится в «Положении» об учреждении этого института. В Технологическом институте в 1850 году кончил курс Федор Михайлович Дмитриев, техник-пионер в русском бумагопрядильном производстве. Вскоре по окончании Института он занял должность директора Раменской бумагопрядильной фабрики Малютиных.
Бумаго-красильное и набивное производства также не переставали развиваться. В 1829 году в Петербурге состоялась первая мануфактурная выставка; на этой выставке выделялись ситцы Битепажа по иностранным миткалям и москвича Титова на миткалях, выработанных на его фабрике. Титов тоже завел машинное печатание и пригласил для заведывания фабрикой химика Шварца из Мюльгаузена, с платой 20.000 рублей ассигнациями в год. На фабрике Титова работало до 300 рабочих и оборот ее достигал 1.500.000 рублей ассигнациями. Цена ситцев Битепажа была от 2 р. 50 к. до 4 руб. за аршин, a Титова — по 1 р. 80 к. ассигнациями за аршин. В 1830 году в России было уже 27 ситцевых фабрик, имевших печатные машины.
В Иванове первая печатная машина была поставлена в 1828 году Спиридоновым, работавшим чужой товар. С этого времени машины начинают распространяться в Иванове, вытесняя ручную набойку. Цены на труд во Владимирской губернии в это время были следующие: ткачу платили с куска 2 р. 50 к.; цевочнику и шпульнику по 2 р. каждому или 4 рубля обоим с пуда, следовательно по 50 коп. с куска; сновальщику, мотовщику и прочим разным рабочим по 2 р. с пуда, a с куска 25 коп. Всего с куска за работу платили 3 р. 25 к. За набивку платили так: за беленье суровья 50 коп. с куска, набойщику 1 p. 50 к. с куска, штрифовальщику, красильщику, заварщику и прочим разным мастерам 2 р. 50 к., a всего 4 р. 50 к. с куска, считая все на ассигнации.
Фабрикант Посылин в Шуе, сбывавший часть своего товара в Азию, вырабатывал 70.000 кусков в год, станов имел 200 на фабрике, да по деревням 2.000; занимал работой 1.300 человек; перерабатывал в год 12.000 пудов бумажной пряжи. Братья Гарелины в Иванове вырабатывали 30.000 кусков миткалей и все это количество отделывали ситцем. Иван Грачев в Иванове вырабатывал 20.000 кусков, Степан и Ларион Каретниковы в Тейкове — 35.000 кусков миткалей, которые они сами красили и набивали. (Все сведения по Владимирской губернии относятся к 1826 году).
В царствование императора Николая Павловича бумагопрядильная промышленность продолжала развиваться, чему способствовали: тариф 1824 года и увеличение пошлины на пряжу в 1841 году. […] До 1831 года привоз иностранной пряжи для нужд ткацкой промышленности с каждым годом повышается, с 1831 до 1845 г. привоз пряжи остается почти на одном и том же уровне, a затем начинает сильно убывать, привоз же хлопка до середины 30 годов повышается слабо, но затем очень сильно возрастает. Для развития русской бумагопрядильной промышленности очень важно было также то, что в 1842 году Англия дозволила вывоз прядильных машин, что до тех пор было запрещено. Русским фабрикантам приходилось выписывать машины худшего качества из Бельгии; кроме того, выписка машин часто кончалась неудачей, так как привозимых машин некому было налаживать и ремонтировать. Для хлопчатобумажной промышленности Центрального района большую услугу оказал бременский уроженец Лев Герасимович Кноп. Он открыл в Москве в 40-х годах контору для выписывания хлопка и машин из Англии; кроме того, он выписывал из Англии директоров, механиков и мастеров, a также оказывал фабрикантам большой кредит.
О росте бумагопрядильной промышленности вообще в царствование Николая I можно судить но быстрому возрастанию привоза хлопка, a также по росту числа веретен. Так, в 1843 году на бумагопрядильных фабриках насчитывалось 350.000 веретен, в 1849 году — 600.000, a в 1853 году уже 1.000.000 веретен. С уходом из министерства финансов Канкрина (1844 год) меняется взгляд на покровительственную систему, главным образом под влиянием экономиста Л. В. Тенгоборского, и в 1850 году пошлина на суровую пряжу уменьшается с 6 р. 50 к. до 5 руб. за пуд.
Что касается положения бумаготкацкой промышленности, то еще до двадцатых годов 19-го столетия ткачество из фабрики переходит в кустарную светелку; переход этот в 30-х и 40-х годах все увеличивается и увеличивается и только в пятидесятых годах, когда работа стала производиться на механических станках, начинает сокращаться раздача пряжи светелочникам на дом и станки начинают переходить опять на фабрику. […] В 1821 году при императоре Александре I был свободный привоз всех иностранных товаров для Закавказья и транзитный провоз через него в Персию; это оказалось вредным для хлопчатобумажной промышленности, так как она потеряла весь рынок Закавказья и, кроме того, мануфактура водворялась оттуда в Империю контрабандным путем, что показывает усиленный привоз хлопчатобумажных изделий из Персии.
В 1828 году, 10 февраля, в Туркманчае был заключен договор с Персией, по которому с персидских товаров, при ввозе их в Россию, бралась пошлина в размере 5% со стоимости. В 1831 году сделаны некоторые ограничения для транзита товаров через Закавказье, но в 1846 году даны опять большие облегчения.
В 1845 году, для облегчения Кяхтинской торговли, были сделаны следующие изменения в пошлинах с привозимых товаров: бумагу хлопчатую, сырец и пряденую, крашеную и некрашеную, и хлопчатобумажные изделия пропускать беспошлинно; за промениваемые русские хлопчатобумажные изделия выдавать премии: за вельвереты или плисы, с пуда 5 руб. серебром, a за ситцы и все другие бумажные изделия — 6 руб. серебром. Все эти облегчения были сделаны на 3 года. В 1850 году назначена была отпускная премия по 4 рубля, a в 1851 году — по 3 рубля 25 коп. с пуда для всех бумажных изделий, вывозимых в Китай; с 1851 года выдача премий прекращена. […] В царствование императора Александра II бумагопрядильное производство продолжает расти: так, в 1862 году в России было всего 1.600.000 веретен, a в 1877 году уже 2.796.283 веретена. […] В 1856 году постановлено было пониженный тариф для Западной сухопутной границы оставить в силе до пересмотра тарифа.
В следующем же, 1857 году, тариф этот был пересмотрен и издан новый тариф с сильным понижением пошлин на хлопчатобумажные товары.
В 1858 году все пошлины по Европейской торговле были повышены на 5%, a в 1861 году тариф 1857 года повышен был еще на 5%, за исключением товаров персидского и турецкого происхождения, привозимых через Закавказский край и в Астраханский порт.
В 1863 году на некоторые товары пошлина была уменьшена, сравнительно с тарифом 1857 года, a именно, по статье 292, на бумажные ткани, белые и крашеные, пошлина, вместо 40 к. с фунта за товар, привозимый морем, установлена в 35 к. с фунта, a по статье 293-й за такие же ткани набивные, привозимые морем, пошлина, вместо 75 к. с фунта, установлена в размере 65 к. с фунта, но две предыдущих прибавки по 5% оставлены были в силе. В том же году снимается пошлина с хлопка-сырца по Европейской торговле. […] В 1870 году к Черноморским портам Закавказского края стал применяться Европейский тариф, за исключением «бязи и бумажных тканей суровых, небеленых, имеющих в фунте до 8-ми квадратных аршин (ст. 210); за эти ткани, привозимые к Черноморским портам, постановлено брать по 14 коп. с фунта.
В 1876 году постановлено таможенные пошлины взимать золотом, a не кредитными билетами, как было до тех пор, что фактически увеличило пошлины.
В 1878-м году установлена была по Европейской торговле пошлина на хлопок-сырец в 40 к. золотом с пуда.
В 1880 году все пошлины повышены были на 10%, за исключением товаров персидских и турецких, привозимых по сухопутной границе к портам Каспийским, Закавказского края и Астраханскому. […] В 1883 году уничтожен Закавказский транзит, по которому товары беспошлинно перевозились через Россию в Персию.
В 1885 году установлен дополнительный таможенный сбор, сверх прежних пошлин, в размере 10% с каждого рубля золотом причитающихся пошлин со всех привозимых по Европейской и Азиатской торговле хлопчатобумажных товаров, кроме хлопка и пряжи; на тюль и кружева дополнительный сбор установлен в размере 20%. […] Увеличение пошлины на хлопок в России все более и более затрудняло вывоз хлопчатобумажных тканей, так как России приходилось конкурировать с государствами, где хлопок не обложен пошлиной. Чтобы не потерять окончательно внешних рынков, правительство вынуждено было ввести возврат пошлин на вывозимые из России хлопчатобумажные ткани. Россия не только ничего не теряла от введения этой меры, так как, если бы возврата пошлин не было установлено, то экспорт упал бы и уменьшился бы ввоз сырья и собираемая с него пошлина, но и выигрывала, вследствие увеличения производства и доставления заработка большему числу рабочих, a также уменьшения накладных расходов, а, следовательно, и понижения цены товаров на внутреннем рынке.
Возврат пошлин установлен был в феврале 1892 года для хлопчатобумажных изделий, вывозимых по Европейской границе, a также в Персию и Китай, в следующем размере (считая рубль в 1/10 империала).
а) для пряжи и тканей суровых и беленых, с пуда 1 р. 30 к.
б) для пряжи и тканей крашеных в адрианопольский красный цвет 1 р. 85 к.
в) для пряжи и тканей, окрашенных в прочие цвета, a также набивных 1 р. 50 к.
Разница в размере возврата пошлин для тканей, окрашенных в адрианопольский красный цвет, сравнительно с тканями, окрашенными в прочие цвета и набивными, объясняется тем, что для окраски первых употребляется ализарин, обложенный пошлиною в 21 руб. с пуда и, кроме того, ализарина и касторового масла для окрашивания тканей в этот цвет идет много больше сравнительно с материалами, употребляемыми для окрашивания в другие цвета. […] В 1911 году на русских фабриках переработано было около 23.500 тысяч пудов хлопка, в том числе русского — 11.500 тысяч пудов, что составляет 48,9% всего потребленного хлопка. Число веретен в том же году было 8.672 тысячи, пряжи выработано было 21.000 тыс. пудов, хлопчатобумажного товара выработано было ткацкими фабриками 18.500 тысяч пудов. […] О том, чего достигло хлопчатобумажное производство в России в качественном отношении, лучше всего свидетельствуют слова специалиста но крашению и набивке, Joseph’a Dépierre, на Парижской выставке 1900 года, этом последнем действительно международном состязании промышленности: «L’exposition de la Russie a été ce qu’elle devait être: un des plus belles et des plus interessantes».


Предыдущая страница

© Raretes 2016-2019